Выбрать главу

«Зелёные - ЕСА» связаны не только с ФСЭМ, за ней стоит множество институтов, обеспечивающих проведение согласованной политики всеми автономистскими движениями. Среди них — Европейский центр в защиту потомков меньшинств, Европейское бюро в поддержку редких языков, Федеральный союз европейских меньшинств, Меркатор, Европейский институт народов, Международная хельсинкская федерация в защиту прав человека и пр., также находящиеся под покровом Германии и выполняющие каждая свои определённые задачи. Новое значение контакты между этими организациями приобрели после принятия 1 мая 2004 г. руководителями ФСЭМ Бозенской декларации, которая представляет собой программу действий, разработанную под эгидой Бозенской европейской академии, созданной по инициативе политиков Южного Тироля в 1994 г.

Совместно с Бозенской академией и Институтом Сороса Европейская комиссия создала ещё одну структуру, работающую на поощрение местной специфики и этнических особенностей, — «Платформу за обогащение культурного и этнического разнообразия Европы». На её деятельности сильно сказывается англо-американское влияние, осуществляемое через Международную группу за права меньшинств со штаб-квартирой в Лондоне и американского «Проекта по этническим отношениям» со штаб-квартирой в Принстоне. За спиной последнего стоят Госдепартамент США и известные глобалистские организации — Фонд Карнеги, Фонд братьев Рокфеллеров, Фонд Форда, Фонд Маршалла и др.

В различных регионах Европы на эту идею работает множесто специальных центров, объединяющих представителей бизнеса и националистических организаций, и исследовательских групп. Так, в Швейцарии действует Локарнский институт, привлекающий исследователей, преподавателей, руководителей предприятий, специалистов по маркетингу и экспертов по европейской безопасности к работе над стратегическими проектами. Опору будущего экономического процветания Европы они видят в развитии исторических регионов — Баварии, Фландрии, Каталонии и Бретани, которая мыслится как «внутриевропейский дракон»[132]. Фламандским эквивалентом Локарнского института является аналитическая группа «In de Warande», которая объединила представителей крупного фламандского бизнеса и интеллектуалов, выражающих их интересы, поставивших перед собой задачу разработать конкретные сценарии окончательного раздела бельгийского государства. Итогом их работы стал объёмный документ, опубликованный в 2006 г., носящий характерное название «Манифест за независимую Фландрию в единой Европе». Фактически он представляет собой решительный приговор бельгийской федерации, претендующий на «научное» обоснование раздельного существования двух народов[133].

Для информирования европейской общественности о том, что происходит в сфере защиты прав этносов, в 1999 г. был создан специальный сайт евроменьшинств[134]. Он даёт достаточно полное представление о том, как мыслится сегодня регионалистами «Европа этносов» и каковы их планы на будущее. Здесь даётся полный список этнических и национальных меньшинств Европы (включая этноменьшинства России, Украины, Белоруссии, Кавказа, Турции). Причём интересно, что к меньшинствам относят не только этносы и нации, но и исторические области, такие как Силезия, Моравия, Крым. Далее даются определение разных категорий меньшинств, их классификация в соответствии с теми требованиями, которые они выдвигают, публикуются лингвистические атласы и атласы Европы, с уточнением определений в соответствии с используемыми в международном праве.

Таким образом, движение за автономию меньшинств имеет широкую «крышу» и мощную поддержку, и можно утверждать, что в этих условиях процесс дробления европейских государств на этнорегионы, хорошо управляемый и координируемый, будет продолжаться, вызывая нестабильность, локальные конфликты, а в случае необходимости — состояние хаоса. Главная ставка делается на создание нового, вне-государственного сетевого типа сотрудничества, что создаёт условия для экспансии германского капитала, который получает возможность цивилизованно и тихо, но вместе с тем решительно проникать в самые важные экономические сферы развития соседних государств, делая их всё более зависимыми от немецких интересов.

Однако сегодня вновь, как и в годы нацистского порядка, немецкая геополитика выражает глубинные интересы транснациональных элит. Руками немецких правящих кругов осуществляется расчистка европейского поля для создания глобального мирового рынка, в котором ЕС будет представлять одну из опор мировой архитектуры. 

8. Демографическая революция:«Нация мигрантов» вместо «европейской нации»

Будущая евразийско-негроидная раса, внешне похожая на древнеегипетскую, заменит разнообразие народов разнообразием личностей.

Куденхове-Калерги

«Тихая» геополитическая революция в Европе сопровождается отнюдь не тихой революцией в сфере демографии, которую многие исследователи называют «демографической катастрофой».

В последнее время относительное падение демографического веса Европы в мире стало превращаться уже в абсолютное. Регион прекратил воспроизводство своего населения вследствие крайне низкого уровня рождаемости (см. табл.[135]) Средний показатель рождаемости составляет в настоящее время 1,5, тогда как для сохранения текущей численности населения требуется уровень как минимум 2,1. Как указывают демографы, это не просто НПН (нулевой прирост населения), это уже НН (нулевое население). Особенно серьёзная ситуация в Центральной и Восточной Европе, а самые низкие показатели рождаемости — в Латвии, Венгрии, Португалии и Германии. В тех странах, где уровень рождаемости относительно высок (Великобритания, Франция, Швеция), он обеспечивается в основном за счёт мусульман.

А. Рар, директор отдела России и СНГ Германского совета внешней политики, высказался по этому поводу совершенно определённо: «Мы на перепутье, и трудно сказать, куда это приведёт... Да, можно сказать, что “белая раса” вымирает... В открытую вести такие обсуждения пока сложно, потому что есть электорат».

По данным Комиссии по демографии Совета Европы, если в 1960 г. люди европейского происхождения составляли 25% мирового населения, в 2000 г. — 17%, то через 40 лет они будут составлять не более 10%. В 2000 г. население Европы насчитывало 728 млн., к 2050 г., при сохранении текущего уровня рождаемости и без учёта иммиграции, оно будет насчитывать 600 млн. Европа потеряет к этому времени столько жителей, сколько населяет Германию, Польшу, Данию, Норвегию, Швецию и Финляндию вместе взятые. В последний раз столь значительное сокращение европейского населения наблюдалось только во время эпидемии чумы в 1347―1352 гг.[136] Особенно серьёзная ситуация в Германии, где к 2050 г. население может сократиться с 82 млн. до 59 млн. человек.

Соответственно, меняется и возрастная структура населения. С 2003 по 2011 г. произошло значительное ускорение старения населения. Через 40 лет число детей до 15 лет сократится на 40%, а треть населения будут составлять люди старше 60 лет (в наиболее развитых странах каждому десятому будет за 80). Соотношение молодых людей и людей среднего возраста к пожилым будет 2:1[137].

Происходящие перемены уже сейчас бросают серьёзный вызов способности ЕС сохранить сложившуюся социальную цельность. Поскольку число детей сокращается быстрее, чем число трудоспособного населения, рабочих рук будет катастрофически не хватать, что поставит под вопрос само сохранение системы социального обеспечения. Пока в Европе ещё работают те многочисленные поколения, которые были рождены на демографическом буме после Второй мировой войны, и это делает возможным сохранение высоких социальных стандартов. Но когда они уйдут на пенсию, ситуация коренным образом изменится, так как сокращение работоспособного населения станет катастрофическим. Поэтому судорожные действия европейских политиков, направленные на повышение пенсионного возраста и пересмотр схем поддержки инвалидов и пенсионеров, связаны с попыткой задержать на максимально возможный срок падение высокого уровня стандартов и потребления, за которым неизбежно последует его быстрый обвал.

вернуться

132

Nassaux J.-P. L’ethnisme, le projet cTautonomie sociale et individuelle et la mondialisation // Pyramides.

вернуться

133

См.: Manifeste pour une flandre independante dans 1’Europe unie. Groupe de reflexion «In de Warande». Mars 2006.