Выбрать главу

Глава 39

Время скорби

«И восстанет в то время Михаил, князь великий, стоящий за сынов народа твоего; и наступит время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди, до сего времени; но спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены будут записанными в книге» (Дан. 12:1).

Когда завершится проповедь вести третьего ангела, милость Божья оставит грешных жителей земли. Народ Божий совершил свое дело: он получил «поздний дождь», «отраду от лица Господня», и приготовился к грядущему часу испытания. Ангелы на небе спешат во все стороны. Ангел, возвратившийся с земли, объявляет, что его дело окончено, мир подвергнут последнему испытанию, и все, кто оказался верен Божественным заповедям, получил «печать Божию». Тогда Иисус прекращает Свое посредническое служение в небесном святилище. Он поднимает руки и говорит громким голосом: «Совершилось!". И все небесное воинство снимает свои венцы при Его торжественном заявлении: «Неправедный пусть еще делает неправду; нечистый пусть еще сквернится; праведный да творит правду еще, и Святый да освящается еще» (Откр. 22:11). Участь каждого решена — к жизни или же к смерти. Христос совершил дело примирения для Своего народа и изгладил его грехи. Число Его подданных умножилось; «царство же и власть, и величие царственное во всей поднебесной» будет дано наследникам спасения, и Иисус должен царствовать как Царь царствующих и Господь господствующих.

Когда Христос оставит святилище, земля погрузится во мрак. В то ужасное время праведники должны будут жить перед лицом святого Господа без Ходатая. Ничто не будет сдерживать нечестивых, и сатана получит неограниченную власть над нераскаявшимися. Долготерпению Божьему пришел конец. Мир отверг Его благодать, презрел Его любовь и попрал Его закон. Время благодати для нечестивых закончилось. Дух Божий, Которому они упорно сопротивлялись, наконец оставил их. Лишенные покрова Божественной милости, они оказались во власти злого врага. Сатана тогда ввергнет жителей земли в последнюю великую скорбь. Как только ангелы Божьи перестанут удерживать свирепые ветры человеческих страстей, разыграются все враждебные стихии. Весь мир постигнет губительная кара, более ужасная, чем та, что в древности обрушилась на Иерусалим.

Один-единственный ангел, уничтоживший всех первенцев Египта, наполнил всю землю плачем. Когда Давид сделал перепись народа и согрешил этим перед Богом, в наказание за этот грех один ангел произвел ужасное опустошение. Святые ангелы по воле Божьей губили нечестивых — так же будут поступать и бесы, когда Бог допустит это. Темные силы уже наготове и ожидают только Божественного позволения, чтобы опустошить всю землю.

Чтущих закон Божий уже обвиняли в том, что они навели суды Божьи на мир, и теперь на них будут смотреть как на виновников ужасных стихийных бедствий, вражды, кровопролития, которые наполнят всю землю страданием. Сила, сопровождающая последнее предостережение, приведет безбожников в ярость, и их гнев разгорится против всех, принявших эту весть, а сатана будет еще больше раздувать дух ненависти и преследования.

Священники и народ не знали о том, что место Божьего присутствия уже опустело — Господь оставил иудеев. Находясь во власти сатаны и погрязнув в самых страшных и пагубных страстях, они все же считали себя избранными Божьими. Служение во храме продолжалось, на его оскверненных жертвенниках приносились жертвы, и ежедневно испрашивалось благословение Божье народу, который был виновен в пролитии драгоценной крови Сына Божьего и продолжал посягать на жизнь Его служителей и апостолов. Так и в то время, когда во святилище будет принято окончательное решение и участь мира бесповоротно определится, жители земли не будут знать об этом. Народ, окончательно оставленный Духом Божьим, будет по-прежнему придерживаться религиозных формальностей и обрядов, сатанинское усердие, которым князь зла будет наделять их для выполнения своих коварных замыслов, примет вид ревности по Боге.

Так как вокруг субботы разгорится борьба но всем христианском мире и религиозная власть объединится вместе с государственной, чтобы навязать соблюдение воскресенья, то упорный отказ ничтожного меньшинства подчиниться всенародному требованию сделает его предметом всеобщего отвращения. И будет решено, что этой кучке людей, сопротивляющихся постановлениям церкви и закону государства, не должно быть снисхождения, что лучше пострадать им, нежели ввергнуть все народы в смуту и беззаконие. Восемнадцать столетий назад подобное обвинение было выдвинуто и против Христа «начальниками народа». «Лучше нам, — сказал Каиафа, — чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб» (Ин. 11:50). Этот довод покажется убедительным, и вскоре издадут указ против чтущих субботу по четвертой заповеди, который объявит их достойными самых суровых наказаний и предоставит народу свободу после определенного времени предавать их смерти. В наш цивилизованный век отступники-протестанты будут так же поступать с теми, кто чтит Божественную заповедь, как в свое время поступали католики.

Народ Божий тогда будет переносить такое страдание и горе, описанное пророком как бедственное время Иакова: «Так сказал Господь: голос смятения и ужаса слышим мы, а не мира… Лица у всех бледные. О, горе! велик тот день, не было подобного ему; это — бедственное время для Иакова, но он будет спасен от него» (Иер. 30:5-7).

Ночь душевных страданий Иакова, когда он в молитве боролся за свое избавление от руки Исава (Быт. 32:24-33), показывает переживания, предстоящие народу Божьему во время скорби. Нечестным путем получив благословение отца, предназначенное Исаву, Иаков бегством спасал свою жизнь, напуганный угрозами брата. Спустя много лет, проведенных в изгнании, он получил указание от Господа вернуться вместе с женами и с детьми и со стадами в родную землю. Достигнув границ земли, Иаков был напуган вестью о том, что ему навстречу идет Исав с отрядом вооруженных людей. Он не сомневался в том, что братом владеет жажда мщения. Невооруженные беззащитные спутники Иакова, казалось, должны были стать неизбежной жертвой насилия и убийства. Помимо тревоги и страха его мучили еще и угрызения совести, он понимал, что это его грех подвергал всех такой опасности. Его единственная надежда была только на милость Божью; молитва должна была стать его единственной защитой. Однако он сделал все возможное, чтобы искупить свою вину перед братом и отвратить нависшую над ним опасность. Так последователи Христа в преддверии надвигающегося времени скорби должны приложить все усилия, чтобы показать себя людям в правильном свете, развеять предрассудки и отвратить опасность, которая угрожает свободе совести.

Отослав от себя всех своих близких, чтобы они не стали свидетелями его отчаяния, Иаков остался один молиться Богу. Он исповедал свой грех, возблагодарил Господа за Его милость; с глубоким смирением сослался на завет, заключенный с его отцами, и на обетования, какие были даны ему в ночном видении в Вефиле и в земле изгнания. Наступил критический час его жизни; на карту было поставлено все. Во мраке и одиночестве он продолжал молиться и смирять себя пред Богом. Внезапно рука легла на его плечо. Он подумал, что враг хочет лишить его жизни, и отчаянно начал бороться с пришельцем. С наступлением рассвета незнакомец явил свою сверхъестественную силу: одно прикосновение, казалось, парализовало этого сильного человека, и, беспомощно рыдая, Иаков упал на грудь своему таинствен ному противнику. Теперь Иаков понял, что он боролся с Ангелом завета. Обессиленный, испытывая сильнейшую боль, он не хотел сдаваться. Столько времени он испытывал растерянность, угрызения совести и беды, страдая из-за своих грехов, теперь он должен увериться в том, что прощен. Божественный пришелец, казалось, собрался оставить его, но Иаков ухватился за него, умоляя о благословении. Ангел настаивает: «Отпусти Меня, ибо начинается день», но патриарх восклицает: «Не отпущу Тебя, пока не благословишь меня!". Какая доверчивость! Какая непреклонность и настойчивость! Если бы в словах Иакова прозвучала хвастливая самонадеянность, он моментально был бы уничтожен, но он проявил настойчивость грешника, который исповедует слабость и недостоинство и вместе с тем уповает на милость Бога, хранящего завет.