Выбрать главу

Пакир расхохотался и, обратившись в черный камень, провалился сквозь прозрачный пол дворца. Гости Морефея с ужасом следили, как камень, сияя ослепительным фиолетовым светом, словно огромный метеорит, падал на поверхность Земли. А затем пол вновь стал мраморным.

Морефей опустился на трон и, закрыв лицо руками, застонал от бессилия и отчаяния. Он словно забыл о своих гостях. Покинув Тронный зал, перепуганные правители Мира Облаков поспешно разъехались по своим княжествам и графствам.

— Что же делать? — прошептал Морефей. — Как спасти людей Облаков? Неужели придется принять ультиматум проклятого Пакира и предать Торна и других Белых магов?

Глава третья

НАСЛЕДСТВО МОРЕФЕЯ

Когда Баккар вбежал в Тронный зал, там уже не было никого, кроме Морефея. Император по-прежнему в глубокой задумчивости сидел на троне, и на его лице было написано отчаяние. Таким отца юный принц никогда прежде не видел. Он уже знал от слуг о неожиданном визите Пакира и был очень встревожен. Но куда больше его испугала явная растерянность Морефея.

Подойдя к трону, он почтительно опустился на одно колено:

— Император, я прибыл по вашему приказу… Но кажется, я опоздал! Ириния…

Он запнулся, не зная, как продолжить. Сердце его бешено билось, на глаза навернулись слезы. Он не мог простить себе, что не уберег Иринию.

Император спустился с трона, ласково погладил сына по голове, а потом поднял его на ноги и, обняв, запечатлел на его лбу долгий поцелуй.

Баккар вздрогнул. Отец прежде никогда не целовал его! Морефей считал, что подобные проявления нежности не к лицу императору. Странно… И вдруг юноша ощутил, как кровь словно вскипела в его жилах. Голова принца закружилась, он застонал, пошатнулся и едва не упал. Но крепкие руки отца помогли ему устоять.

— Наверное, я слишком устал… — пробормотал Баккар. — Прости, отец, это я во всем виноват! Ты приказал мне остаться, но я ослушался тебя… Если бы я не отправился в это нелепое путешествие, то был бы во дворце рядом с моей дорогой Иринией и сумел бы защитить ее!

Морефей ласково погладил его по плечу:

— Не терзай себя, сын. Эта трагическая ошибка лежит на моей совести. Я готовился достойно встретить Пакира сегодня вечером, но колдун перехитрил меня. Он прилетел в виде огромного золотого змея, а потом превратился в крылатого оленя. Такие превращения в Мире Облаков может совершать только мой старый друг король Эверон, потому я поначалу не обеспокоился. И напрасно!

Баккар нахмурился и положил правую руку на эфес шпаги:

— Отец, я сейчас же отправляюсь на поверхность Земли, на остров Горн!

Морефей печально покачал головой, с сочувствием глядя на сына:

— Баккар, я понимаю твои чувства. Но ты не должен так поступать! Разве не понятно, что Пакир выкрал Иринию только для того, чтобы заманить тебя в ловушку? Если и ты окажешься в его руках, то, боюсь, мне придется принять его ультиматум.

Баккар вздрогнул:

— И чего же требует этот мерзавец?

— Пакир хочет, чтобы я открыл для него путь в Сумеречные земли, к Вратам Тьмы.

— Но… но тогда на Землю может ворваться войско чудовищ с темных звезд!

— Пакир этого и хочет, — грустно улыбнулся Морефей. — Он готовится к решающей схватке с Атлантидой, но опасается, что может проиграть войну Торну и другим Белым магам. Ради победы над Светом колдун Пакир готов решительно на все. Если мы не примем его условия, он нападет на Мир Облаков и низвергнет его в подземную пещеру!

Ярость принца тотчас угасла.

— Но ведь люди Облаков не смогут жить под землей… Мы привыкли к солнцу, к свободе, к необъятным просторам! Отец, нам надо обратиться за помощью к Торну и к Белым магам. Только они могут спасти нас! Вспомни: ведь вы с Торном были когда-то друзьями!

— Увы, — покачал головой Морефей, — это время давно прошло. Да, мы вместе пришли на Землю через Врата Света. Но затем наши пути разошлись. Белые маги спустились на поверхность Земли. Они хотели, чтобы на этой планете появилась разумная жизнь, и создали племя землян. Черные маги, как случалось и прежде, на сотнях других планет, пытались этому помешать. Ну а мы, люди облаков, старались ни во что не вмешиваться. Нас не интересовало, что происходило на поверхности Земли. И теперь приходится за это расплачиваться! Раньше мы не хотели помогать Торну, а теперь он вряд ли захочет спасать нас от черной магии. Да и не стану я к нему обращаться…

Баккар кивнул, с жалостью глядя на отца. Он понимал, что такой гордый и сильный человек, как Морефей, никогда и ни перед кем не станет унижаться, умоляя о помощи.

— Что же делать? — растерянно спросил принц. — Отец, я должен спасти Иринию. Ради этого я готов на все, даже на смерть!

Император сурово сдвинул брови:

— Не много чести в бесполезной гибели! Сын, я понимаю твои чувства. Но сейчас ты должен забыть о них, стать глухим к голосу собственного сердца. Надо спасать Мир Облаков. А это можно сделать только одним способом. Надо отправиться в Сумеречные земли и навсегда закрыть Врата Тьмы! Когда Пакир поймет, что даже его колдовство не поможет призвать на Землю страшный звездный легион, то, быть может, он откажется от своих злодейских планов. И возможно, тогда он отпустит графиню Иринию.

Баккар понял, что отец попросту хочет обнадежить его. Сердце юного принца разрывалось от боли. Он готов был отдать все, чтобы немедленно отправиться на поверхность Земли, на остров Горн — ну, а там будь что будет! Но он был сыном императора и с детства знал, что в будущем ему часто придется поступаться своими желаниями ради блага Империи.

Тяжело вздохнув, Баккар склонил голову и прошептал:

— Я готов, отец…

В глазах Морефея блеснули слезы. Он обнял сына и тихо сказал:

— Клянусь, что ничего не пожалею для спасения твоей невесты! Выполни свой долг, а я исполню свой.

Отец и сын проговорили еще около часа. Морефей многое поведал юному Баккару о том, что того ожидает в Сумеречных землях. Потом он вынул из ножен свой хрустальный меч и вручил сыну. Баккар с трепетом принял славное оружие и почтительно поцеловал его сияющее лезвие.

— Когда я должен отправиться к Вратам Тьмы, отец?

— Сию же минуту, — ответил Морефей. — Тебе предстоит трудный путь. Не забудь, что я рассказывал о Покинутых городах и о Цитадели. А обо мне не беспокойся. Я прожил долгую и счастливую жизнь и готов отдать все, чтобы спасти твою Иринию. Пора мне делить наследство между сыном и невесткой! Есть нечто, против чего бессилен даже Пакир.

Баккар не понял, что имел в виду отец, но не решился спрашивать. Он низко поклонился и, повернувшись, стремительно вышел из Тронного зала. Вскоре Морефей увидел, как в темнеющее небо взмыл летающий конь.

— Прощай, сын… — прошептал император. — Ты и не заметил, как я передал тебе половину своей волшебной силы. Надеюсь, она защитит тебя в Сумеречных землях!.. Ну а теперь настало время помочь Иринии.

Он щелкнул пальцами, и перед ним словно из воздуха появилось большое черное зеркало. Оно постепенно стало наливаться сумеречным светом, и вскоре Морефей с высоты птичьего полета увидел остров Горн. Остров покрывали невысокие горы с плоскими вершинами. На каждой из них возвышались дворцы из черного гранита, один мрачнее другого. Дворец Пакира находился в центре острова, на самой высокой горе. Формой он напоминал огромный черный шар, ощетинившийся в разные стороны десятками длинных шпилей, похожих на застывшие темные лучи.

— Черная звезда… — прошептал Морефей. — Пакир всегда строит свои дворцы в виде погасших солнц. Если он сумеет добраться до Врат Тьмы, то из этих шпилей хлынет Тьма, и тогда Земля превратится в очередной холодный, застывший мир. Сколько таких мертвых планет оставили после себя Черные маги! Глупец, почему я никогда прежде не помогал Торну и не противостоял приходу Тьмы?