Выбрать главу

В зеркале появился Пакир. Он стоял посреди огромного тронного зала, в центре которого переливалось лиловыми и фиолетовыми лучами озеро из топазов. Среди них кое-где виднелись белые пятна, похожие на черепа и кости.

Сейчас Пакир принял облик высокого, очень красивого мужчины в черном камзоле и высоких черных сапогах. Он произнес магическое заклинание, снял с руки золотое кольцо и швырнул его на мраморный пол. Последовала фиолетовая вспышка, и в зале появилась испуганная, дрожащая Ириния. Колдун отвесил девушке низкий поклон:

— Не тревожьтесь, графиня, вы находитесь в моем дворце. Давно эти стены не видели такой чудесной гостьи!

Ириния с испугом огляделась. Увидев белые черепа, видневшиеся среди сияющих топазов, она в ужасе воскликнула:

— Что это?

— Ничего особенного, — пожал плечами Пакир. — Всего лишь останки провинившихся слуг. Я не люблю никого убивать, графиня, но в гневе я страшен! Надеюсь, император Морефей сделает верный выбор и выполнит мою маленькую просьбу. Иначе, боюсь, вас ждет весьма печальная участь… А вы ведь молоды и красивы, и принц Баккар вас очень любит!

Лицо Иринии вспыхнуло от негодования.

— Вы не посмеете тронуть меня даже пальцем, мерзкий колдун! И ваша приятная внешность не обманет меня. Я прекрасно вижу, что в глубине души вы остались отвратительным, уродливым чудовищем!

Пакир зарычал от злости. Он протянул к Иринии руки, и они тотчас стали превращаться в лапы с длинными изогнутыми когтями.

— Глупая девчонка! — прошипел он. — Я не хотел причинять тебе вреда, но ты сама подписала себе смертный приговор. Жаль уничтожать такую красоту, но ты не единственная прекрасная женщина на свете!

Ириния отшатнулась с испуганным возгласом.

— Милый Баккар, спаси меня! — закричала девушка.

Морефей даже заскрежетал зубами от ярости. Он понял, что ждать больше нельзя. В его руке вновь появился золотой посох. Император направил его на Иринию и произнес самое главное магическое заклинание.

Посох растаял, превратившись в золотую молнию. Она ударила в зеркало, и спустя несколько мгновений мрачный Тронный зал залили потоки яркого света.

— Проклятье! — завопил Пакир и закрыл лицо руками, чтобы не ослепнуть.

Золотое облако окутало Иринию. Когда оно рассеялось, девушка с изумлением посмотрела на себя. Ее белое платье превратилось в розовое, белокурые волосы стали золотистыми. В правой руке появился маленький жезл, а в левой — букет красных роз. Ириния поднесла букет к лицу, вдохнула чудесный запах и почувствовала сильное головокружение.

— Что это? — удивленно прошептала она.

— Кажется, получилось… — с облегчением вздохнул Морефей. — Нет, нужно сделать еще кое-что, иначе девушка не сможет до конца воспринять мою магическую силу! Когда смертные люди становятся бессмертными волшебниками, они должны изменить свое имя. Новое имя Иринии должно начинаться с буквы «С», так же как и великие слова «солнце», «свет» и «свобода». Пусть же Ириния отныне станет Стеллой!

Девушка вздрогнула и закрыла глаза. Когда она вновь их открыла, Пакир невольно сделал шаг назад. В глазах юной графини светилась удивительная твердость и уверенность в своих силах.

— Морефей передал мне свою магическую силу, — спокойно промолвила она.

— Вижу… — злобно пробормотал Пакир. — Вот уж чего я совсем не ожидал! Ни один волшебник добровольно не расстается со своей магией. Клянусь черными звездами, ты стала еще прекраснее, Ириния!

— Отныне меня зовут Стеллой, — улыбнулась новоявленная волшебница.

Пакир с ужасом и восхищением глядел на ее прекрасное лицо, а затем перевел взгляд на золотой жезл и букет роз.

— Проклятье! Морефей подарил тебе свои главные магические секреты: вечную жизнь и вечную молодость… Ненавижу, ненавижу!

Пакир зарычал, словно зверь, и ринулся на Стеллу. Но та со смехом взмыла в воздух и полетела в сторону распахнутого окна.

— Попробуй поймать меня, колдун!

Превратившись в огнедышащего дракона, Пакир ринулся вслед за Стеллой. Поднявшись над мглистым облаком, окутывающем остров Горн, колдун недоуменно оглянулся по сторонам. Он увидел хорошо знакомую панораму океана, стаю резвящихся среди волн дельфинов, восходящее над горизонтом солнце, легкие перистые облака в небе… Но Стеллы нигде не было!

— Где же эта девчонка? — зарычал дракон. — Я должен настичь ее и растерзать, пока она еще не освоилась со своей новой магической силой. Но ее нет, словно она растворилась в воздухе!

Растворилась?! Пакир вздрогнул от этого слова. Он повнимательней вгляделся в панораму океана и даже застонал от бессильной ярости. Только сейчас он заметил, что все вокруг стало еще прекраснее, чем прежде, словно по морю, островам и небу прошелся невидимой кистью гениальный художник.

— Вот в чем дело… Морефей сделал Стеллу воплощением красоты мира! И она никуда не убегала, а просто растворилась в природе, сделав ее еще более прекрасной. Проклятье, против этого волшебства бессильна даже черная магия!.. Ну что ж, девчонку я упустил, здесь уже ничего не поделаешь. Но глупец Морефей стал теперь совсем беспомощным. Если он не откроет мне путь в Сумеречные земли, то глубоко пожалеет о своем безумном поступке!

Зеркало погасло. Морефей опустился на пол и закрыл лицо руками. Его била сильная дрожь, из глаз текли слезы. Когда он вновь взглянул в зеркало, то увидел, что превратился в седого, дряхлого старика.

— Баккар, я выполнил свое обещание, — глухо промолвил он. — Надеюсь, и ты выполнишь свой сыновний долг!

Глава четвертая

СУМЕРЕЧНЫЕ ЗЕМЛИ

Уже вечерело, когда Баккар достиг Дальнего берега. Солнце висело над Синими горами, окутывая их розовой дымкой. Усталый конь сложил крылья и опустился на берег моря. Баккар разрешил ему немного попастись на склоне ближайшего холма, а сам поднялся на вершину и, сложив руки на груди, в задумчивости стал оглядывать окружавший его мир.

Никогда прежде он не оказывался так близко от Сумеречных земель, и сердце его невольно сжалось от тревоги. Сумеет ли он выполнить волю отца? Устоит ли против леденящей мглы, не впадет ли в оцепенение? Даже на таком солидном расстоянии от границы ощущался непривычный холод. Казалось, косые солнечные лучи здесь почти не греют…

Он хотел было взглянуть на развалины Таллара, ближайшего из Покинутых городов, но но смог оторвать зачарованного взгляда от заходящего солнца. Косые розовые лучи освещали удивительную панораму Мира Облаков: равнины, горы, озера, леса, реки… Как обычно, за прошедший день эта панорама немного изменилась. Облака жили собственной жизнью. Там, где они пролили на землю дожди, образовались широкие впадины, быстро заполнявшиеся облачной водой. Одна из громадных гор заметно потемнела, изменила свою форму и слегка содрогалась, словно ее раскачивал невидимый великан. Баккару показалось, будто оттуда доносятся глухие раскаты. Ну конечно же в тех местах разразилась сильная гроза. Наверное, сейчас на поверхность земли обрушились свирепые ливни, а небо располосовано зигзагами чудовищных молний. Как же неуютно, наверное, оказаться под ударом небесных стихий! Бедная Ириния, она сейчас тоже находится на земле, да еще в лапах Пакира… Надо спешить, иначе все погибнет!

Баккар устроился на ночевку возле одинокого разрушенного здания, похожего на древний храм. Ясф так устал, что улегся на облачную землю и почти тотчас заснул. А юному принцу не спалось. Он забрался на купол единственной уцелевшей башни храма и стал любоваться звездным небом.

Особенно ему хотелось увидеть созвездие Изумрудного города — то самое, откуда тысячи веков назад на Землю прилетели Белые маги. Кто знает, быть может, и он когда-нибудь сможет увидеть родину своих предков?