Читать онлайн "Повесть о доме Тайра" автора Юкинага Монах - RuLit - Страница 7

 
...
 
     


3 4 5 6 7 8 9 10 11 « »

Выбрать главу
Загрузка...

В эти дни, рассеянно водя кистью по бумаге, сложила она стихотворение:

Не тонут в протоке слова, как плавучий бамбук, — теченьем уносит молву о завидном уделе, об этой повинности тяжкой...

Неизвестно, как прослышали люди об этих стихах, но их передавали из уст в уста и все жалели бедную женщину.

Вскоре наступил день отъезда во дворец. Министр-отец и другие придворные провожали невесту согласно церемониалу, с особой пышностью разукрасив карету, но она не спешила ехать, ибо свадьба эта была ей вовсе не по душе. Только когда стемнело и наступила глубокая ночь, позволила она усадить себя в карету.

Так вступила она в императорские чертоги, поселилась во дворце Прекрасных Пейзажей и преданно служила государю, советуя ему посвятить все помыслы управлению страной.

В тех покоях, во дворце Сисиндэн[71], Небесном Чертоге, есть раздвижные перегородки, на которых нарисованы мудрецы и святые[72]. На одних, как живые, изображены И Инь, Ди Улунь, Юн Ши-нань, Тайгун Ван, Жань Лисяныпэн, Ли Цзы и Сыма; на других — длиннорукие и длинноногие страшилища-люди и китайские кони на полном скаку, а в зале Демонов[73] — полководец Ли, как живой.

Прекрасные картины! Недаром сам Оно-но Тофу[74], правитель земли Овари, семь раз переписывал на них надпись! И еще есть там, говорят, во дворце Прохлады и Чистоты, раздвижная перегородка, на которой в давние годы Канаока из Косэ[75] написал предрассветную луну над далекой горной вершиной. Как-то раз покойный император Коноэ, еще в детские годы, расшалившись, запачкал эту картину, и пятно это так и сохранилось с тех пор. При виде сей памятной отметы императрица, наверно, с грустью вспомнила прошлое, потому что сложила стихотворение:

Не чаяла я,что в жизни, столь краткой и бренной,мне будет дано,вернувшись сюда, любоватьсявсе той же луною в тумане...

С тоской вспоминала она о счастливой поре, когда душа в душу жила во дворце с покойным государем Коноэ.

8. Спор из-за скрижали

Но вот весной 1-го года Эйман разнесся слух, что император Нидзё болен, а с наступлением лета недуг его стал еще тяжелее. У императора был малолетний сын Рокудзё, рожденный ему дочерью Канэмори из Ики, помощника Главного казначея. Пошли толки, что наследником объявят этого двухгодовалого ребенка. И в самом деле, в том же году, в двадцать пятый день шестой луны, вышел высочайший указ о передаче трона малолетнему принцу. В тот же вечер состоялась церемония отречения больного императора Нидзё. Смятение и тревога охватили страну. Ученые люди, сведущие в делах минувших, говорили: — Если обратиться к сходным примерам в прошлом, когда на троне в нашей стране восседали императоры-дети, увидим, что после государя Монтоку царствовал девятилетний государь Сэй-ва. Его дед по материнской линии, благородный Ёсифуса, помогал юному государю, подобно Чжоу-гуну[76], взявшему в руки власть, чтобы временно управлять страной вместо малолетнего Чжоуского Чэн-вана[77]. С той поры и началось регентство в нашем государстве!.. Император Тоба вступил на престол пятилетним, император Коноэ — трех лет от роду, но люди уже тогда твердили, что новые государи слишком уж незрелы годами! Ныне же императору Рокудзё исполнилось всего лишь два года. Такого еще никогда не бывало! О безрассудство!

Тем временем, в двадцать седьмой день седьмой луны того же 1-го года Эйман, прежний император Нидзё скончался. Ему было всего двадцать три года — цветок, увядший, не дождавшийся расцвета!.. Все обитательницы женских покоев, те, кто живет за парчовыми завесами и драгоценными ширмами, предавались глубокой скорби. В ту же ночь покойного государя похоронили у горы Фунаока, на равнине Рэндайно, к северо-востоку от храма Корюдзи.

Во время погребения между чернецами монастырей Энрякудзи[78] и Кофукудзи[79] вышел спор из-за того, кому раньше ставить священные скрижали — поминальные доски, и обе стороны нанесли друг другу изрядное оскорбление. Издавна повелось, что после захоронения праха покойного государя участники погребального церемониала, монахи из Нары, Южной столицы, и Хэйана, столицы Северной, ставят по четырем сторонам гробницы скрижали своего храма. По обычаю, первыми ставят скрижаль монахи Великого Восточного храма Тодайдзи[80] в Наре, воздвигнутого повелением императора Сёму, и все остальные признают за ними это неоспоримое право. Затем наступает черед монастыря Кофукудзи, основанного предками вельмож Фудзивара. За ними следуют монахи Энрякудэи, главного храма на Святой горе Хиэй, и, наконец, заканчивает обряд обитель Трех Источников, Миидэра[81], основанная по воле императора Тэмму блаженными вероучителями Кёдаем и Тисёдайси.

Но на сей раз — неизвестно, отчего и зачем? — монахи Святой горы нарушили обычай минувших лет и водрузили скрижаль вторыми, раньше чернецов Кофукудзи. Пока святые отцы из Нары судили и рядили, как ответить на эту дерзость, два рядовых чернеца монастыря Кофукудзи, Каннонбо и Сэйсибо, известные забияки, внезапно выскочили вперед — Каннонбо в коротком черном панцире, с алебардой на длинном белом древке, Сэйсибо — в желтовато-зеленом панцире, с мечом в черных лакированных ножнах, — повалили скрижаль Святой горы на землю и изрубили ее в мелкие щепки. При этом оба во весь голос горланили песню:

Эй, пой, гуляй кто хочет! Водопад бурлит, грохочет. Жарко солнце припекает,А воды[82] не убывает. Хлещи, водопад, Шуму-грому всякий рад! —

после чего оба смешались с толпой собратьев, монахов Южной столицы, Нары, и скрылись.

9. Сожжение храма Киёмидзу[83]

Если бы монахи Святой горы ответили таким же бесчинством, то, верно, завязалась бы изрядная потасовка, но оттого ли, что задумали они нечто совсем иное, никто из них не промолвил ни слова. И то сказать, ведь совершалось погребение покойного государя, казалось бы, даже бесчувственные деревья и травы должны поникнуть от горя; а между тем и благородные, и низкорож-денные, испуганные этим непристойным событием, все как один разбежались кто куда, не помня себя от страха.

Спустя два дня, в час Коня[84], вдруг прошел слух, что монахи Святой горы несметной толпой спускаются вниз, в столицу. Самураи и чиновники Сыскного ведомства прискакали к западному подножью горы, чтобы преградить им путь, но монахи без труда смяли их ряды и ворвались в город. И тут неизвестно кто сболтнул, будто прежний император Го-Сиракава нарочно приказал монахам спуститься с горы в столицу, дабы с их помощью расправиться с домом Тайра. По этой причине отряды самураев вступили во дворец и взяли под охрану все помещения дворцовой стражи у ворот на всех четырех сторонах ограды. Все родичи Тайра без промедления собрались в Рокухаре. Сам прежний государь Го-Сиракава поспешно прибыл туда же.

Князь Киёмори — в ту пору он был всего лишь дайнагоном — был чрезвычайно испуган этими слухами. Напрасно успокаивал его сын, князь Сигэмори, повторяя: «Не может того быть!» Все в Рокухаре ходило ходуном, шумело и волновалось.

Меж тем монахи горы и думать не думали нападать на дом Тайра. Вовсе не приближаясь к Рокухаре, они обрушились на совершенно непричастный к минувшей ссоре монастырь Киёмидзу и все там сожгли дотла, не пощадив ни одного строения — ни главного храма, ни монашеских келий, ибо храм Киёмидзу подчинялся монастырю Кофукудзи в Наре. То была месть за позор, пережитый монахами горы во время похорон покойного императора Нидзё.

вернуться

71

Сисиндэн — парадный дворец в дворцовом комплексе Запретного города в столице Хэйан, букв.: «Небесный Чертог», то есть обитель «Владыки Неба», императора.

вернуться

72

...нарисованы мудрецы и святые — Далее перечисляются герои (некоторые из них — легендарные) древней истории Китая: И Инь — мудрый советник иньского государя Танвана (эпоха Инь — 1401 — 1122 гг. до н. э.): Ди Улунь — добродетельный сановник времен правления позднеханьского императора Чжан-ди (75—88); Юй Ши-нань — мудрый советник танского императора Тайцзуна; Тайгун Ван — наставник чжоуского государя У-вана, содействовавший свержению жестокого деспота последнего иньского государя Чжоу (Синя) и победе У-вана (XI в. до н. э.); Жань Ли-сянынэн — один из «Четырех белобровых старцев», четырех мудрецов Ханьской эпохи: Ли Цзы — министр и сподвижник танского императора Тайцзуна; Сыма — комментаторская традиция не установила личность этого персонажа.

вернуться

73

...в зале Демонов — полководец Ли, как живой — Военачальник Ли Гуан, служивший при ханьском императоре У-ди (годы правления — 141—87 до н. э.) и отличившийся многократными победами над племенами сюнну (гуннов) на северо-западных границах Ханьской империи. На ширмах, изображающих Ли Гу-ана (находящихся не во дворце Небесный Чертог, как ошибочно указано в тексте «Повести», а во дворце Прохлады и Чистоты), изображен популярный сюжет — Ли Гуан стреляет в камень, по ошибке приняв его за лежащего тигра.

вернуться

74

Оно-но Тофу (иначе — Митикадзэ из рода Оно, 896—966) — знаменитый каллиграф.

вернуться

75

Канаока из рода Косэ — основатель средневековой школы живописи, преимущественно религиозного (буддийского) содержания (IX в.). Легенда гласит, что конь, нарисованный им в храме Ниннадзи в г. Хэйан, каждую ночь оживал и носился по окрестностям.

вернуться

76

Чжоу-гун, по имени Дань, младший брат основателя Чжоус-кой династии У-вана (см. выше) — дядя малолетнего правителя Чжоуского Чэн-вана, сына У-вана, которого он наставлял на путь добра, историческая традиция рисует его добродетельным мудрецом.

вернуться

77

Чжоуский Чэн-ван — правитель древнего китайского царства Чжоу (II тыс. до н. э.).

вернуться

78

Монастырь Энрякудзи — буддийский монастырь, расположенный к северу от столицы Хэйан (современный г. Киото на горе Хиэй, иначе Хиэйдзан), основанный в 785 г. (по японскому летосчислению— в 4-м году Энряку; отсюда название) монахом Сайте (767—822, посмертное имя Дэнгё-дайси), одним из ведущих деятелей буддийской церкви в эпоху раннего Средневековья в Японии. Центр буддийского вероучения Тэндай (букв.: «Оплот Небес»), встретившего резкую оппозицию со стороны ранее утвердившихся в Японии буддийских сект Кэгон, Хоссо и др.

Монастырь Энрякудзи, своеобразный «научный центр» Средневековья, воспитавший многих идейных лидеров XII, XIII, XIV вв. — Хонэна, Синрана, Догэна, Нитирэна и др., — был крупной феодальной единицей, обладавшей экономической и военной мощью, располагал многочисленными отрядами воинственных монахов («со хэй») и активно участвовал в политической жизни. Добиваясь каких-либо своих требований, монахи нередко устраивали форменные набеги на столицу, наводя ужас на ее жителей. Конец могуществу монастыря Энрякудзи положил только в 1571 г. Ода Нобунага, один из объединителей страны, который после осады сжег монастырь дотла. С окончанием феодальной раздробленности страны монастырь Энрякудзи, хотя и отстроенный заново, утратил политическое значение.

вернуться

79

Монастырь Кофукудзи в г. Наре (г. Нара, столица Японии в VIII в., расположен к югу от столицы Хэйан (Киото); отсюда название «Южная столица») заложен в VII в. Каматари, основателем аристократического рода Фудзивара, и считался как бы «семейным» храмом этого дома. Монастырь процветал по мере усиления рода Фудзивара, обладал обширными землями и, так же, как монастырь Энрякудзи, располагал значительными отрядами монахов-воинов. Центр буддийского вероучения Хоссо, проникшего в Японию еще в VI в.

вернуться

80

Великий Восточный храм Тодайдзи основан в 728 г. в г. Наре. Центр буддийского вероучения Кэгон. Воздвигнутая в этом храме в 741 г. бронзовая статуя Будды (санскр. Маха-Вайрочана, яп. Бирусяна, сокр.: Русяна; букв.: «Светоносный», «Озаряющий весь мир», «Лучезарный») является самым большим в мире металлическим изваянием Будды, имеет 16,9 м высоты. Также, как монастыри Энрякудзи и Кофукудзи, Великий Восточный храм обладал значительной экономической и военной мощью.

вернуться

81

Обитель Миидэра (букв.: «храм Трех Источников»; другой вариант названия — «храм Святого Источника». Официальное название Ондзёдзи — «Несокрушимый вертоград»). Основан во 2-й половине VII в. в живописном месте на берегу оз. Бива, у города (в те времена — селения) Оцу, неподалеку от г. Киото. Расцвет и усиление могущества этого монастыря наступили в середине IX в. и связан с деятельностью монахов Кёдая и Энтина (посмертное имя последнего — Тисё-дайси). Энтин, выходец из монастыря Энрякудзи, покинул гору Хиэй и обосновался в обители Миидэра из-за расхождений по вопросам монастырского устава и ритуала. С тех пор между обителью Миидэра и монастырем Энрякудзи не прекращались распри, несмотря на то что оба монастыря фактически принадлежали к одному и тому же вероучению Тэндай, хотя и расходились по вопросам второстепенного характера. Достаточно сказать, что монахи Энрякудзи свыше пяти раз нападали на обитель Миидэра и всякий раз сжигали ее дотла.

вернуться

82

Вода символизирует монастырь Кофукудзи, солнце — монастырь Энрякудзи.

вернуться

83

Храм (монастырь) Киёмидзу (букв.: «Чистый Источник») основан в 798 г. и живописно расположен на весьма крутом склоне небольшой горы Киёмидзу, к востоку от столицы Хэйан. Пользовался большой популярностью не только в дворцовых кругах, но и в народе. Подведомственный монастырю Кофукудзи в Наре, храм Киёмидзу также принадлежал к секте Хоссо и потому тоже не раз подвергался нападениям монахов горы Хиэй, сжигавших как самый храм, так и кельи монахов. Храм посвящен богине Каннон.

вернуться

84

...в час Коня... — в 12 часов дня.

     

 

2011 - 2018