Читать онлайн "Тридцать первое июня (сборник юмористической фантастики)" автора Азимов Айзек - RuLit - Страница 39

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

А потом они приехали в космопорт, взошли на борт звездолета. Старт дали не сразу. Отец и сын обосновались по-хозяйски в каюте, и Уилбур сразу заснул. Еда, сон и девушки вот все, на что хватает времени у молодых людей.

А Маркусу не спалось, хоть он и устал. Он хотел услышать, как объявляют маршрут. Ведь поправку уже должны внести! Взревели ракетные двигатели. Уилбур, вздрогнув, проснулся и свесил ноги с амортизационной койки.

— Ты думаешь, сейчас объявят? — спросил он.

— Должны, — ответил Маркус.

Рев двигателей усилился, каюта задрожала. Объявят ли когда-нибудь маршрут? Щелкнул микрофон.

— Бессемер, Золотой Песок, — заговорил динамик.

— Ложись на койку, — приказал Маркус и лег сам.

— Корни, Кассальмонт, — гудел динамик. И тут все заглушил рев двигателей. Маркуса вдавило в упругую койку. Диктор надрывался, но слов невозможно было разобрать — так шумела в ушах кровь. Маркус провалился в серое забвение перегрузки. Когда он очнулся, вокруг сверкали звезды, а непосильная тяжесть исчезла. Маркус сел.

— Не услышали, — заметил Уилбур, опуская ноги на пол.

— Да, но объявят еще раз.

— Все равно жаль, — сказал Уилбур. Маркус тоже забеспокоился.

— Самое разумное — справиться, — решил он. Они вышли в коридор. Ракетные двигатели безмолвствовали: теперь работали межзвездные. Солнечная система осталась позади, слилась с другими светилами.

Звездолетчик был занят; он кивнул, приглашая их подождать, пока он не задаст курс автонавигатору. Немного погодя он обернулся.

— Чем могу служить? — спросил он.

— Мы не слышали маршрута, — сказал Маркус. — Ракеты все заглушили.

Звездолетчик виновато улыбнулся.

— В последнюю минуту пришлось вносить исправления в карты; знаете ведь, как это бывает. Мы ждали, пока на борт доставят список изменений.

— Понимаю. — Маркус немного приободрялся. — Скажите, пожалуйста, среди исправлений была — Режихау?

Звездолетчик достал список, пробежал его глазами, потом внимательно перечитал.

— Здесь Режихау нет, — сказал он. Тотчас к Маркусу вернулось угнетенное состояние духа.

— Нет Режихау? — растерянно повторил он.

— Нет, но я сейчас проверю. — Звездолетчик склонился над списком. — Постойте. Вот это, наверное. Взгляните-ка.

Маркус посмотрел. Палец пилота остановился возле жирных черных букв: УНЫЛАЯ ХАРЯ (бывш. Режихау; название изменено во избежание путаницы с фамилией просителя).

— Благодарю, — слабым голосом произнес Маркус. — Это я и хотел узнать.

В молчании они вернулись в каюту. Маркус закрыл глаза, но все равно продолжал видеть новое имя планеты. Не так легко от него избавиться.

— Раньше было красивее, — сказал Уилбур. — Как по-твоему, что там случилось?

— Не знаю, — ответил Маркус. Но он знал. Четырнадцать раз (или одиннадцать?) употребил он одно и то же слово. Он старался захлестнуть главного робота эмоцией, и это ему удалось. В мозгу робота он запечатлел главным образом слово «уныние».

— Что теперь делать? — спросил Уилбур. — Может быть, вернемся?

— Нет, — отказался Маркус. — Оставим как есть. Вот вырастешь, займешь мое место, тогда и попробуй, если тебе захочется.

Женщины на планете будут, невзирая на название. Хлоя поймет, что случилось; так или иначе он обещал писать. Она не пожалеет, что приехала. А будут женщины — будут и мужчины, как-нибудь проживем.

Надо еще учесть фактор неопределенности. Маркус думал, что хуже старого названия ничего и быть не может… сейчас он так больше не думает. Он содрогнулся при мысли о том, каким может оказаться следующее название.

— А теперь ничего? — с тревогой спросил Уилбур.

— Конечно, ничего. — Маркус смирился со своим жребием. — Мы едем домой, на Унылую Харю.

Илия Поповски

РЕПОРТАЖ ИЗ ДАЛЕКОГО БУДУЩЕГО

Перевод с сербохорватского Г.Марковича

Недавно на планете Нептун состоялась очередная ежегодная конференция представителей всех планет солнечной системы с одним-единственным пунктом повестки дня: «Выборы нового межпланетного совета». Конечно, все мы, делегаты, знали, что за этим единственным пунктом кроется целая галактика разных проблем.

Кольцо Сатурна начало ржаветь, и представители этой планеты, несомненно, будут просить новых дотаций на ремонт и окраску. На Марсе дошло до того, что большинство каналов занесло песком и пылью, и его представители будут требовать запчастей к каналокопателям… Делегаты Меркурия по обыкновению будут канючить: «Мы убедительно просим замедлить темпы вращения нашей планеты вокруг Солнца! Вы все нормально крутитесь вокруг него, а мы из-за чрезмерно быстрого вращения и смены суток никак не успеваем в срок выполнять планы и третий век сидим без прогрессивки».

Конечно, и у нас, на Земле, не только розы… С одной стороны, экономическая диспропорция: тогда как народы Африки и Азии путешествуют по Вселенной в суперроскошных космических яхтах, примитивные племена Европы и Америки пьют коньяк с содовой, как это делали их далекие предки в XX веке…

С другой стороны, Пеле XXVI снова повредил себе щиколотку и поставил под вопрос футбольные соревнования сборной Земли с командой Кассиопеи из созвездия Литургии.

Никак не сведем концы с концами. А где взять деньги, если новый поккер-стадион, вмещающий миллион игроков и подсказывателей, поглотил все, что только можно было поглотить.

Вот в таком-то, можно сказать, мрачном настроении и началась эта наша конференция. Председательствующий — Корень Квадратный Из Единицы с планеты Юпитер — сделал свой научно-фантастический доклад, после чего развернулась живая и конструктивная макродискуссия.

В своем кратком выступлении представитель Сатурна взывал к сознательности, к совести, призывал к единству.

— Мы вместе, — говорил он, — без всяких разногласий вращались вокруг Солнца еще в те времена, когда были просто сгустками пылающей плазмы, поэтому необходимо предпринять все, чтобы и в дальнейшем сохранять существующее положение! Все материальные вопросы нужно на данном этапе отодвинуть в дальний угол, чтобы не портить отношений.

Остальные участники приняли эту платформу, и конференция против всяких ожиданий протекала успешно. Все обменялись добрыми словами и уверениями, а комитет по финансированию удалился в закуток, чтобы там в тишине разделить дотации.

На следующий день делегаты вылетели на краткую прогулку в район Млечного Пути. По этому случаю каждый участник конференции сделал несколько жестов солидарности. Юпитер, например, уступил Венере один из своих спутников, учитывая, что она в силу объективных обстоятельств испытывала в этом дефицит. Мы, земляне, любезно согласились вернуть Марсу несколько его жителей, которые по различным причинам свалились на Землю.

Однако вечером, на торжественном приеме, ситуация неожиданно осложнилась. Когда официанты подали суп, встал Аврелий XIX2, представитель самой удаленной планеты — Плутона, отодвинул свою тарелку и в микрофон прочитал следующее заявление:

— Делегация Плутона в знак протеста отказывается от холодных закусок, от супа и даже от редьки и сразу переходит к бараньим отбивным и свиному жаркому. Этот наш демарш — результат недовольства распределением дотаций, которое производится по принципу: «Кто ближе к Солнцу, тот и больше получает!»

Наступило неприятное молчание. Наконец встал делегат Юпитера и произнес самокритическую речь:

— Замечание товарища Аврелия XIX2, друзья мои, в основном правильно. Однако я боюсь, что обсуждение этих деликатных вопросов и сама процедура распределения дотаций займут у нас слишком много времени. Поэтому я предлагаю передать этот вопрос на рассмотрение Специального комитета, который к будущему веку подработает соответствующие рекомендации, учитывая высказанные здесь замечания.

Собравшиеся живо откликнулись на эти мудрые слова, Делегаты Плутона хотя и с оговорками, но тоже приняли предложение Юпитера в целом и согласились съесть закуски и редьку. От супа они все же отказались: а) из принципиальных соображений и б) потому, что он уже остыл.

     

 

2011 - 2018