Читать онлайн "Политическая антропология" автора Крадин Николай Николаевич - RuLit - Страница 45

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

Политические единицы в аграрную эпоху очень различаются по размерам и типу. Но их можно приблизительно разделить на два вида или скорее полюса: локальные самоуправляющиеся сообщества и большие империи. С одной стороны, существуют города-государства, остатки родовых общин, крестьянские общины и так далее, ведущие свои собственные дела с очень высоким коэффициентом политического участия (по удачному выражению С. Андрески) и с неярко выраженным неравенством; и с другой стороны – огромные территории, контролируемые сконцентрированной в одном месте силой (Геллнер 1991: 47).

Большое количество примеров в подтверждение мнения Геллнера приводится в статье Ю.И. Семенова о различных путях политогенеза (Семенов 1993). Правда, Семенов и в этой работе остается верным однолинейной марксистской схеме.

Попытки проверить данную модель на основании формальных кросскультурных методов демонстрируют устойчивые корреляции между такими показателями, как "размер семьи", "родовая организация", с одной стороны, и степень демократичности политической организации – с другой. В частности, для иерархических обществ характерны жесткие надобщинные структуры, родовая организация, большесемейная община, тогда как для неиерархических-территориальная организация, территориальная община, малые формы семьи (А.В. Коротаев и Д.М. Бондаренко). Можно также допустить, что данная билинейность имеет какие-то более фундаментальные основания, поскольку она характерна не только для развитых цивилизаций, но ее истоки можно проследить на самых ранних этапах истории человечества (О.Ю. Артемова) и даже у приматов (М.Л. Бутовская).

Во-вторых, для жителей небольших (в том числе горских) обществ характерна высокая степень политической активности ("протестности" – по Ш. Айзенштадту), тогда как для подданных равнинных аграрных государств (в первую очередь крестьян) – более пассивное политическое поведение. Последнее обстоятельство отмечалось многими исследователями крестьянских сообществ (Э. Вольф, Дж. Скотт, Э. Хобсбаум, Т. Шанин и др.).

Интересно, что у многих горских народов участие масс в политической деятельности приводило к блокированию развития антидемократических тенденции. В конце XVIII в. у адыгов Кавказа произошли так называемые антиаристократические революции, в результате которых многие из местных князьков были убиты или изгнаны. У качинов Тибето-Бирманского нагорья в середине XIX в. власть наследственных вождей также была свергнута. Подобный демократический переворот произошел у нага северо-восточной Индии (Покровский 1958; Маретина 1980; Шинкарев 1984). Исходя из этого, уже не кажется такой случайной победа афинского демоса над аристократией, римского плебса над патрициями, а античный путь развития столь уникальным.

4. Происхождение государства

Едва ли не самый дискуссионный вопрос политической антропологии – образование государственности. Существует множество различных точек зрения на этот счет, В эпоху Нового времени возникла так называемая теория "общественного договора" (Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж.-Ж. Руссо), согласно которой государство возникает как продукт внутреннего соглашения между людьми, которые передают часть своей свободы и власть государству, чтобы обеспечить общественный порядок и неприкосновенность собственности. В XIX в. появилась "завоевательная" теория политогенеза (Л. Гумплович, Ф. Оппенгаймер). Ее сторонники полагали, что первые государства возникли в результате внешнего фактора – завоевания воинственными кочевниками или викингами земледельческих обществ и установления победителями эксплуатации подчиненных.

В тот же период были созданы основы марксистского учения о классах и государстве, согласно которому государство представляет собой политическую машину для подавления господствующими классами трудящихся масс ("Манифест Коммунистической партии", 1848). В то же время К. Маркс и Ф. Энгельс выдвинули две основные модели вызревания государства. В "Экономических рукописях 1857-1861 гг." К. Маркса и в "Анти-Дюринге" (1978) Ф. Энгельса возникновение государства и классов описывается как процесс постепенной узурпации вождями своих управленческих функций, превращения первоначальных "слуг народа" в "господ над ним". В "Происхождении семьи, частной собственности и государства" (1884) Энгельс нарисовал иную картину политогенеза: развитие экономики приводит к росту прибавочного продукта, появлению имущественного неравенства и классов. Господствующие классы для охраны своей собственности изобретают государство – сначала рабовладельческое, затем феодальное.

В XX в. продолжилось изучение проблемы происхождения государства. "Завоевательная" теория оказала определенное воздействие на немецких марксистов К. Каутского и Г. Кунова, ее влияние прослеживается в работах Р. Турнвальда, Д. Вестермана, Л. Крэдера и Р. Карнейро. Обстоятельная критика "завоевательной" теории принадлежит американскому этнологу Роберт Лоуи (1883-1957). В книге "Происхождение государства" Лоуи показал, что завоевание далеко не всегда ведет к государству. В истории были примеры государств, которые были созданы без завоевания. Наконец, для того чтобы завоевание привело к государственности, общества покорителей и побежденных должны были обладать некоторой стратификацией. Следовательно, не только война может быть причиной, ответственной за возникновение государства.

Сам Лоуи являлся сторонником функциональной версии, он полагал, что организационная деятельность предводителей могла привести к складыванию государства, хотя и не продемонстрировал, как этот процесс должен был происходить в истории (Lowie 1927).

Известный востоковед и критик советского авторитаризма Карл Виттфогель (1896-1988) выдвинул ирригационную теорию политогенеза, согласно которой первоначальная государственность и развитие власти напрямую связаны с необходимостью строительства для общества крупномасштабных оросительных сооружений (Wittfogel 1957).

Эстер Босерап высказала предположение, что предпосылкой государства является демографический рост. Когда осваивается вся территория обитания и население максимально возрастает, возникает необходимость в интенсификации сельского хозяйства. Это предполагает совершенствование организации управления, что сопровождается дифференциацией статусов, увеличением "социокультурной сложности" и генезисом государства (Boserup 1965).

Отчасти эти идеи перекликаются с "ограничительной" (circumscription) теорией Роберта Карнейро, который показал, что генезис государства связан главным образом с ростом населения и увеличением конкуренции за ресурсы, что в свою очередь приводит к умножению конфликтов и войн. Естественный выход из этого – введение политической иерархии. Она, с одной стороны, закрепляет господство победивших в конфликтах групп и, с другой стороны, интенсифицирует производство для разрешения демографических и экономических проблем (Carneiro 1970).

Грегори Джонсон и Генри Райт (Johnson 1973; Wright, Johnson 1975; Джонсон 1986), изучая механизмы реагирования социальных систем на различные стрессы, пришли к выводу, что увеличение размеров социальной системы возможно до определенного порога. При чрезмерном увеличении нагрузки уменьшается эффективность существующей организации принятия решений. Чтобы справиться с возникшими перегрузками, необходимо ввести организационную иерархию, т. е. государство. Рассмотрев системы поселений в Месопотамии, они пришли к выводу, что переход от двухуровневой политической организации к трехуровневой сопровождался изменениями в архитектуре, специализации поселений, масштабной урбанизации. Все это, по их мнению, дает основание предположить, что для вождеств была характерна двухуровневая иерархия (локальные общины и центр), тогда как для ранних государств – трехуровневая (деревни, районные центры и столица).

Еще одна популярная модель-торговая. Ее основная посылка основана на том, что торговля на большие расстояния является важным компонентом увеличения власти правителей вождеств и ранних государств. Получая из-за границы своих владений редкие и диковинные товары и распределяя их внутри общества, иерарх контролировал ре-дистрибутивную сеть, повышал свой престиж и увеличивал влияние на подданных (Webb 1975; Ekholm 1977).

     

 

2011 - 2018