Читать онлайн "Вся правда об Украинской повстанческой армии (УПА)" автора Козлов Андрей Валерьевич - RuLit - Страница 14

 
...
 
     


4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Действительно, ОУН в постановлениях III Чрезвычайного большого сбора ОУН (август 1943 г.) декларировала, что выступает за свободу вероисповедания, за право национальных меньшинств на национальную культуру, за равенство всех граждан Украины независимо от национальности в гражданских правах и обязанностях... Но если вспомнить события этого периода на Волыни, то мы увидим: слова националистов очень сильно расходились с их делами.

Современные украинские пропагандисты национализма решили не отставать от боевых побратимов. Для начала они постарались сменить окраску термина «жид», используемого оуновцами в документах и пропагандистских материалах, с негативной на позитивную.

Большинство исследователей рассматривают данный термин как оскорбительное обращение к лицу еврейской национальности. Опровергая это, западноукраинские историки утверждают, что «он не имел ни одного обидного оттенка. .. .Слово “жид” исчезло из литературного языка, хотя его иногда используют представители старшего поколения, не вкладывая в него никакого негативного смысла», — утверждает Владимир Вятрович113. Внимательное прочтение националистической литературы ставит данное утверждение под большое сомнение114.

Отметим, термины «жид», «жидо-болыпевизм», «московско-жидовская коммуна» исчезают из документов ОУН в 1942 г. Произошло это тогда, когда опустели гетто, когда «еврейская проблема», по мнению националистов Украины, перестала существовать115. Тогда же берет свое начало история фальсификации взаимоотношений между ОУН и евреями: «Нужно быть сегодня политическим младенцем, чтобы не понимать, что, не обращая внимания ни на какие наши традиции в еврейском вопросе, сегодня по ряду причин необходимо любой ценой сторониться антисемитизма. И прежде всего поэтому необходимо избавляться от наименьшей тени гитлеризма. Собственный народ распнет или выкинет прочь тех, кто станет на эту линию. Не потому, что народ симпатизирует евреям. А потому, что народ испытал от носителей антисемитизма — гитлеровских орд — еще большую трагедию, нежели евреи, и всякую подобную “политику” расценит как продолжение уже виденного, а носителей ее — как гитлеровских агентов»116. Причина фальсификации взаимоотношений между украинскими националистами и евреями: ОУН(б) необходимо было «избавляться от наименьшей тени гитлеризма» в глазах собственного народа. А для этого пришлось создать и поддерживать миф о дружественном расположении ОУН(б) к нацменьшинствам.

Данная задача актуальна и ныне. На Западной Украине на «роль» главного интернационалиста назначен Лейба-Ицик Домбровский. Он — человек-мираж, герой пропагандистских мифов. Главное его достоинство—по своей национальной принадлежности он выпадает из рядов бандподполья, четко очерченных по национальному признаку. Лейба-Ицик Домбровский — символ «интернационального» характера этих сил. Именно его образ позволяет западноукраинским пропагандистам решать сверхзадачу по расширению круга участников подполья по национальному признаку.

Здесь вспомним уже упомянутого Хаима Сыгала (К.М. Сыголенко, К.И. Ковальский)117. Его история более чем показательна в плане темы этого раздела. Вот основные штрихи его «удивительной» биографии.

Хаим Сыгал родился в 1904 году на Львовщине. Закончил вечернюю гимназию. Преподавал в частной школе. С приходом в 1939 году в западные области советской власти был принят на службу в милицию. Прошел обучение, а затем трудился помощником оперуполномоченного ряда райотделов Львова. После начала войны он был эвакуирован и прошел спецподготовку для ведения партизанской войны. Так Хаим Сыгал стал начальником штаба 8-го батальона 1-го партизанского полка войск НКВД.

Партизаном Сыгал пробыл недолго. Через несколько дней он оставил своих товарищей (причина такого шага неизвестна) и уже в гражданской одежде был задержан немцами и заключен в лагерь для военнопленных.

В лагере Сыгал скрыл свою национальность и начал делать карьеру предателя. Под фамилией Кирилл Михайлович Сыголенко он стал переводчиком, но после медосмотра его вернули в барак. «Я понял, что они узнали мою национальность. .. поэтому я решил бежать».

Побег Сыголенко удался. Повезло ему и с документами. В городе Корец он получил удостоверение личности на новую фамилию.

Аусвайс позволил ему устроиться на работу в Сарнах: сначала переводчиком в окружной управе, а затем в полиции. Здесь же, в Сарнах, в здании полиции Кирилл Михайлович Сыголенко познакомился с «легендарным» атаманом «Полесской сечи» Тарасом Боровцом («Тарас Бульба»), Последний и предложил Сыголенко перейти к нему на службу.

Тарас Дмитриевич Боровец (Тарас Боровець, клички — «Тарас Бульба», «Чуб», «Гонта»). Украинский националист, руководитель «Полесской Сечи» (буль-бовцев).

В «Полесской сечи» он отличился как военный, пропагандист, оратор и журналист. «Украинец» Сыголенко сразу же стал закоренелым, пламенным украинским националистом. Карьера его пошла стремительно вверх. За неполные два месяца ему присвоили три офицерских звания: хорунжий, поручик, сотник. Он стал личным адъютантом атамана «Тараса Бульбы», первым редактором газеты «Полесской сечи» «Гайдамака».

Стремительный взлет Кирилла Михайловича Сыголенко был прерван обстоятельствами, от него не зависящими. Немцы разогнали «Полесскую сечь», подтолкнув тем самым «Тараса Бульбу» к уходу в подполье. Но с ним Сыголенко было не по пути. В «партизанах» он уже был и ничего интересного для себя там не нашел.

Карьеру Сыголенко продолжил в должности переводчика в украинской полиции, а затем немецкой жандармерии. Этот шаг назад позволил ему затем снова резко пойти вверх. Весной 1942 г. он становится начальником районной полиции в Дубровице. В этой должности он принял самое активное участие «в окончательном решении еврейского вопроса». Сначала он просто грабил бывших соплеменников под предлогом обеспечения безопасности жителей Дубро-вицкого гетто. Позже лично принимал участие в расстрелах несчастных.

Свидетели рассказывали: «Когда мы выкопали яму, на кладбище полицейские, возглавляемые Сыголенко, привели 30 человек евреев, которых по несколько человек полицейские подводили к яме и по команде Сыголенко расстреливали. Сыголенко сам лично расстреливал из пистолета. Я это хорошо видел, так как находился на расстоянии около ста метров от места расстрела... Полицейские расстреливали из винтовок, а Сыголенко из пистолета. Также я хорошо видел, что маленьких детей Сыголенко брал из рук матерей и расстреливал, детей расстреливал только Сыголенко»118. Эксгумация выявила в массовом захоронении 70 трупов, из них 17 детских119.

Здесь мы прервем повествование о дальнейших зловещих «приключениях» Хаима Сыгала. Скажем лишь, что в послевоенный период он скрывался в Германии. Под фамилией Ковальский он жил в Берлине. Здесь его в 1951 г. и узнала жительница Дубровиц. Дальше было следствие, суд и расстрел.

Владимир Вятрович верно пишет, что для Хаима Сыгала «важно было быть с теми, кто у власти. Неважно, кто ее представляет сегодня, — коммунисты, нацисты или кто-то иной»120. А коль так, вся биография этого оборотня в вышиван-ке украинского националиста еще раз подтверждает наш вывод: предатели и приспособленцы не имеют национальности, а биографии таких нелюдей, как Хаим Сыгал, не являются основанием для обобщений и исторических выводов.

В украинских средствах массовой информации упоминаются евреи-врачи — Антин Кольман (кличка «Вугляр») и Самуэль Нойман («Максимович»)121. Какое они имели отношение к УПА? Насколько труд их был добровольным?

полную версию книги
     

 

2011 - 2018