Выбрать главу

– Это я – Адам.

– Адам, я узнал тебя сразу. Что случилось?

– При личной встрече.

– Да что ты накручиваешь? – занервничал Рискин и стал невольно озираться, видя врагов повсюду – в водителе проезжавшего такси, в коротком взгляде мадам с крашеными волосами и в ухмылке курьера по доставке быстрой и отвратительной еды.

– Отель «Виктория», кафе на террасе через полчаса.

– Хорошо, я буду, только не уверен, что… Адам! Адам!!!

Поняв, что собеседник уже отключен, Рискин выругался и пошел быстрее.

Адам не был параноиком, и, если он вел себя таким образом, тому были основания. И Рискин перешел на бег.

К счастью, до крыльца компании уже рукой подать, однако времени на спуск в подземную стоянку не было, и, набрав номер дежурного, он потребовал автомобиль к главному входу.

– Без водителя, я сказал! – накричал он на попавшего под раздачу дежурного.

– Я так и понял, сэр…

Но Рискин его уже не слушал, и, видя, как к главному входу подгоняют темно-синий седан с некстати нанесенной на борт эмблемой компании, он связался с отделом внутренней безопасности.

– Пауль?

– Я слушаю, сэр.

– Немедленно два звена мне в прикрытие.

– Понял, сэр. Куда подать?

– Отель «Виктория», кафе на террасе, через полчаса.

– Уже поехали, сэр.

Рискин перевел дух. Он сам натаскивал эти службы, чтобы все работало как часы.

Когда подъехал к «Виктории», заметил только одну машину прикрытия, а вторая замаскировалась лучше, и он ее не увидел. Однако на террасе его уже ждали, и распорядитель провел Рискина к нужному столику, за которым, торопливо поглощая мороженое, сидел какой-то толстяк.

Точно не Адам.

Не успел Рискин удивиться, как Адам выскочил из засады, а с ним еще двое работников кухни, которые тотчас уволокли толстяка с его мороженым, и Адам занял освободившееся место.

– Что за глупые шутки? – спросил Рискин, опускаясь на стул.

– Ты помнишь Лившица?

– Это тот, который…

– Да, парень, который когда-то учился со мной в колледже и оказался во главе отдела планирования «Арго» – нашего главного конкурента.

– Помню.

– Он пропал.

– Что значит «пропал», Адам? И почему это тебя так беспокоит? Может, он не насовсем пропал?

– Фил, ты же знаешь, что «Арго» получила предложение от… сам знаешь кого… на три недели раньше нас.

– Ну.

– Так вот, две недели назад подал в отставку их генеральный и уехал куда-то, якобы на лечение. Куда – не знал даже Лившиц.

– Это нормально. Человеку надоело все до краев, и он не хочет видеть опостылевшие рожи. К тому же в последние полгода в «Арго» дела шли не очень. Ты сам это знаешь.

– Ты не понимаешь, Фил! И Лившиц, и генеральный директор, и зам по стратегическому развитию Валевский. Все исчезли! Испарились, Фил!

Появился официант, и Адам замолчал, ожидая, пока тот расставит легкие закуски и несколько летних коктейлей.

– Я кое-что заказал на свой вкус, – сказал Адам, нервно выдергивая из пачки имитатор сигареты, а затем стал судорожно подкручивать на нем регулировку, словно не зная, какой вкус выбрать.

– «Жженая вишня», ты всегда выбирал именно это, – напомнил Рискин, отмечая, что его коллега плохо выглядит. Однако, если у Адама его нервное состояние выходило наружу, у самого Рискина просто слабели ноги.

Вот и теперь – поднимись он сейчас, не факт, что устоит.

Он и без Адама знал, что в «Арго» начались странности с исчезновением руководящего состава. Причем служба собственной безопасности «аргонавтов» ничего не могла сообщить – ни своим немногим акционерам компании, ни полиции, к которой в конце концов была вынуждена обратиться.

Тогда, еще неделю назад, в этом участвовал и Лившиц.

– Да, «жженая вишня», – согласился Адам и, кое-как сладив с регулировкой сигареты, затянулся. Но вдруг закашлялся и отшвырнул ее в угол.

– Что-то мне не по себе, пойду намочу лицо, – сказал он поднимаясь.

– Пойди, – кивнул Рискин, машинально пробуя какой-то напиток.

Их генеральный тоже уехал; правда, Рискин знал куда. За сегодня они созванивались уже трижды. Похоже, генеральный захотел выйти из игры, чтобы избежать чего-то, что случилось с руководством «Арго». Напрямую он об этом Рискину не заявлял, но тому и так все стало ясно, поскольку директора вдруг перестали интересовать дела. Мысленно он, казалось, был уже где-то в другом месте… Например, на Лаоне, там в одной из тропических зон теперь жила его семья.

Кто-то сел за стол, и Рискин был в полной уверенности, что это Адам, но это оказался совсем другой человек.

Лет тридцати, с рубленым лицом и взглядом, не допускавшим неподчинения. Кроме того, даже свободный пиджак спортивного покроя не мог скрыть его накачанных мышц.

полную версию книги