Выбрать главу

Внезапно накативший холод покалывает кожу, особенно пальцы.

– Так. Скоро прибудут особые гости, да и у тебя мало времени, –  старичок настойчиво протягивает пирожки. – Всё просто. Съешь зелёный – и ты студентка магической академии Драконов, съешь красный – и мы со следующей волной отправим тебя назад.

«Каких драконов?» – замираю.

– Почему мало времени?! – отмираю я. – О чём вы? Какие пирожки? Какая волна? Да, я хочу есть! Я с утра почти не ела, но ваши пирожки… Почему они такого цвета? Отравить хотите?!

– Какой выбираешь: красный или зелёный?

Снова вибрация, аж зубы стучат. Хлопок, эхо, в соседнем зале кого-то называют. А я смотрю на два ярких недоразумения, одним из которых старик хочет меня накормить. Воздуха не хватает, с каждой минутой всё холоднее.

– Не буду это есть. – Отступаю от него. – Что здесь происходит?

– Мы замаскировали адаптационные магические препараты под еду твоего мира. Субстанция, как смогла, подстроилась. Ешь скорей! В твоём мире лишь отголосок магии, твоё тело не готово принять её! – частит старик.

Всё холоднее. «Что делать?!» – обхватываю себя руками, оглядываюсь. Стены теряются в сумраке. Пол переливается сетью непонятных знаков.

– Вы не шутите? – Дрожу от холода. Воздуха не хватает. – Это серьёзно? Когда? Как вы сказали – волна? Если буду учиться, смогу попасть домой? Какие плюсы и минусы?

– В нашем мире – Эёран – есть магия. Мы стараемся привлечь одарённых. Даже из непризнанных, миров, как твой. Подобных тебе принимаем отдельно и даём выбор. Против воли принять магию невозможно. Не хотел давать много информации, лишь вызвать интерес. Обычно, как слышат про магию, хватают зелёный. Повторюсь: зелёный откроет перед тобой двери нашей академии. После обучения, став полноценным магом и членом нашего общества, сможешь навещать родину. Красный запечатает твою магию, ты больше не будешь с ней взаимодействовать. В этом случае назад тебя отправить сможем только с волной. Это магический всплеск, возникающий при смещении миров. Следующий через пять лет по твоему времени, по прибытии печать активируется полностью, и ты забудешь всё, что здесь было.

– Если съем красный, что я буду делать эти пять лет? Что за бред? Вы меня разыгрываете? – последнее я почти шепчу, а по спине ползёт жар.

– Обычно, от скуки, отвергнутые занимаются общественными работами. – Голос у старика спокойный, но в позе чувствуется напряжённость. – И да, если в течение пяти минут не сделаешь выбор…

– Я… это… – Язык немеет, мысли вязнут загустевшим киселём. Было холодно, а теперь жарко.

Старик в левой руке держит пирожки, а правой достаёт из кармана красную сферу.

– …я буду вынужден провести экстренное запечатывание.

Как сладко поёт… Сколько негативных слов ассоциирует с красным пирожком: «отвергнутые», «скука» и самое страшное – «общественные работы». Жар усиливается, под коленями разливается слабость. Убрав сферу, старик подхватывает меня под руку. Похоже, предупреждение не шутка. Вроде, он хочет договориться. Его кинжал вжимается в моё бедро. Старик вооружён. А у меня нет сил сопротивляться, всё плывёт. Захочет – силой затолкает мне эти пирожки. Куда ему надо, туда и затолкает.

Тянусь к ядовитым на вид пирожкам.

Дрожание пола, отдаленные хлопки. Гул в ушах. Фокусироваться тяжело.

Красный или зелёный? Зелёный или красный? Вдруг вспоминается мужчина с клеймом на лбу. Дрожащими пальцами стискиваю зелёный. И впрямь похоже на пластилин.

– Съесть, – бормочет над ухом старик, – ты должна съесть сама, мне лучше не помогать. Сам могу лишь запечатать.

Кусаю: вата. Я жую кислую, сводящую челюсти вату. Резкий вкус будто прочищает мозги.

– Надо съесть всё. – Старик стискивает мой локоть сильными пальцами.

Запихнув остатки пирожка, ворчу с набитым ртом:

– Не могли вкуснее сделать?

– Вот умница. А ты боялась. Я Эзалон, заместитель ректора. Завтра всё объясню. Не будем терять время.

Жар сменяется холодом, ноги скручивает судорога. Старик роняет красный пирожок и обеими руками удерживает меня от падения. Из тени выходят люди в синих халатах или мантиях, подхватывают меня под локти.

– На инициацию её, потом как обычно, – распоряжается Эзалон.

Снова дрожание пола. Меня тащат в темноту. Хлопок раздаётся ближе. В сумраке проступает большая арка, проход которой затянут мыльным пузырём.

– Спешим приветствовать, третий наследный принц королевства Озаран многоуважаемый Саран Озаранский, – раздаётся совсем близко.

Нашу процессию обволакивает странная «мыльная» пелена прохода, в тот же миг меня словно выкидывает на берег из мутной воды.