Выбрать главу

Еще летом 1941 г. командование группировкой войск «Север» требовало ввода германских военно-морских сил на о. Ильмень. Командование флотом отклонило это требование, считая, что на озере Ильмень должны действовать исключительно саперные части. Такое утверждение неверно, поскольку все, что плавает, должно подчиняться флоту.

Также не был дальновидным отказ немцев от восстановления флотилии в 1943 г. Германская флотилия при наличии в ней 500 человек могла бы высвободить 5000 человек войск обороны побережья, которые нужны были на других направлениях, и тем самым она внесла бы свой вклад в «экономию сил», что стало, начиная с 1942 г., серьезной необходимостью для Германии.

Действия на Пяоозере

Победоносно продвигаясь вперед на восток, части 3-й пехотной дивизии, находящиеся в соединении финского 3-го армейского корпуса, достигли берегов озера Пяоозеро, лежащего к востоку от старой границы. Восточный берег озера находился, однако, еще в руках 88-й советской дивизии, которая должна была препятствовать дальнейшему продвижению финнов к исключительно важной в стратегическом отношении мурманской железной дороге. Прежде всего русские превратили деревни Микулайнен и Ниска в укрепленные пункты и, патрулируя, мешали в этом районе подвозить довольствие по дорогам, построенным финнами, Кусамо — Сохьяна — Киестинки (озеро Топозеро), а также в районе Оуланка. Так как район, занятый русскими, представлял собой почти бездорожную дикую местность, покрытую болотами и древними лесами, было решено напасть на советские опорные пункты со стороны озера.

На основании этих соображений штаб-квартира финской армии в сентябре 1941 г. отдала приказ штабу военно-морских вооруженных сил командованию дать в распоряжение 3-го армейского корпуса морской батальон. 6 октября 1941 г. командир этого батальона капитан 3 ранга Маттила с четырьмя младшими лейтенантами и двумя унтер-офицерами доложил о прибытии командиру 3-го армейского корпуса генерал-майору Силасвуо в Киестинки. Положение было следующим: русские занимали восточный берег и более крупные острова, со-ветский батальон находился в Микулайнен, а более сильная боевая группа находилась в Ниске; на озере у русских имелся буксир и по меньшей мере 5 вооруженных пулеметами моторных лодок.

Финские части, занимая устье р. Сохьяна, захватили трофей — советский буксир «Свеа», кроме того, имелись в распоряжении некоторые, почти негодные для использования моторные лодки, а также штурмовой бот и несколько мостовых понтонов. Из Улеаборга на грузовых автомашинах были привезены 3 железные моторные лодки. Удалось также с большими трудностями по шоссе переправить несколько моторных лодок с Топозеро в Пяоозеро, буксир «Свеа» был переименован в «Лайна» и вооружен трофейной советской 45-мм противотанковой пушкой и 20-мм зенитным орудием «Бреда». Каждая из железных моторных лодок получила 20-мм зенитное орудие, каждая деревянная — 20-мм противотанковое ружье или пулемет. Отряду Маттила придали в дальнейшем крепостной батальон, пехотную роту (Мурасмаа), саперную группу, 2 мостостроительные группы, 3 радиогруппы и санитарную группу, но, несмотря на это, капитан 3 ранга Маттила передал командование этими сухопутными частями майору Кархунену, чтобы иметь возможность полностью посвятить себя военно-морским операциям.

Согласно оперативному приказу от 8 октября 1941 г., 11 октября надо было взять Микулайнен и затем, сконцентрировав силы, атаковать Ниску. Финские части и корабли сосредоточились в устье Сохьяны, но вследствие сильного шторма перевозка морем в Лайтакари могла осуществиться лишь 12 октября.

На озере длиной 60 км и шириной 25 км, которое своим северным концом заходит за северный Полярный крут, в эти дни происходили частые штормы и имели место другие трудности, мешающие навигации; так, например, финны не имели достаточно хороших карт этих вод, не было также абсолютно никаких маяков или других обозначений фарватеров.

13 октября рано утром началась атака; финская железная моторная лодка «AV 67» внезапно напала в районе острова Сауна на 2 советские моторные лодки и вывела одну из боя. Финская пехота в 05.15 пошла в наступление, и уже в 6 часов баржи и штурмовой бот переплыли через бухту, расположенную севернее Лайтакари, подошли к устью небольшого ручья, чтобы забрать первых раненых.

В 7 часов «Лайна», «AV 67», «МВ 2», «МВ 3», «МВ 6» и «МВ 21» вышли и отправились по направлению к бухте Микулайнен, чтобы отвлечь на себя внимание русских. Корабли получили задание в 10 часов открыть огонь по русским, в то время как одновременно должна была броситься в атаку финская пехота.

Ровно в 10 часов финские корабли стояли перед укрепленной деревней Микулайнен и открыли огонь; вскоре в деревне начался пожар, и русские отошли на высоты, расположенные в этом районе; в это время финские суда укрепились в захваченном пункте. Лишь в 12 часов майор Кархунен отдал приказ финской пехоте двинуться в атаку, к этому времени Микулайнен была уже занята морскими частями!.. Русские, видимо, не рассчитывали на энергичную атаку со сторон озера.

Теперь следовало провести операцию против Ниски. За это время прибыли 2 другие железные моторные лодки «AV 132» и «AV 68», а также деревянная моторная шлюпка «Ахти», которые вместе с «AV 67» 16 октября в час ночи отправились в Оуланку и перевезли находящиеся там части батальона Сихвонена в бухту Умпиканта. В 11.55 «Лайна» сообщила, что она видела 2 русских корабля в районе острова Луптсинга, однако эти корабли не предприняли никаких атак на финские суда. Чтобы еще в более сжатые сроки завершить перевозки, были связаны в один 2 мостовых понтона, и с их помощью батальон Кархунена был перевезен из Микулайнен в бухту Умпиканта. Все эти перевозки имели место в штормовую погоду. Вечером 17 октября финны стояли в боевой готовности для атаки Ниски. Корабли батальона Маттила должны были 18 октября в 6 часов находиться за островом Ниска, чтобы оттуда атаковать и русские корабли, в то время как финская пехота должна была атаковать позиции советских войск.

Когда финские корабли, согласно приказу, заняли исходные позиции, не удалось установить радиосвязь с сухопутными частями, и, таким образом, корабли остались стоять за островом; в это время подошла «Лайна» с бензиновыми бочками на борту из устья Сохьяны; помимо нее, в распоряжении имелись «AV 132», «МВ 3» и «Руско», остальные суда из-за неполадок в машинном отделении были не готовы к походу!

В 07.18 советский катер обошел остров, однако, увидев финские суда, повернул обратно, но финны не бросились его преследовать, так как это помешало бы им выполнить предусмотренную планом операцию. Другой русский катер в 08.30 пытался перейти в атаку, однако также сразу же повернул обратно.

В соответствии с оперативным приказом красная ракета означала, что корабли должны были дать своей собственной пехоте огневое прикрытие. Когда капитан 3 ранга Маттила в 08.36 увидел 3 красные ракеты на западе Ниски, он подумал, что финские части уже так далеко продвинулись вперед, и отдал своим кораблям приказ открыть огонь по трем русским кораблям, стоявшим в порту. Более крупный корабль загорелся, однако по финским кораблям со стороны суши был открыт сильный огонь, и им пришлось спустя полчаса повернуть обратно. Вести огонь с финских корабельных орудий было довольно трудно из-за ледяных брызг воды, попадавшей на них, которые тотчас же замерзали. Становилось все труднее стрелять из зенитных орудий очередями, и вскоре пришлось делать лишь одиночные выстрелы.

В 10.15 2 советских судна зашли за остров Ниска, и в 11 часов капитану 3 ранга Маттиле удалось установить радиосвязь с сухопутными частями, и он получил приказ атаковать русских. Финские корабли, к которым присоединилась также подоспевшая к тому времени «Лайна», имеющая очень небольшую скорость, снова появились из-за полуострова Ниска и открыли огонь по деревне и по 3 русским кораблям, стоящим перед ней. 45-мм противотанковая пушка с «Лайны» открыла огонь по русской батарее. Вскоре 2 русских судна потеряли ход, а команда с одного суда бросилась в воду, хотя, по финским наблюдениям, судно не получило никаких повреждений.