Выбрать главу

– Может, все-таки скажешь, как тебя зовут? – спросил я в промежутке между поцелуями, но ответа не получил.

– Пойдем в дом, там теплее и удобнее, – сделал я еще одну попытку.

Но он только покачал головой и неожиданно плавным движением опустился на колени. Через пару секунд я почувствовал мягкие и осторожные губы на своем члене.

Эти прикосновения были совсем не похожи на прежние робкие, почти неловкие поцелуи. Он ласкал меня умело и с явным удовольствием, ничуть не стесняясь того, что стоит перед незнакомым человеком на коленях, и единственное что на нем есть из одежды – кожаное ожерелье со знакомым мне плетением.

Забывшись, я запустил пальцы в его волосы. Тонкие и лёгкие, они почти высохли, и я удовольствием перебирал их, накручивал на пальцы, а под конец довольно сильно дернул, не сдержавшись. У меня давно не было такого вот спонтанного, животного секса. С коротким, но острым оргазмом, от которого стало почти больно, точно я освободился от чего-то, выплеснул наружу накопившееся внутри за последнее время напряжение.

Когда я открыл глаза – кажется, буквально через несколько секунд, едва успев перевести дыхание, – на берегу уже никого не было. Я протянул руку, словно не веря в это, но пальцы встретили пустоту.

Меня все еще слегка потряхивало, низ живота сводило сладкой судорогой пережитого наслаждения – морок мороком, но не мог же я вот так ни с того ни с сего кончить на пустом берегу, даже не прикасаясь к себе. И поскольку крепче молока я ничего сегодня не пил, словить такие глюки мне было не с чего, если только местные коровки не пасутся на конопляных полях.

Зайдя в дом, я на всякий случай запер дверь на засов и трижды повернул ключ в замке. Потом проверил задвижки на оконных рамах. Подойдя к последнему окну, отодвинул занавеску и посмотрел сквозь стекло. Снаружи ни ветерка, лес стоит над гладью озера неподвижной громадой. И над всем этим – розовато-желтая луна, ровная, точно вычерченная циркулем. Полнолуние, как и сказала сумасшедшая бабка.

Я был почти уверен, что не смогу уснуть, но отключился, едва коснулся головой подушки.

***

Разбудило меня светившее в лицо солнце, потому что я позабыл задернуть занавески после того как прошлой ночью любовался пейзажем в лунном свете. И, кажется, за всю ночь даже не перевернулся с боку на бок, хотя обычно сплю беспокойно, давая Марку еще один повод быть мною недовольным. Впрочем, мало что из моих привычек он был готов признать не нуждающимися в немедленном исправлении. Даже странно, что мы продержались вместе столько времени – за счет интимной жизни, не иначе. Получить немного покоя я мог только затрахав его до полусмерти.

С утра я готов был смотреть на вещи реально и признать случившееся со мной чем-то вроде сна наяву. Вот только не слишком ли реальным был сон? Или все-таки не сон, а наваждение, которое навело «дурное место»? Выходит, я мало того, что подпустил к дорогим мне частям тела не пойми кого, да еще и остался перед ним в долгу, не оказав ответной услуги. С другой стороны, не надо ему было убегать так быстро.

Припомнив подробности ночного происшествия, я снова почувствовал возбуждение и взял себе на заметку по возвращении в город найти постоянного партнера, которому, как и мне, нужны не отношения, а регулярный, ни к чему не обязывающий трах. А то так и крышей поехать недолго. Физиологические потребности игнорировать нельзя, ни к чему хорошему это не приводит. Например, начинает мерещиться нечисть нетрадиционной ориентации и минеты при луне.

Позавтракав, я внимательно исследовал берег, но не нашел ни примятой травы, ни следов на берегу, ни поломанных веток. Только остаток вчерашней сигареты, докуренный почти до фильтра. Если в здешних краях не водятся курящие русалки, это аргумент в пользу того, что ночной гость не был порождением моего воображения.

Наскоро перекусив, я отправился в поселок, решив как следует расспросить бабку-травницу, что за бесовское отродье она поминала. Почему «не то зверь, не то человек», и что значит – «то ли один, то ли двое»?

Старая ведьма, как сказал Василий. У меня возле дома целая скамейка таких ведьм. С них станется объявить молодого парня демоном ада за то, что тот курит, громко слушает музыку или не поздоровался, проходя мимо. А все девушки моложе сорока проститутки просто исходя из их принадлежности к женскому полу.

Старушка, должно быть, обиделась, что я без должного внимания отнесся к ее словам, но найти путь к сердцу женщины любого возраста не так уж и сложно, если проявить внимание, подкрепленное каким-нибудь приятным подарком. Тут я надеялся на помощь Василия – наверняка шустрый мальчишка, который любит совать нос в чужие дела, подскажет, с чем идти к ней на поклон – с бутылкой вина или коробкой конфет.

Но моим планам не дано было осуществиться. Бабки возле магазина не оказалось, только собаки по-прежнему дремали в тени. Прогулка по лесу несколько прояснила мозги, и я отчасти обрадовался этому обстоятельству – хорош бы я был, если бы начал выпытывать у деревенской сумасшедшей, что за нечисть водится в здешних краях. Так и самому в больничку загреметь недолго.

На этой оптимистичной мысли я решительно завернул в магазин – раз уж проделал такой путь, не возвращаться же с пустыми руками. Буханка свежего деревенского хлеба, пачка сосисок – может, Пес не побрезгует таким угощением, раз копченая колбаса не пришлась по вкусу, – и упаковка импортного пива, за которым пришлось самому лезть в холодильный шкаф, на самую нижнюю полку – похоже, товар здесь не самый ходовой.

– Лёш, ты скоро там? – послышалось с улицы через открытую дверь.

– Да иду я, – проорал кто-то прямо над ухом, и я невольно отступил в сторону и повернулся. И тут же почти столкнулся нос к носу со своим вчерашним гостем. Или с кем-то, на кого он был очень похож.