Выбрать главу

Гурджиев использовал следующий образ, чтобы объяснить эту способность: он говорил, что человечество подобно залу, полному спящих людей, которые видят при этом захватывающие сны. Разумеется, каждый из них видит свои сны, которые предстают перед ним в виде живых образов. А в углу зала сидит человек, который проснулся; он один понимает, что окружающие его люди спят и только один из них, в противоположном углу зала, начинает просыпаться. В этом смысле гипнотические состояния могут помочь нам объективно посмотреть на нашу жизненную ситуацию; медитации могут помочь нам избавиться от состояния автомата и выйти на уровень истинной свободы.

Все вышесказанное относится исключительно к феноменам из области подсознательного. Это опыт нашего прошлого — события и переживания, давно нами забытые (например, блюда, которые подавались на празднике в честь нашего пятилетия), но сохранившиеся в нашем подсознании. И все процессы, происходящие в пашем организме — дыхание, пищеварение, деятельность желез — хоть и не осознаются нами, но не относятся к сфере бессознательного. Все эти феномены входят в наше подсознание.

Управляемые медитации при условии достижения необходимого уровня расслабления могут довести нас до уровня подсознания, на котором происходит программирование, и заложить на этом уровне основы для новых направлений нашего развития. Тем не менее эта заманчивая перспектива также имеет свои границы и в конечном счете не дает людям, ориентированным па власть, тех возможностей, о которых они мечтают и которых боятся окружающие. В целом гипноз несет на себе отпечаток власти, который легко заметить у большинства гипнотизеров. Управляемые извне медитации также несут в себе опасность того, что инструктор попытается обрести власть над медитирующими. Медитация под собственным руководством намного безопаснее.

Впрочем, власти, под которую вы можете попасть в ходе управляемой медитации или самого изощренного гипноза, недостаточно для того, чтобы манипулировать вашей судьбой. Уровень судьбы — намного выше и одновременно глубже.

Огромная сила гипнотических приказов и (в более мягкой форме) гипнотических внушений заключается в сужении сознания до определенной, весьма ограниченной области. Большая часть сознания «затемняется», и человек концентрируется на одной мысли. Аналогичным образом действует лупа, которая так фокусирует свет, безопасный сам но себе, что он обретает сокрушительную силу. Наглядным примером является и луч лазера, сила которого основана на концентрации и на оптическом выпрямлении воли. Гипнотические состояния также могут быть усилены за счет аналогичных феноменов. При этом гипнотизер стремится подвести медитирующих к достижению одной цели — концентрации сознания на нескольких основных образах. Определенный тон голоса, освещение, ароматные эссенции и музыка тоже направлены на достижение этой цели. Техники приведения человека в замешательство также позволяют отключить у введенного в ступор интеллект, а затем снова включить его и зафиксировать на нужных гипнотизеру образах. Одним из наиболее действенных средств достижения фокусировки является снижение реакции на внешние раздражители, воспринимаемые через основные органы чувств — зрение и слух. Тогда при достаточной концентрации наших сил они проникают сквозь внешнюю преграду и переходят в новые измерения. Гак же как световой пучок прожигает поверхность, на которую направлен, сконцентрированный пучок мыслей обретает способность преодолеть оболочку сознания и проникнуть в сферу подсознания. Глубокая медитация открывает путь еще дальше — в сферу бессознательного, открывая нам доступ к глубинам собственной души. В принципе, существует возможность проникнуть даже в сферу коллективного бессознательного, то есть в ту сферу знаний, которую индийцы именуют Хрониками Акаши. Для новичков в области управляемой медитации нет смысла стремиться к достижению столь глубинных сфер; однако возможность проникнуть сквозь «операционную оболочку» нашего «мозгового компьютера» дает нам уникальные шансы.

В машем обществе знания о возможностях таких состояний медитации и транса весьма ограничены: в основном мы беспокоимся только о поверхностной стороне наблюдаемых феноменов, а глубины нашей души оставляем без должного внимания. В тех же культурах, которые мы с таким удовольствием и без всякого на то основания называем «примитивными», ситуация абсолютно иная. В них исцеление в состоянии транса или экстатический танец относятся к основным жизненным ритуалам. Здесь люди, введенные в транс, становятся столь малочувствительными, что могут вонзать в свою кожу дротики, не ощущая при этом боли, или танцевать на раскаленном полу, который нельзя даже сравнить с теми горячими углями, по которым в наши дни ходят представители движения «Новая эра». Однако тот факт, что многие представители нашего общества стремятся к аналогичным переживаниям, показывает, насколько сильна в нас потребность в состояниях транса.

Повседневный опыт доказывает, что феномены транса не являются чем-то сверхъестественным, а, напротив, наступают часто и без каких-либо усилий. Интересный разговор или увлекательный фильм могут привести к снижению реакции на внешние раздражители — например, мы полностью перестаем слышать уличный шум. Если мы сосредоточены на выполнении какой-то важной работы, мы «заглушаем» все возможные помехи. Выполняя действия, которыми мы владеем в совершенстве, например, управляя автомобилем, мы так быстро переходим в состояние транса, что нередко достигаем цели нашей поездки, не сохранив ни одного воспоминания о последних пятидесяти километрах пути. Каждый вечер в результате физиологического снижения реакции на раздражители из-за усталости организма мы погружаемся в своего рода состояние транса, который помогает нам переключиться и перейти от дневного сознания к сознанию сна. Иногда нам удается совершенно без усилий перейти даже в состояние лечебного транса, например, когда мы с заложенным носом, не отрываясь, смотрим фильм, который все больше увлекает нас, то есть приводит к сильной фокусировке нашего сознания. Неожиданно нос прочищается, будто сам по себе: это значит, что мы проникли в более глубокие сферы нашей души.

Духовные упражнения почти всегда используют техники снижения реакции на внешние раздражители, с одной стороны, и техники фокусировки сознания — с другой. Неважно, о каком действии идет речь — о молитве с четками, повторении мантр, наблюдении за дыханием или упражнениях на концентрацию. Все то, что при использовании гипноза или техник, направленных на достижение гипнотических состояний, оставляет легкий негативный осадок, есть не что иное, как весьма действенное средство, которое может использоваться в различных системах. То, что имеет полезную силу, может при неправильном использовании принести вред за счет воздействия своей теневой стороны и наоборот. Эта полярность подтверждается и примерами с лупой и лазером: изобретения очень полезны, но при этом могут причинять вред.

Опасность техник, основанных на гипнотических состояниях, становится наиболее острой, когда инструктор начинает включать в упражнения свои собственные интересы. Так многие случаи сценического гипноза наряду с разоблачительным эффектом в отношении функций человеческого сознания направлены так же па рост популярности ведущего шоу за счет его «подопытного», который обычно выглядит довольно смешно. Разумеется, высокая эффективность той или иной методики не делает ее подозрительной, однако для оценки ее возможностей требуется объективное и трезвое сознание. Попытка снизить опасность управляемых медитаций за счет стремления к менее глубоким состояниям расслабления неизбежно приведет к снижению эффективности. Эта дилемма присутствует во всех традициях медитации. Возникающие в качестве, так сказать, побочного продукта медитации сиддхи, или сверхчувственные способности[5], могут использоваться для самой медитации лишь в ограниченном объеме, а в остальном игнорироваться; в худшем случае человек начинает злоупотреблять ими в целях хвастовства или получения власти. Успокаивает лишь тот факт, что различные системы управляемой медитации до определенной степени сами себя защищают и не допускают открытого злоупотребления ими. Например, одержимому властью гипнотизеру было бы особенно интересно подчинить своему влиянию сильных и влиятельных людей. Однако именно таких людей практически невозможно привести в состояние глубокого гипноза. По принципу сродства сильные люди притягивают себе подобных. Однако дяя достижения глубокого транса необходимо доверие, а оно отсутствует в подобных отношениях. Например, гипнотизера практически невозможно загипнотизировать.