Выбрать главу

— И что? Защититься от промывания мозгов невозможно?

— Невозможно! Впрочем, хотя абсолютной защиты от злонамеренного применения НЛП не существует, но любопытство, вдумчивый анализ и накопленный с годами опыт — в общем-то, иногда помогают.

Геннадий недоверчиво хмыкнул. — Боюсь, что в твоем случае не поможет и это. Я помню какого шороху вы навели своими передачами по ТВ.

Сима хихикнула. — По крайней мере, мы передавали чистейшую правду. Впрочем, ты прав, это тоже была чистейшая манипуляция. Кстати, распространенное мнение, что телевидение является самым эффективным средством манипуляции сознанием не совсем верно. Это, смотря, что понимать под эффективностью. Если разобраться, то программирование индивидуальное или в малой группе дает более качественный и быстрый результат. Так, точечные удары гораздо более эффективны, чем стрельба по площадям. Другое дело, что каждый Томагавк стоил миллионы, и если пулять крылатыми ракетами во все что шевелится, то и американского военного бюджета могло не хватить.

По-настоящему талантливые манипуляторы встречаются довольно редко, и использовать подобных уникумов, вроде попа-раскольника, способного уговорить свою паству на самосожжение вместе с детьми, по мелочам нерационально. Разве только нейтрализовать ключевых политиков, духовных авторитетов и тому подобное. Хорошие агитаторы — тоже редкость, это золотой фонд любой партии. Массовкой ведь тут не возьмешь.

Что же касается телевидения, то, как инструмент манипуляции оно опасно именно с экономической точки зрения. По соотношению цена/эффективность равных ему нет. Бьет правда по площадям, требует массы времени для получения нужного эффекта, но площадь накрытия огромна, а стоит пустяки. Основной недостаток (оборотная сторона достоинств) неприцельность (люди-то ведь разные). Поэтому и делается масса каналов, чтобы разбить аудиторию на целевые группы. Поэтому несколько телевизоров на семью, чтобы клиенты не мешали друг другу.

Следует различать манипуляции в эмоциональной и рациональной сферах.

Длительное время манипулировать на эмоциях невозможно. Эмоциональная сфера у человека неплохо защищена, и он всегда может спрятаться за непроницаемой броней цинизма и равнодушия. Ну, чем можно было еще пронять телезрителя после расстрела Белого дома, Норд-Оста, Беслана и прочих спектаклей ужасов? Ужастики хорошо смотрятся один, ну два раза, а потом появляются любители, которые в компании да с бутылочкой пива ехидно комментируют наиболее кровавые эпизоды. По постсоветскому свежачку неплохо получалось давить на жалость, но потом такие штуки уже не проходили. Сюжет о смертельно больном ребенке, которому срочно нужны деньги на уникальную операцию в забугорной клинике, уже не вызывал потока добровольных пожертвований. Тренированный телезритель только хмыкнет, мол, еще один умник выискался, и просто переключит канал.

— Ну, так именно этого манипуляторы и добивались. В смысле, что цинизм и равнодушие ко всему культивировался специально.

— Это не совсем так. Эмоции — сильное оружие. И если бы у манипуляторов была неограниченная возможность культивировать страх (перед тем, кем необходимо), жалость (к кому надо), гнев (на кого покажут) и тому подобное, то именно так бы они и делали. Но эмоциональные блоки этому мешают, вот и приходилось довольствоваться банальным цинизмом, а в постперестроечной России еще и созданием ауры полной безнадежности.

Другое дело — рациональная сфера. Она у человека практически не защищена и поэтому открывает широкий простор для манипуляции. Каждый просто не в состоянии быть гениальным специалистом по всем аспектам человеческого бытия и обладать к тому же всеобъемлющей информацией. Вот и приходится полагаться на мнение других людей, особенно когда это мнение выражено уверенным тоном и освящено высокими постами, научными степенями или моральным авторитетом. Перекрыть этот канал манипуляции невозможно, да и бессмысленно. Должен же человек откуда-то черпать программные установки, которые позволяют ему нормально существовать в обществе. Можно вообще перестать смотреть телевизор, запретить это делать своим детям — не поможет. Вас достанут косвенно, через других людей. Они-то ведь смотрят, воспринимают и транслируют на окружающих. И мало кому хочется быть белой вороной.

Можно конечно удариться в эскапизм: жить коллизиями героев Санта-Барбары, геройствовать в вымышленных космических империях, утонуть в Интернете. Но реальная-то жизнь никуда от этого не денется и все равно вас допечет.

Проблему с телевизионной манипуляцией можно решить только кардинально, то есть через перехват управления над телеканалами. А это в свою очередь возможно только по получению реальной политической власти. Иначе никак. Телевизионная же промывка мозгов (по причине малой избирательности) принципиально неспособна защитить Власть от действий сплоченных групп диссидентов, которые, как показывает практика, всегда находятся. Для их нейтрализации приходится применять совсем другие методы: подкуп, силовые действия и тому подобное. А это не всегда срабатывает и вообще чревато. В общем, экономия на хороших политруках и ставка на дешевые методы (по причине безграничной жадности) вполне может выйти власти боком.

Сима замолчала и потянулась к вазе с фруктами. Светка хмыкнула и подмигнула Геннадию. — Она тебя еще своими лекциями не достала?

Сима презрительно фыркнула и вгрызлась зубами в сочную мякоть. Геннадий осмотрительно предпочел промолчать.

— Ладно, — сдалась Светка, — вернемся к нашим баранам. Коронация в субботу, то есть через четыре дня. Я вас официально приглашаю. И не вздумай отказываться. Обижусь. В конце концов, это ты втравила меня в эту историю.

— Угумс, — кивнула Сима с набитым ртом. И, прожевав, добавила, — будем-с. Только за последствия я не отвечаю.

Светка с подозрением посмотрела на подругу. — Ты это брось. Знаю я твои штучки. Будет лучше если данное мероприятие пройдет без сюрпризов.

— Да ладно тебе, — отмахнулась Сима, выбирая в вазе новую жертву. — Должна же я с тобой рассчитаться за испорченный отпуск в Германии. Так что готовься, детка!

Таллин, 2005