Выбрать главу

И вот занятное совпадение — почти сразу же после Пражской конференции все три «бакинца» были схвачены полицией.

«Получалось, что, громя „бакинцев“, российская полиция расчищала дорогу Троцкому и другим лицам, которые были связаны с международными кругами и могли выполнять волю внешнеполитических врагов России, — замечает Ю. В. Емельянов. — Однако если это так, то это был не единственный случай, вызывающий недоумение. Трудно понять, каким образом, имея своих агентов в Боевой организации партии социалистов-революционеров… полиция мирилась с убийствами великих князей и министров, осуществляемыми боевиками эсеров. До сих пор остаются неясными многие обстоятельства убийства премьер-министра П. А. Столыпина, совершенного полицейским агентом М. Богровым. Непонятно, почему российская полиция легко пропустила в империю… Парвуса и позволила ему открывать оппозиционные правительству газеты, в то время как русским социал-демократам приходилось тайно пересекать границу и жить на родине нелегально. Неясно, почему полиция не могла в течение двух месяцев 1905 года догадаться, что один из лидеров Петербургского совета Яновский — это разыскиваемый беглый ссыльный Бронштейн, но в считаные дни 1912 года после Пражской конференции сумела разыскать и арестовать всех „бакинцев“… Создается впечатление, что деятельность российской полиции далеко не всегда отвечала интересам самодержавного строя, но зато порой совпадала с целями влиятельных зарубежных сил, стремившихся упрочить свое положение в России, даже ценой ее политической дестабилизации» («Сталин. Путь к власти»).

Кстати, в1917 году Сталин неоднократно указывал на активность внешних сил, пытающихся ослабить Россию. В сентябре, по горячим следам от корниловского мятежа, Иосиф Виссарионович написал статью, в которой обрушился на англо-французских покровителей кадетствующего генерала (его самого Сталин саркастически именовал «сэр Корнилов»). Примечательно, что для характеристики заграничных манипуляторов им используется слово «иностранцы». Ленин и другие большевики больше писали об «империалистах», используя свой любимый классовый подход. Для Сталина же эти империалисты являются, в первую очередь, внешним врагом, которые, как и встарь, пытаются ослабить Россию. Позволю себе привести обширную цитату из этой статьи: «Известно, что прислуга броневых машин, сопровождавших в Питер „дикую дивизию“, состояла из иностранцев. Известно, что некие представители посольств в Ставке не только знали о заговоре Корнилова, но и помогали Корнилову подготовить его. Известно, что агент „Times“ и империалистической клики в Лондоне авантюрист Аладьин, приехавший из Англии прямо на Московское совещание, а потом „проследовавший в ставку“, — был душой и первой скрипкой корниловского восстания. Известно, что некий представитель самого видного посольства в России еще в июне месяце определенно связывал себя с контрреволюционными происками Калединых и прочих, подкрепляя свои связи с ними внушительными субсидиями из кассы своих патронов. Известно, что „Times“ и „Temps“ не скрывали своего неудовольствия по поводу провала корниловского восстания, браня и понося и революционные Комитеты, и Советы. Известно, что комиссары Временного правительства на фронте принуждены были сделать определенное предупреждение неким иностранцам, ведущим себя в России, как европейцы в Центральной Африке».

Весьма интересна та роль, которую Сталин сыграл в осуществлении Октябрьского вооруженного восстания. В 30–50-е годы официальная историография представила его как едва ли не главного творца переворота. А в 80-е годы Сталина уже попытались представить как человека, «проспавшего революцию» (термин западного историка Р. Слассера.) И, в самом деле, некоторые основания для этого есть. Так, Сталин отказался принять участие в деятельности «Информационного бюро по борьбе с контрреволюцией», созданного в сентябре при ЦК — для организации переворота. Он не вошел и в Военно-революционный комитет при Петросовете, который фактически и руководил «действием революционных масс». Правда, его включили в Военно-революционный центр при ЦК. Но, во-первых, ВРЦ не играл главной роли в организации выступления, а во-вторых, сам Сталин там себя ничем особо не проявил. В протоколах заседания ЦК от 24 октября 1917 года ему не даётся никаких поручений, связанных с подготовкой переворота. Сталин вообще не был на этом заседании.