Выбрать главу

И я останавливаюсь.

Шамиль!

И я резко разворачиваюсь и иду в противоположную от свободы сторону. Я не оставлю их. Как найти их? Я возвращаюсь к стойке рецепшена, положив кинжалы на гладкую поверхность стола, смотрю на пребывавшую в шоке девушку.

- Где Шамиль и Гайс? Нас привезли втроем сюда днем. Меня разместили в пентхаусе одного. Где Гайс и Шамиль?

- Минуточку, пробормотала девушка. - и принялась лихорадочно набирать номер.

- Джарван!

Оглянувшись, я увидел высокого стройного юношу. Он широко шагнув ко мне схватил за руку.

– Это ты! Я не ошибся!

Но, рассекая толпу, ко мне спешила охрана, оттерев от меня этого юношу, который сопротивляясь стремился приблизится ко мне.

-Джарван! Я найду тебя!

Я безразлично пожал плечами еще один восхищенный птенец из богатого рода. Такие периодически возникали в нашей жизни. Увидев наш танец и воспылав, они не могли себе позволить купить нашу тройку и стремились либо похитить кого-нибудь из нас, либо тайно встретится.

- Где Гайс и Шамиль?- обратился я к охране - Отведите меня к ним!

А навстречу нам, заламывая толстые руки, уже бежал евнух.

- Джарван-джан, о, Всевышний, мне нужно выколоть глаза за то, что упустил жемчужину из покоев моего господина. Нет мне прощения! - суетился он вокруг меня, накинув на голову длинную плотную ткань, которая окутала меня с головы до ног, пряча от любопытных взглядов толпы.

- Где Гайс и Шамиль?! - мой голос звенел от бешенства.

-Львенок не рычи. - плотнее кутая меня в накидку и заводя в лифт, кудахтал евнух. - Я отведу тебя к ним. Там тоже нет покоя! Шамиль грозит сжечь отель, если к нему не приведут тебя и Нежного Гайса, а Гайс грозит испортить свое прекрасное лицо, если не увидит вас. Беда! Старый лис Джамиль! Что бы черви съели твою печень! Не сказал мне, что вы должны быть вместе, вот мы и поселили вас в разные комнаты. Я, старый дурак, хотел угодить прекрасным из прекраснейших, отведя им самые шикарные номера.

Я успокоился. Значит с Шамилем и Гайсом полный порядок, а плотная накидка прятала от евнуха мою счастливую улыбку. Сердце защемило от сладкой нежности, мысль о том, что ни один из нас не хотел быть друг без друга грела меня.

Войдя в номер, я увидел Шамиля, нежно обнимающего Гайса и кинулся к ним. И они, разомкнув свои объятия, приняли меня. Я, спрятав пылающее лицо в белоснежном шелке волос Гайса, вцепившись в пальцы Шамиля, рассказывал им про свое небольшое приключение.

- Львенок, ты был в шаге от свободы и не сбежал? - Шамиль тронутый моим признанием, прижал меня крепче к себе. - Не сбежал из-за нас?

Он, каждую секунду мечтающий о свободе, во все глаза смотрел на меня. Потом, нежно коснувшись пальцами моего лица, произнес:

- Я тоже готов умереть за тебя. - для него это было равнозначным.

А я, притянув к себе нашу Нежность, с трепетом всматривался в его совершенные черты. Гайс, зардевшись отпустил глаза. Если бы он испортил себе лицо, то потерял бы все. Никому не нужен обезображенный наложник, а большего Гайс не умел. О жизни вне гарема он не имел никакого представления. Я нежно обрисовал изящный разлет бровей, тонкую линию носа, совершенный рисунок губ. Ничего более прекрасного я не видел. Он, вскинув пушистые ресницы, ответил на мой взгляд, и я утонул в переменчивой синеве его глаз.

Прикоснувшись к его губам, нежно проведя языком по белоснежному жемчугу зубок, углубил поцелуй. Он, вздрогнув, притянул меня к себе. Сильные пальцы Шамиля пробежались по моему позвоночнику в легкой ласке, заставляя меня выгнуться. Поцелуи Гайса горячим ручейком нетерпения стекли по шее к груди, а руки Шамиля уже освободили мое тело от одежды, и он, прижимая меня спиной к своей груди, покусывал шею, лаская подушечками пальцев горошинки моих сосков. Я стонал и просил. Двойная ласка заставляла мое тело конвульсивно вздрагивать.

-Приподними чуть-чуть Львенка, Шамиль, - опустившись на колени, попросил Гайс.

И Шамиль, разводя мои ноги в стороны приподнял меня, раскрывая его член скользнул по моей промежности, вырвав у меня сладкий стон. Гайс, застонав принялся вылизывать и выцеловывать два до крайности возбужденных члена. Шамиль урча от удовольствия, сжимая мои бедра, все крепче впивался в мою шею жгучими поцелуями. А я тонул в жарком мареве страсти.

-Только не наследи на Львенке. - скорее по привычке, приказал ему Гайс.

Во время наших любовных игр они тщательно оберегали мою кожу от следов любви и не трогали мою девственность. И я каждый раз оставался чуть-чуть голодным готовый в любую свободную минуту накинуться на них с ласками.

Умелые губы и пальцы Гайса возносили нас на вершину блаженства и я почувствовал, как волна дрожи прошла по телу Шамиля, и он излился в рот нежнейшего, следом за ним я содрогнулся в оргазменном спазме, орошая руки Гайса. Он, отстранившись от нас с довольной улыбкой, оглядывал результаты своего труда.

Но оставлять его без должного внимания мы не собирались. И Шамиль, подхватив его на руки, усадил его сверху, а я скользнув к паху, подчиняясь ритму который задавали его пальцы, ласкал его плоть. Пальцы Шамиля растягивали Нежнейшего, мой язык дарил ему сладчайшую ласку, и он выгибался в наших руках, истекая соками любви, пока дрожь оргазма не пронзила его тело.

- Они действительно стоят больше, чем за них просил этот проходимец Джамиль.

Я, подпрыгнув от незнакомого голоса, натянул на себя покрывало, в котором меня привели сюда. На низком диванчике у двери сидел незнакомый мужчина, а рядом с ним в почтительной позе застыл евнух. Гайс испугано прижался к Шамилю, а я взглядом, отыскав сай, скользнул к ним и поднял с пола.

- Прекрасное представление, куда лучше их знаменитого танца перерождения. – продолжал мужчина, не обращая внимания на наши манипуляции.

-Да, мой господин, - еще почтительнее склонился перед ним евнух.

Мужчина встал с дивана и направился к нам. Подойдя к Гайсу он приподнял его лицо и, взглянув на него, одобрительно хмыкнул.

- Совершенство.

Тут же очертил кончиками пальцев кубики пресса на животе Шамиля. Я всем своим нутром почувствовал как Шамиль напрягся, плотнее прижимая к себе Гайса, с вызовом глядя на мужчину. Тот ответил ему прямым взглядом, и, к моему удивлению, Шамиль потупил взгляд.

Мужчина шагнул ко мне, и по моему позвоночнику змеей скользнули мурашки, как только я почувствовал запах дорого парфюма с едва уловимыми нотками табака и кофе. Я взглянул ему в лицо оно было невозмутимо спокойным. Благородные черты лица, тонкие длинные пальцы, выдавали в нем наследника высокого рода. Я интуитивно поднял сай направив острие в его сторону, и он сделал шаг навстречу, я отшагнул назад, боясь его ранить, но не желая подпускать ближе. Тогда он провел по острию подушечкой указательного пальца оставляя кровавую полоску на моем оружии.

- Когти львенка.- произнес он и коснулся моих губ разрезанным пальцем, оставляя на них каплю крови.

Я непроизвольно слизал ее и вспыхнул. Мне показалось это настолько интимным, что я опустив глаза запылал маковым цветом.

- Чудный румянец… Словно капля крови на молоке. – он погладил меня по щеке.

И я, взглянув ему в глаза, замер. Я настолько привык к глазам всех оттенков кофе, что его серые ввергли меня в ступор.

-Я хочу сегодня ночью, Львенок, увидеть на что способны твои коготки.

========== 8 ==========

Гайс расчесывал мои волосы. Шамиль беспокойно метался по комнате.

- Гайс, что делать? Львенок… - он кинулся ко мне, сжимая мои холодные пальцы. - Гайс! – снова взвыл Шамиль. - Скажи что-нибудь!

- Успокойся, Шамиль, что бы мы не говорили Львенку, он поступит по своему. - Гайс обнял меня. – Постарайся себя беречь для нас, Львенок. Потерпи. Если будет совсем неприятно думай о том, что это все закончится, ты вернешься сюда и мы будем ждать тебя.

- Я не отдам тебя! – Шамиль прижал меня к себе.

Но я, отстранившись, посмотрел на него:

- Я сам пойду. Мне надоело быть не полностью с вами. Пусть заберет эту чертову невинность.

И я, выскользнув из его объятий, вышел за дверь там меня уже ожидал евнух.