Выбрать главу

— У меня осталось желание и камню придется выполнить его. Иначе… Иначе я женюсь на тебе и так окружу тебя заботой, что ты перестанешь плакать! И полюбишь меня.

Я слабо улыбнулась и сжала Мишкину руку. Мы наняли, как и в тот раз, лодочника и поплыли к Шаман-камню. Сердце забилось быстрей. Я хотела верить и в то же время очень боялась. Боялась, что не вынесу, если поверю, а ничего не изменится. Мишка прикоснулся к камню и закрыл глаза. Я же думала о Даниире. Ничего не произошло. Я все так же сижу в лодке и пытаюсь не расплакаться. Мишка хмуро попросил лодочника причалить к берегу. Решили заночевать в гостиничном домике возле истока реки Ангары. Свободная комната была только одна, но Мишка повел себя, как джентльмен. Уснула я в теплых объятиях с мыслью, что мне нравится чувствовать друга так близко.

Меня разбудило яркое солнце в той же постели. Долго не могла подняться, но с усилием заставила себя это сделать. Привела себя в порядок и вышла во двор. Мишка уже ждал меня там. При моем появлении устремился ко мне. В его глазах горела надежда на чудо. Я грустно улыбнулась и отрицательно покачала головой. Он понял, что ничего не изменилось.

— Придется тебе, Лена, принять мое предложение, — серьезно сказал он.

— Миш, подумай, я ведь не подарок.

— Я мечтал о таком подарке всю жизнь.

Я снова улыбнулась, но уже радостнее.

— Едем домой? — спросил друг.

Я кивнула.

— Искупнусь и поедем.

Надев купальник, отправилась к озеру. Было холодно. Очень. Но мне хотелось чего-то такого отрезвляющего. Жизнь продолжается. Я должна найти смысл в жизни и если Мишка не шутит, приму его предложение. Я поплыла. Неожиданно ногу свело судорогой. Сердце забилось от смутной тревоги. Я повернула к берегу, но уже не чувствовала ног. Я закричала. Не помню что именно, но Мишка бросился в воду. До берега было недалеко, но я не могла пошевелиться, чтобы добраться до него. Я уже не ощущала тела и безвольной куклой пошла под воду. Рядом кричал Мишка, но ответить я ему не могла. Воздуха под водой надолго не хватило, легкие стали гореть от недостатка кислорода. Медленно сознание покидало меня.

Лежала я на чем-то мягком. Открыв глаза, я с удивлением стала рассматривать витиеватый потолок, сужающийся в середине и колонны, в виде стволов, переплетенных между собой. В помещении стоял полумрак. Лежала я на возвышении в прозрачном гробу да в белом платье. Гробу? Я что, умерла? По всей видимости, да. Но сейчас я чувствую себя очень живой. Камень исполнил желание Мишки. Я снова в другом теле и в ином мире. Я попыталась подняться, но почувствовала слабость во всем теле. Ощущение было такое, что год пролежала в этом милом гробике от Белоснежки. За массивной, огромной по высоте дверью раздались громкие шаги. Я быстро закрыла глаза и в целях самосохранения притворилась спящей. Двери с шумом раскрылись, и в помещение кто-то вошел. По создаваемому шуму у меня создалось ощущение, что вошедших было несколько, но только кто-то один подошел совсем близко и остановился возле меня, поднявшись на возвышение.

Я услышала вздох.

— Ты даже в смерти прекрасна, моя любимая сестра.

Мой брат? Мне стало интересно, как он выглядит, и я сквозь полуопущенные ресницы попробовала незаметно рассмотреть эльфа. Правду пишут в сказках. С моих губ чуть не сорвался стон восхищения. В серебристом одеянии, с длинными белыми волосами, спускающимися ниже тонкой талии — эльфийский король был прекрасен.

Он ласково прикоснулся к моей щеке, я, кажется, задержала дыхание. Он вдруг резко убрал руку.

— Она теплая, словно спит! — с удивлением в голосе сказал эльф своей свите.

— Ваше Величество! Созидающая, та, которая дарует жизнь, не может превратиться в тлен.

— Да, ты прав, Тариэль, — король еще раз вздохнул. — Она отдала свою жизнь, ради этого мерзавца. Но он ответит за это. Я сотру все воспоминания о существовании Темного государства!

— Говорят, земли короля Даниира опять плодоносят, а в реках полно рыбы, — спокойно сказал Тариэль, эльф в блестящих доспехах. — И его армия снова сильна.

— Пусть утешается этим, но недолго. Я сожгу дотла все отстроенные заново дома, весь урожай на возрожденных землях, а самого короля темных эльфов казню на главной площади на потеху своему народу.

Может, уже стоит чудесным образом проснуться? Или еще послушать? Решила, что пора.

Я тихо вздохнула и открыла глаза, встретившись с прекрасными голубыми глазами. Как же ангельский образ моего брата не сочетается с только что сказанными им словами.

— Элен?!

Светлый король прижал мою руку к своим губам. Он все еще не верил своим глазам.