Выбрать главу

— Занятно, — с могильной серьезностью произнес Шерлок и перевел взгляд на Джона. — На два слова, Джон.

Джон и Шерлок встали из-за стола (И снова Шерлок нарушил все правила приличия! — подумал Джон с легким раздражением) и под любопытными взглядами трех журналистов отошли к дальней стене.

Не успел Джон опомниться, как Шерлок открыл какую-то дверь и затолкнул его в небольшую комнатушку. Они оказались в каком-то тесном чулане, где пахло сыростью и стиральным порошком.

— Да что с тобой такое? — удивленно выдохнул Джон. Он попытался сделать шаг назад (потому что Шерлок вторгся в его личное пространство), но наткнулся спиной на полки с хозяйственными товарами.

— Я не мастер сладких речей, поэтому попрошу тебя придумать благовидный предлог, чтобы сейчас же отсюда уйти.

— Шерлок, Сайфред делает нам одолжение. Ты видел ту толпу на Бейкер-стрит?..

— Твой Сайфред такой же стервятник, как и все они, — холодно произнес детектив. — И кстати о стервятниках. Не хочешь рассказать мне, в чем вообще дело?

Джон покраснел и отвел глаза. Взгляд его невольно упал на губы Шерлока, но он одернул себя и кашлянул.

— В «Сандэй» опубликовали о нас огромную статью, — пробормотал он.

— Спасибо, это я и так понял.

— Там пишут, что мы с тобой… что мы спим вместе. — Джон замолчал.

Шерлок несколько секунд пристально на него смотрел, и Джону стало не по себе.

— Поэтому Андерсон и Донован сегодня несли эту ерунду, — утвердительно произнес Шерлок.

— Да.

— И ты утром спрятал от меня газету.

— Да...

— Почему?

Их взгляды снова встретились. Джон сглотнул и ответил с легким вызовом:

— Я не хотел, чтобы ты видел всю эту грязь.

Шерлок криво усмехнулся, и в лице его читалась какая-то мрачная жесткость.

— На меня вешали много разных ярлыков, Джон. Называли странным девственником, уродом, психопатом, извращенцем, наркоманом и даже убийцей. Если теперь меня будут называть любовником Джона Уотсона... Поверь мне, я переживу.

Джон не успел ничего ответить, потому что дверь за спиной Шерлока отворилась.

— Ребята, вы в курсе, что это кладовка? — раздался лукавый голос Сайфреда. — Ой. Надеюсь, я вам не помешал.

— Нет, мы уже уходим, — ответил Шерлок, выходя в столовую. Джон последовал за ним, но ноги у него почему-то были какими-то ватными.

— Так скоро? — удивленно приподнял брови Бернард.

Шерлок молча забрал папку, которую оставил на столе, и, бросив короткий взгляд на Джона, спросил:

— Ты идешь?

Джон кивнул, не сказав ни слова.

Глава IV. Майкрофт

— Так куда мы идем? — негромко поинтересовался Джон, догнав Шерлока в коридоре. — На Бейкер-стрит сейчас наверно та еще тусовка…

— У нас есть дело, — пояснил Шерлок. — Нужно опросить свидетелей.

— Каких свидетелей? Мне казалось, их-то как раз и нет… — нахмурился Джон. В кармане у него завибрировал мобильный, и он украдкой глянул на экран: «Гарриет».

— Нет в деле о риэлторе. Зато в деле Ришетора — хоть отбавляй.

Джон «сбросил» звонок и сунул мобильный обратно в карман.

— Ришетора? Разве Лестрад не собирался…

— Лестрад ничего об этом не знает, — перебил его Шерлок. — И не узнает до поры до времени.

Он помахал папкой перед носом у Джона, и тот только теперь заметил, что их в руках у детектива две.

— Ты украл у него материалы по Ришетору?.. — удивленно спросил Джон и улыбнулся проворности Шерлока. Ему бы впору работать фокусником или иллюзионистом.

— Да, прямо перед уходом, — по лицу Шерлока тоже пробежала улыбка. — Надеюсь, к тому времени, как мы вернемся, на Бейкер-стрит уже никого не будет.

Когда они вышли из здания, дождь почти прекратился, и теперь лишь слабо накрапывал, пуская рябь по лужам. Стальные тучи по-прежнему серели над головой и должны были вот-вот вновь разродиться холодным ливнем.

Телефон Джона опять завибрировал («Гарриет»), но он проигнорировал вызов. Иногда она бывает чрезмерно настойчива…

Шерлок искоса посмотрел на мобильный, скрывшийся в кармане Джона.

— Сестра, — пояснил тот.

Шерлок сделал вид, что его это не интересует.

Они поймали такси и вскоре уже направлялись по окутанному мглой шоссе в Гринвич, где располагался Исследовательский центр «Ришетор».

Забрав у детектива папку с документами, Джон положил ее на колени и углубился в чтение. Сам же Шерлок, усевшись рядом в своей любимой позе молящегося монаха (как про себя называл ее Джон), закрыл глаза и произнес:

— Достань результаты химико-токсикологического анализа.

— Ты все еще думаешь, что его отравили? — скептически приподнял брови Джон.

— Можно и так сказать, хотя «удушили», наверно, правильнее, ведь умер он не от отравления, а от удушья. Найди результаты, они должны быть в папке.

— Уэйкфилд подвергся серьезному обморожению, Шерлок. Помнишь, каким закоченевшим он был в морге?

— Это-то у меня и вызывает вопросы, — не открывая глаз, ответил детектив.

— Генри Уэйкфилд работал в Ришеторе одним из специалистов по криогенике, нет ничего удивительного в том, что он умер от обморожения криогенной жидкостью, — пробормотал Джон, перебирая документы. В висках у него неприятно пульсировало — то ли от напряжения, то ли от похмелья. Он поморщился.

— Напротив, это очень странно, — ровным голосом произнес Шерлок.

— Почему же?

Шерлок несколько секунд молчал, а затем на одном дыхании ответил на вопрос:

— Криогенные жидкости, попав на кожу человеку в малом количестве, не могут вызвать тяжёлую холодную травму, потому что обладают низкой теплопроводностью. Мы видели тело лишь в морге, спустя четыре часа после его обнаружения, но даже тогда оно все еще было, как ты выразился, «закоченевшим». Нам известно, что на момент понедельника Уэйкфилд был уже сутки как мертв. Даже если предположить, что он решил проработать все выходные, что мне кажется маловероятным, так как иначе он отменил бы свидание с девушкой…