Читать онлайн "Политическая антропология" автора Крадин Николай Николаевич - RuLit - Страница 32

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

Как конкретно контроль над ресурсами мог увеличивать власть правителей традиционных обществ? Во-первых, имеющиеся ресурсы вождь мог передавать в пользование, "дарить" своим подданным (так же, как и произведенный прибавочный продукт), повышая тем самым свой престижно-социальный статус, а впоследствии и свое экономическое положение. Во-вторых, правитель мог привлекать подданных к обработке общественных или находящихся в его распоряжении ресурсов под каким-либо благовидным предлогом (например, под видом подготовки к празднику или особенной общественной важности этих мероприятий). В-третьих, вождь нередко имел право на лучшую долю ресурсов: самый плодородный кусок земли, самые тучные пастбища, наиболее богатую рыбой или моллюсками часть реки или озера.

Еще один важный момент – это то, как соотносится реальное ограничение доступа к ресурсам с идеологическим обоснованием развития данного процесса. А. Соутхалл полагает, что процесс приватизации ресурсов осуществлялся через зарождение символическо-ритуального неравенства по отношению к ресурсам, ритуальную монополию верхами средств производства, а затем замену последней реальными частнособственническими отношениями (Southall 1991).

Очевидно, что жесткой зависимости в отношении к ресурсам быть не может. Для иллюстрации этого воспользуемся данными о собственности на землю в вождествах и ранних государствах, систематизированными X. Классеном (Claessen, Skalnik 1978: 550-551, 553, Table VI)[15].

число случаев теоретич. владение обществ. владение феодальн. владение личное владение отриц. результат нет данных

Правитель 21 9 5 1 2 1 4

Аристократия 21 – 8 7 6 1 4

Жречество 14 – 8 1 2 – 4

Джентри 15 – 7 3 3 1 2

Мелкие владельцы 19 – 12 1 7 – 1

Только в ограниченном числе случаев из данной выборки правитель и его родственники имели реальную собственность на землю (личная – Джимма, Куба, "феодальная" – Йоруба). Почти в половине обществ существовали теоретические представления об "идеальной" собственности

царей на землю. В пяти случаях существовали представления о коллективной собственности на землю.

Что касается управления, контроля и перераспределения в целом, то их следует рассматривать как разные стороны единого процесса монополизации общественно-полезных функций. В силу занимаемого места в системе управления обществом правитель и его окружение, владея информацией и ключевыми рычагами в распределении ресурсов и произведенного прибавочного продукта, выступают (или могут выступать) в качестве идеологических собственников средств производства и прибавочного труда. Однако данная "собственность" столь же условна, как "собственность" бюрократов в государственном способе производства, и производна от функции власти, т. е. от места в иерархии управления обществом.

Рассмотрим теперь более подробно дополнительные факторы усиления власти.

Контроль над обменом и торговлей

Ограничение доступа к внешнеторговой деятельности – это универсальная черта поведения, характерная как для надлокальных первобытных обществ, так и для ранних государств (Webb 1975; Ekholm 1977; D'Altory, Earle 1985; Brumfiel, Earle 1987; Шнирельман 1988; Kipp, Schortman 1989; Claessen 2000 и др.). В выборке из 19 вождеств и ранних государств только в двух политиях внешнеторговая деятельность не была признана существенной (Claessen, Skalnik 1978). Право на внешний обмен ограничивалось, как правило, только правителем общества или же главами общин или линиджей, как в знаменитой куле у тробрианцев, подробно описанной Малиновским. Это давало вождям дополнительные возможности для привлечения сторонников и делало разрыв в статусе между "слугами общества" и простым народом еще более ощутимым.

Существует немало различных моделей, демонстрирующих то, как внешняя торговля могла вести к развитию власти. Одна из наиболее часто цитируемых гипотез – концепция "африканского способа производства" французской исследовательницы К. Кокри-Видрович. В ходе второй дискуссии об азиатском способе производства Кокри-Видрович выступила против отнесения африканских обществ к модели азиатского способа производства. Типичный вариант сложения восточной деспотии – от ирригации к тотальному государству – по ее мнению, для Африки был невозможен. Что же тогда способствовало созданию государственности на Черном континенте? Кокри-Видрович полагает, что фундамент данного способа производства составляла монополия элиты на внешнеторговый обмен с более развитыми европейскими обществами. Вожди и цари поставляли европейцам рабов и слоновую кость.

За это они получали огнестрельное оружие и предметы престижного потребления. Получив импортные товары, они распределяли их среди общин – именно на этом держалась власть правителей африканских вождеств и ранних государств. Основные положения данной гипотезы были опубликованы в 144-м номере журнала "La Pansee". Данная статья часто цитируется, однако впоследствии ни сама автор оригинальной гипотезы, ни другие исследователи не пытались развивать данные положения.

Еще одна модель посвящена изучению того, как торговля влияла на становление архаической государственности в древней Месопотамии. На примере юго-западного Ирана Г. Джонсон и Г. Райт попытались показать, что приток кочевников из-за нагорных районов вызвал интенсификацию обмена между номадами и земледельцами. Кочевники поставляли земледельцам продукты скотоводческого хозяйства, получая взамен сельскохозяйственную продукцию и керамику. Это стимулировало развитие земледелия и соответствующих видов ремесла у оседлых жителей. Постепенно формируется торговая сеть, в местах сосредоточения обмена развивается административная власть. Наличие институтов власти подтверждается находками печатей, штампов. Власть контролирует потоки товаров и каналы их распределения. Со временем возникают центры пересечения связей более высокого характера, наконец, вся система интегрируется в трех- и четырехуровневую иерархическую систему во главе с крупным городским центром. Наличие такого количества уровней позволяет сделать вывод о сложении государства (Johnson 1973; Wright, Johnson 1975, Wright 1977; 1978).

В целом исследования антропологов и археологов показывают, что внешнюю торговлю можно рассматривать как один из способов конкуренции элиты за высокий статус, который приводил к повышению позиций более удачливых вождей и к формированию широкой сети династических браков, вассальных и союзнических отношений. Правители, чьи вождества и ранние государства были расположены в стороне от главных торговых артерий, вели войны за возможность контроля ключевых пунктов обмена.

Однако внешнеторговые отношения нельзя рассматривать в качестве устойчивого канала повышения власти, поскольку внешний обмен сам являлся нестабильным и был подвержен циклам спада и роста. Хороший пример демонстрирует сравнение юго-восточных испанских вождеств (милъярская культура) с португальскими (культура Вила Нова). Поскольку власть в первых была основана на контроле внутренней экономической деятельности, то они являлись более устойчивыми, чем вторые, власть в которых базировалась на контроле внешнего обмена и распределении полученных товаров (Earle 1987).

Если обмен и торговля осуществлялись с более развитыми обществами, то они интенсифицировали все внутренние процессы в сложных обществах. Но в то же время торговля не являлась ведущим фактором политической эволюции. Она могла способствовать трансформации предгосударственных обществ в ранние государства только с возникновением широкой торгово-обменной сета, а власть элиты больше зависела от управления экономикой и контроля над вооружением (Kipp, Schortman 1989).

вернуться

15

В примечании к таблице отмечено, что в одном случае применительно к правителю и в

     

 

2011 - 2018