Читать онлайн "Яблоки падают в небо" автора Зеланд Вадим - RuLit - Страница 9

 
...
 
     


2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Для объединения живых организмов в структуру требуется наличие внешнего организующего фактора. Вот этим фактором и выступает маятник. Как он это делает, пока неизвестно. По всей видимости, между этой сущностью и живым организмом существует определенный энергоинформационный обмен.

Маятник, как управляющая надстройка, имеется у любой структуры, объединяющей живые организмы. Однако нельзя сказать, что он управляет ею разумно, поскольку не обладает осознанным намерением. Сознание энергоинформационной сущности подобно алгоритму. Маятник не осуществляет задуманное, подобно разумному существу, – он руководит структурой примерно так же, как программа управляет работой автоматического устройства.

То, насколько «автоматически» действуют элементы структуры, зависит от степени их осознанности. Чем примитивней живой организм, тем меньше он имеет представления о своих мотивах и действиях. Если существо живет обособленно, его действия определяются внутренней программой – набором инстинктов. Но когда существа объединяются в группы, тут уже подключается внешняя программа – маятник, который начинает управлять поведением сообщества.

Агрессивность мира, в котором все друг друга едят, развилась как следствие первого закона маятника. Агрессия, будучи порождением маятников, вовсе не является обязательным свойством живой природы, и это находит подтверждение в отдельных уголках планеты. Например, в Новой Зеландии практически нет хищников.

Очень многим обитателям планеты приходится объединяться в группы, чтобы выжить в небезопасной среде. Маятники вынуждают живых существ становиться элементами структуры по принципу: «Ну что, цыпленок, жить хочешь? Тогда делай, как я».

Люди тоже склонны собираться в группы по интересам. Объясняется это тем, что в таких группах легче общаться. Может показаться странным тот факт, что очень многие испытывают значительные трудности в общении. Несмотря на видимую непринужденность межличностных отношений, они по целому ряду причин, внешних и внутренних, весьма натянуты. Для того чтобы установить более тесный контакт, люди инстинктивно стремятся найти что-нибудь общее, что могло бы их, так или иначе, объединить. Вот здесь и проявляется стабилизирующая функция маятников. Когда собеседники качаются на одном и том же маятнике, они «настроены на одну волну» и без труда находят общий язык. Вот почему отношения приобретают легкость, когда можно вместе покурить, выпить, посидеть за праздничным столом, пойти в поход, поиграть и так далее.

Но, пожалуй, наиболее впечатляющей иллюстрацией второго закона маятника является зарождение цивилизации. Вы никогда не задумывались над тем, почему появились города? Отчего люди сотни тысяч лет жили в деревнях и стойбищах, а потом вдруг стали строить большие цивилизованные поселения? Что послужило их основой: ремесла, торговля или, может, война?

Самые древние города – ровесники пирамид. Один из таких – Карал – был открыт совсем недавно в Перу. Этот затерянный город простоял незамеченным почти пять тысяч лет. Его опознали, когда выяснилось, что холмы, возвышавшиеся посреди пустыни, когда-то были пирамидами, одна из которых по своим размерам не уступала египетским. Археологи были удивлены тем фактом, что в результате раскопок не удалось найти ни гончарных изделий, ни оружия. Люди пользовались примитивными орудиями, изготовленными из камня, костей и дерева.

Было установлено, что горожане занимались выращиванием хлопка, плели рыболовные сети и меняли их на рыбу у жителей побережья. Однако тем же самым с успехом могли промышлять обитатели деревни. Защитных сооружений вокруг Карала не было, значит, военная предыстория тоже отпадает. Что же явилось причиной образования города?

Люди с древнейших времен жили в деревнях, занимались примитивными ремеслами, вели как торговлю, так и междоусобные войны. И для всего этого им не требовалось сооружать каменные города и возводить пирамиды. По-видимому, организующим фактором послужили маятники, точнее, их стабилизирующая функция.

Нельзя в точности объяснить, как это происходит. Истина всегда где-то рядом. Скорее всего, в определенный момент спонтанно образуется такая структура маятников, в которой заложена способность к дальнейшему развитию. Ведь город – это, по сути, сложная иерархия маятников производства, потребления и обмена. И если по своему строению эта самоорганизующаяся система с самого начала оказывается устойчивой, то она разрастается и укрепляется. Эволюция структуры может вырасти в формирование сложной цивилизации. И данный процесс будет продолжаться до тех пор, пока какой-нибудь дефект в архитектуре не обрушит гигантское строение. Конечно, до этого нам еще далеко. Хотя, как сказать…

Но вернемся к нашей жизни. Человек в сравнении с остальными представителями живой природы является «более проснувшимся». Но разве всегда он отдаст отчет в своих действиях? Разум человека может создавать сложные устройства и механизмы, строить города, исследовать окружающий мир. И тем не менее в смысле осознанности человек не слишком далеко ушел от животного мира.

Все человеческое общество организовано в сложную структуру, состоящую из отдельных образований: от семьи до больших корпораций и государств. Как и в природе, если человек живет обособленно, он в основном сам отвечает за свои действия. Просветления, как известно, достигали те, кто удалялся от общества. Но когда человек становится элементом структуры, он по большей части спит наяву, что, впрочем, не мешает его разуму заниматься высокотехнологичным производством.

Современный завод намного сложнее муравейника. Однако, по сути, и то и другое – структуры, управляемые маятниками. И все достижения научно-технического прогресса, если рассматривать их в комплексе, являются продуктами структуры, а не отдельных личностей. Телевизор может изобрести один человек, телевидение же является порождением целой системы, управляемой маятником.

Когда человек становится элементом структуры, ему приходится следовать правилу маятника. Вследствие этого возникает неизбежное противоречие между личными интересами и условиями, которые навязывает структура. Хуже всего, когда человек не осознает этот факт и послушно трудится в поте лица на систему, не успевая головы поднять, чтобы оглядеться и отдать себе отчет в своих действиях.

Вы можете возразить: «Что за ерунда! Почему это я не отдаю себе отчета? Напротив, я отлично осознаю, что, зачем и почему делаю». Как бы не так.

В качестве яркого примера можно взять летние детские лагеря. Неустоявшаяся психика подростков, относительно свободных от занятий, служит благодатной почвой для произрастания маятников. Маятники в силу своей агрессивной сущности создают среду, в которой процветает дух соперничества. В этой среде, если ты не такой, как все, то есть не соответствуешь параметрам образовавшейся структуры, тебя могут выставить на посмешище, «изгнать из стаи», а то и просто избить.

Находясь в подобных условиях, подросток засыпает мертвым сном наяву. Он живет как во сне, не отдавая себе отчета в своих действиях, будь то в толпе или в противостоянии по отношению к ней. В качестве снотворного служат тягостное ощущение от отношений соперничества и сильные сомнения в собственной полноценности и соответствии «стандартам». Это чувство угнетенности и настороженности не отступает ни на минуту, даже если внешне подросток ведет себя бодро и спокойно.

Точно такую же угнетенность, граничащую с безысходностью, человек испытывает в бессознательном сновидении, когда находится целиком во власти происходящего. Жизнь в агрессивной среде «случается», подобно сновидению. Бурный поток обстоятельств «несет» человека, и вся его осознанность сводится к тому, чтобы удержаться на плаву, испуганно озираясь.

Если у подростка нет внутреннего стержня, уверенности, он начинает инстинктивно – считай неосознанно – искать точку опоры, которая позволила бы ему укрепить свое положение. И эту опору предоставляет маятник, но не даром, а в обмен на подчинение правилам структуры.

     

 

2011 - 2018