Выбрать главу

Аларм воспользовался ситуацией и вновь попытался заговорить с Баккаром. Но тот был слишком погружен в свои мысли и никак не отреагировал на его призывы.

Принц еще долго стоял на вершине купола и, сложив руки на груди, смотрел в бесконечное звездное небо. Его задумчивое лицо освещали отблески падающих метеоров.

С первыми лучами солнца Баккар снова двинулся в путь. Ясф прекрасно отдохнул за ночь и теперь уверенно летел между высокими белоснежными холмами, прямо над дорогой, что вела к Цитадели.

До полудня они миновали еще три Покинутых города. Когда-то в этих местах жили искусные ремесленники, чьи ювелирные украшения славились по всему Южному царству. Но сейчас здесь царили разруха и полное запустение. Облака мглы висели над развалинами чудесных зданий. Сердце Баккара невольно сжималось, когда он смотрел на эти грустные картины. Отец говорил, что за многие века из Врат Тьмы смогли выбраться всего лишь несколько воинов Легиона Тьмы. И как же много горя принесли они с собой! Нет, ни за что нельзя уступать проклятому Пакиру!

Наконец за грядой холмов появилась высокая гора, окутанная серой дымкой. Это была Цитадель.

В незапамятные времена, когда на Землю явились Белые маги, они получили весть, что сюда же хотят прибыть с Темных звезд Черные маги во главе с Пакиром. Никого это не обрадовало, однако никто, даже великий Белый маг Торн, не стал протестовать. Тысячи веков назад между двумя расами магов было заключено мирное соглашение. Согласно этому документу, Свет и Тьма, Добро и Зло признавались равноправными силами, которые в равной степени управляют жизнью в Галактике. Белые и Черные маги договорились, что они будут создавать на разных планетах новые разумные расы и бороться между собой за души людей, но никогда не станут уничтожать друг друга.

Так случилось и на Земле. Торн и другие великие Белые маги разрешили Пакиру открыть Врата Тьмы, но не на поверхности Земли, а в Мире Облаков. А затем в нескольких милях от Врат Тьмы Торн создал огромную крепость — Цитадель. Она должна была защищать Землю от коварства Черных магов, которые на других мирах уже не раз тайно призывали себе на помощь воинов Легиона Тьмы.

Крепость выросла рядом с крутым изгибом берега облачного моря и вздымалась в небо, словно огромный кулак. Баккар не раз разглядывал ее изображение на роскошном гобелене, что украшал кабинет отца. Но когда он пролетел над очередной грядой холмов и увидел Цитадель вблизи, то его сердце затрепетало. Даже Хрустальный дворец не мог сравниться по размерам с титанической башней! Ее могучие стены были испещрены тысячами темных бойниц, за которыми скрывались мощные световые пушки.

После того как Белые и Черные маги переселились на поверхность Земли, следить за Вратами Тьмы было поручено императору Морефею. В случае если бы Пакир нарушил древний договор и попытался бы проникнуть в Сумеречные земли, Морефей должен был отдать приказ гарнизону Цитадели, и световые пушки могли бы разрушить Врата Тьмы до основания.

Но Морефей мог сделать вид, что не заметил появления колдунов с острова Горн в Мире Облаков. Этого и добивался от него коварный Пакир.

Ясф заржал и полетел чуть влево. Крылатый конь явно пытался держаться подальше от исполинской башни, и Баккар не стал одергивать его. Ему тоже было не по себе. Даже с такого большого расстояния были отчетливо видны многочисленные выбоины в стенах и чудовищные обожженные рубцы. Это были следы боев гарнизона Цитадели с легионерами Тьмы.

Опустив голову, принц пристально смотрел на хорошо укрепленную границу, которая отделяла Империю Солнца от Сумеречных земель. Когда-то она проходила прямо возле Врат Тьмы, но, увы, ныне воинам Морефея пришлось отступить до самой Цитадели. Баккар надеялся увидеть на берегу моря солдат имперской гвардии. Но с такой огромной высоты он не смог ничего разглядеть. Да и дымка снова сгустилась. Теперь это уже были не отдельные островки мглы, а огромное облако. И от него веяло ледяным холодом.

Ясф заржал.

— Хозяин, я больше не могу лететь! — пожаловался он. — Крылья меня больше не слушаются…

— Хорошо, — хмуро кивнул Баккар. — Спускайся.

Вскоре летающий конь опустился возле зарослей каких-то огромных голых деревьев, похожих на дымчатые кристаллы.

Баккар спешился с коня и дружески похлопал его по шее.

— Оставайся здесь, Ясф, — сказал он. — Дальше я пойду один. Да, и возьми это… — Юноша отстегнул крылья и положил их на седло.

Конь возмущенно заржал. Он попытался было пойти вперед, но вдруг задрожал всем телом и поник головой.

— Холодно… — пробормотал он. — Хозяин, ты погибнешь! Мы не можем жить без света! Если бы здесь сияли хотя бы звезды…

— Все будет хорошо, — через силу улыбнулся Баккар. — Жди меня сколько сможешь. Но если я не вернусь до ночи, скачи к Цитадели! Солдаты сумеют тебя накормить и обогреть.

И принц уверенно зашагал вперед между мрачных, голых деревьев.

Вскоре из-за огромных стволов ему навстречу стали выплывать струи черного тумана. Они мягко покачивались, словно змеи перед смертоносным броском.

Лес мертвых деревьев становился все гуще и гуще. Среди громадных серых стволов стали попадаться черные валуны. Баккару они были знакомы. Такой же камень висел на цепях в библиотеке Хрустального дворца. Это был огромный железный метеорит, много веков назад упавший на одну из башен дворца и разрушивший ее до основания.

Наконец ему преградил путь огромный черный камень, изъеденный бесчисленными мелкими и крупными впадинками. По обе стороны от него плотной стеной росли деревья, так что обойти метеорит было бы нелегко. Баккар хотел было вскарабкаться на железную глыбу, но силы окончательно покинули его. Руки заледенели, сердце заходилось от сильных ударов.

Принц упал на колони и простонал:

— Нет, не могу… Прости, отец, но я не могу идти дальше! И тогда Аларм произнес:

«Чего ты испугался, друг? Да, вокруг немного темновато и довольно прохладно. Но в Пещере рудокопов, где я родился и вырос, еще темнее и холоднее!»

«Кто это говорит?» — опешил Баккар.

«Я Аларм, Белый рыцарь».

«Никогда не слышал о Белом рыцаре… Откуда ты взялся?»

«Из края Торна, что находится в центре огромного материка… Впрочем, об этом нет времени рассказывать. Баккар, так получилось, что я ненадолго поселился в твоем теле. Мы должны найти Врата Тьмы! От этого зависит судьба Волшебной страны».

«Выходит, ты на самом деле существуешь? Поначалу я подумал, что твой голос породило лишь мое воображение!»

«Нет, я существую, принц. И твоими глазами смотрю на Мир Облаков. Прежде я даже не подозревал, что в природе существует подобная красота! Только Розовая страна может сравниться с вашим удивительным миром».

«Розовая страна? Никогда не слышал про нее. Где она находится?»

«На юге земли Торна, за Большой рекой… Впрочем, о чем я говорю? Розовая страна будет создана волшебницей Стеллой много веков спустя. Боюсь, ты никогда ее не увидишь».

Аларм коротко рассказал про свое путешествие по Подземной стране и о том, как призрак короля Мглы позволил ему войти в Разрушенный замок. Баккар выслушал его с огромным изумлением.

«Удивительная история! Никогда бы не поверил в нее, если бы ты не упомянул имена Торна и Пакира. Неужто борьба между ними вновь разгорится и в далеком будущем?»

«Еще какая борьба!.. Баккар, я слышал все, о чем ты разговаривал с императором Морефеем. Теперь я понимаю, почему вдруг перенесся через века и оказался в твоем теле! Нам обоим во что бы то ни стало нужно попасть к Вратам Тьмы!»

Баккар кивнул.

«Да, конечно… Но я замерзаю, и меня охватил страх! Наверное, если бы ты сейчас оказался на моем месте, то не испугался бы этого жуткого мрака… Но ведь идти-то приходится мне!»

«Так в чем же дело? Морефей передал тебе часть своей волшебной силы, и отныне ты — великий маг. Сделай так, чтобы мы поменялись местами и оставшуюся часть пути проделал я!»