Читать онлайн "Решение для диабетиков от доктора Бернштейна" автора Bernstein Richard - RuLit - Страница 5

 
...
 
     


1 2 3 4 5 6 7 8 9 « »

Выбрать главу
Загрузка...

14 пациентов рассказывают о своём опыте.

Вы являетесь единственным человеком, который может нести ответственность за нормализацию сахара в вашей крови. Хотя ваш врач может направлять вас, полная ответственность лежит на вас. Эта задача потребует значительных изменений вашего образа жизни и потребует жертв. Естественно, возникает вопрос, а стоит ли овчинка выделки? Как вы увидите далее, другие уже ответили на этот вопрос для себя. Возможно, их опыт даст вам стимул выяснить, сможете ли вы достигнуть аналогичных результатов.

Томас Г. Уоткинс, журналист, 45 лет. Диабет у него был диагностирован 23 года назад. В течение последних 9 лет он следует одному из методов для диабетиков 1 типа, описанных в данной книге.

«Следуя инструкциям нескольких врачей-диабетологов на протяжении ряда лет, я «держал болезнь под контролем», по крайней мере, они мне так говорили. Я делал два укола в день и корректировал дозы в зависимости от результатов теста мочи, а позднее, крови. Также я следовал рекомендациям, говорящим, что углеводы должны составлять минимум 60% от потребляемых калорий в день.

 Однако что-то шло не так; моя жизнь не была в достаточной мере «относительно нормальной». Я избегал серьёзных физических нагрузок из опасения, что сахар в крови упадёт слишком сильно. Мой график питания был жёстким. Я должен был есть завтрак, обед и ужин даже если я не был голоден. Зная, что недавние исследования показали связь между высокими уровнями сахара крови и увеличением риска возникновения осложнений, я пытался поддерживать сахар нормальном уровне, однако получал в итоге ежедневные качели между слишком низкими и слишком высокими показателями. В 1986 году я поправился до 86 кг и не знал, как с этим справиться. Мой режим «хорошего контроля» оставлял у меня чувство беспомощности. Стало ясно, что что-то надо делать.

 В этом году я принял участие во встрече медиков, на которой выступал доктор Бернштейн. Для меня стало очевидным, что его доводы сильны и обоснованы. На то время он сам жил с заболеванием уже сорок лет и избавился почти ото всех осложнений. Его подход основывался в основном на результатах экспериментов над собой. Он обладал поистине энциклопедическими знаниями в области медицинской литературы. Некоторые его предложения звучали еретически: он подвергал нападкам обычные диеты и догмы, касающиеся таких основ, как практика ввода инсулина. Но выглядело это так, как будто он был прав. За время беседы мне пришлось дважды посещать туалет, в то время как он этого не делал[1]. Я решил провести целый день в его офисе, чтобы собрать материал для статьи в «Медицинском Вестнике». Во время этого визита мне стала очевидна его независимость от общественного мнения. ««Хрупкость» диабетиков (означающая бесконечные качели сахара крови) является не нормой, а проблемой, обычно указывающей на неадекватный план лечения или плохую подготовку», - говорил он. Практически постоянные нормальные уровни сахара в крови – это не иллюзия, а реально достижимая цель, если диабетик применяет правильную технику. Помимо задания целей лечения, он вооружал своих пациентов простыми и понятными методами их достижения. Его секрет заключался в следующем: малые дозы лекарств приводили к незначительным ошибкам, которые легко исправить.

 Мой интерес из профессионального превратился в личный. В начале 1987 года, все ещё сомневаясь, я решил попробовать. Первое, на что я обратил внимание, это то, что поход к этому доктору сильно отличался от всех моих посещений других докторов. Большинство из них занимало около 15 минут, это занял около 8 часов. Другие доктора говорили, что у меня нет осложнений, доктор Бернштейн нашёл несколько. Большинство говорило, что уровень сахара у меня почти в порядке, доктор Бернштейн порекомендовал мне кое-что изменить для его выравнивания и для снижения веса. Всё время моего посещения было потрачено на раскрытие тонкостей контроля сахара. Его подход был полной противоположностью теории, исповедуемой моим первым врачом – что я должен полностью зависеть от него в плане получения информации, которая мне нужна. Доктор Бернштейн говорил, что диабетик должен знать столько же о заболевании, сколько знает врач, чтобы контролировать болезнь. Два аргумента, наиболее часто используемых против жестокого контроля сахара: что это увеличивает количество случаев гипогликемии и что они являются причиной набора веса у пациентов. Я обнаружил, что на самом деле все наоборот: через 4 месяца после первого визита я сбросил около 4 кг, и сейчас, годы спустя, я так их и не набрал. Догадки о том, сколько надо вводить инсулина превратились в точные расчёты, и уровень сахара стал более предсказуемым.

 Впервые с тех пор, как у меня диагностировали диабет, я почувствовал, что могу контролировать ситуацию. Я больше не находился во власти диких колебаний настроения, вызванных сильными колебаниями сахара. Хотя я все ещё зависим от инсулина и всех сопутствующих ему условий, я чувствую себя более независимым, чем когда-либо раньше. Я могу путешествовать по самым отдалённым уголкам мира, плавать с аквалангом в течение часа, путешествовать по пустыне, не задумываясь о диабете. Сейчас, если я хочу пропустить завтрак, обед или ужин, я делаю это, не испытывая сомнений. Я больше не испытываю проблем с задержками в освобождении желудка, которые могут привести к очень низкому сахару сразу после еды и с последующим его большому повышению много часов спустя. Сердечная нейропатия, которая связана с повышенным риском ранней смерти, исчезла. Хотя я ем больше жира и белков, чем ранее, содержание липидов в крови нормализовалось. Показатели гликированного гемоглобина, используемые страховыми компаниями для выявления диабетиков, больше не выдают меня. И самое главное, я чувствую себя хорошо.

 Многие врачи не принимают метода доктора Бернштейна по той простой причине, что он требует много времени, энергии и знаний не только от пациентов, но и от врачей. Диабетики – это хлеб с маслом для многих врачей. Десятилетиями обычным сценарием посещения врача было: измерение сахара крови, короткий опрос, рецепт на приобретение игл на следующий месяц, рукопожатие и счёт. Но это меняется. За последние несколько лет мы стали свидетелями удивительной поддержки образа действий, предложенного доктором Бернштейном. Больше нет однозначной и непререкаемой высокоуглеводной диеты; все больше и больше врачей применяют режим многократного ввода инсулина, контролируемого самими пациентами. Самое важное, что жёсткий контроль позволяет избежать большинства осложнений диабета, которые могут затронуть все важные органы в человеческом теле. Метод, предложенный доктором Бернштейном, позволил мне не только достичь нормального уровня сахара крови, но и вернуть чувство контроля над своей жизнью, которого у меня не было с момента постановки мне диагноза.

* * *

Фрэнк Парсел, 76 летний пенсионер, который, как и многие мои женатые пациенты, работал вместе со своей женой, чтобы удержать диабет под контролем. Эйлин, известная на форуме под именем Ike, рассказывает первую часть его истории.

Ike: «Фрэнк лечился от диабета в течение многих лет, и лечился путём приёма лекарств, т.к. у него был диабет II типа. Насколько мы знали, его поджелудочная железа работала. Проблема была в том, что когда он был моложе, ему сообщили, что у него повышен сахар в крови, но это сообщение было проигнорировано. Это произошло в то время, когда он служил в армии, в 1953 году или около того. Никто не предложил лечение, никто не назвал это диабетом, вообще ничего не было предпринято. Они всего лишь сказали, что сахар в крови повышен. Они назвали это «химическим» диабетом. Это проявлялось в тестах крови, но не в тестах мочи. Я полагаю, что в те дни результаты тестов мочи являлись определяющими. Он изменил режим питания: он перестал есть много конфет и сбросил вес – около 13 кг.

В 1983 году у Фрэнка случился сердечный приступ. Он стал посещать кардиолога, который стал строго следить за состоянием здоровья Фрэнка. За два или три года он получал бета-блокаторы и один или два сердечных препарата. Насколько мы могли судить, его проблемы с сердцем были в основном решены – я имею ввиду, у него был сердечный приступ, но не было операции на сердце, и казалось, все было в порядке. Но когда он стал посещать кардиолога, тот заметил, что сахар в крови у Фрэнка повышался, и это было поводом для беспокойства. Доктор прописал «Диабинис», в то время самое популярное лекарство, как я полагаю. Врач проверял уровень сахара в крови Фрэнка каждые 4 месяца. Надо сказать, что я никогда не знала раньше, что такое нормальный уровень сахара крови. Никто никогда мне этого не говорил. Я не знала, сколько это: 1000 или 12. Все, что нам говорили, это «сахар высокий» или «сахар не высокий». Это продолжалось семь или восемь лет. Если бы он встретил доктора Бернштейна в то время, кто знает, что бы изменилось? В конце концов, кардиолог сказал, что рекомендует Фрэнку посетить эндокринолога. Он сказал, что не может достаточно хорошо контролировать с помощью лекарств сахар крови у Фрэнка, и считает, что эта проблема требует большего внимания. Мы посетили джентльмена, который являлся руководителем диабетической клиники в главном госпитале в северном Нью-Йорке, где мы жили. Сейчас это очень популярное медицинское учреждение. Доктор поговорил с нами и назначил «Диабинис», он проверял состояние Фрэнка каждые три месяца или около того. Показатели сахара были 13-14 ммоль/л. Доктор сказал: «давайте попробуем другие таблетки». Всегда таблетки. «Глибирид», «Глюкофаж» - весь набор. Однако снизить уровень сахара было крайне сложно. Никто не говорил о диете. Очень редко сахар снижался до 11. Очень редко. Когда я, наконец, узнала, что означают эти цифры, я спросила у доктора: «не думаете ли вы, что нам следует посетить диетолога? Я имею ввиду, что сейчас мы едим то же, что и всегда». Мы ели то же, что и все обычные люди. У меня есть друзья-диабетики, которые внимательно выбирают то, что они едят, так что я считаю, это имеет значение. Доктор ответил, что это хорошая идея. Он дал нам координаты одной молодой женщины, и мы посетили ее три раза. Он сказал: Съедайте 11 углеводов каждый день», она дала нам пирамиду еды – на самом деле, нам для этого ее помощь не требовалась, но ничего не изменилось, за исключением того, что Фрэнк перестал есть десерты. Иногда он съедал стаканчик мороженого, кусок пирога или печенье, если хотел. Я всегда покупала самые новые продукты, которые только появлялись: низкожировые, с низким содержанием сахара. В то время меня больше беспокоило содержание жира. Все это продолжалось до вмешательства Господа. У Фрэнка случился приступ гипогликемии. Никто не предупреждал нас, что такое может случиться. Никто не говорил нам, как это выглядит. Я думала это был инсульт. Фрэнк был не в себе, он не мог отвечать на вопросы. Единственное, что вызывало у меня толику сомнения, это то, что он встал и прошёл в ванную, а также надел брюки. Я позвонила 911. Когда приехал врач, он дал ему глюкозу, положил на каталку и направил в медицинский центр. Прямо среди поездки Фрэнк очнулся и сказал: «какого черта я здесь делаю»? Юноша сказал, что по-видимому, у Фрэнка был инсульт. Ко времени, когда мы доехали до госпиталя, Фрэнк был уже в порядке. Когда решили проверить уровень сахара в крови, оказалось, что он был 1,44 ммоль/л. Я не специалист по диабету, однако я знала достаточно, чтобы понимать, что это не нормально. Кто знает, каким он был перед тем, как сделали внутривенное вливание глюкозы? Мы уже никогда не узнаем, было ли это следствием случайно дважды принятого на ночь лекарства - это весьма вероятно, однако я точно могу сказать, что это было знаком от Господа, следившего за Фрэнком и сказавшего ему: «Время предпринять что-нибудь». Это было очень страшно, но это также было и благословением. У меня есть друг, который является коллегой доктора Бернштейна. У него был дядя, который был болен диабетом и имел множество его осложнений, чья жизнь была продлена и продлена в гораздо лучших условиях доктором Диком Бернштейном. Я поговорила с ним о диабете Фрэнка, и он сказал мне: «на самом деле ничего не меняется. Ничто не снизит уровень сахара, пока не пообщаетесь с доктором Бернштейном». Несмотря на то, что мой друг сам был доктором, я не восприняла его предложение всерьёз. Фрэнк продолжал посещать своего врача. Почему какой-то частный доктор должен быть лучше, чем глава диабетической клиника в одном из главных медицинских центров? Однако после того случая гипогликемии мы с Фрэнком пришли в офис моего друга, и он изложил всю информацию Фрэнку, что можно ожидать от доктора Бернштейна, как он рекомендует относиться к нему, потому что то, что он предлагает, выглядит достаточно спорно. Как это будет сложно, т.к. придётся предпринять много усилий. Мы решили попытаться».

     

 

2011 - 2018