Выбрать главу

- Стой, - твердо сказал архангел. - Я понимаю, ты многое пережила. Но сейчас ты должна быть осторожной.

- Отстань. Я же сказала. Покааа, - обернувшись и не преставая идти, сказала девушка.

- Тебя на самом деле зовут Лавия, - произнес незнакомец.

Девушка невольно остановилась.

- Что ты сказал? Лавия? Это имя выгравировано на моем кулоне. Сколько себя помню, он всегда со мной,- удивленно произнесла девушка. - Ты знал моих настоящих родителей? Они живы?

- Еще лучше. Они живы и к тому же бессмертны, - с усмешкой произнес Оливьер.

-Как это? - любопытству Катарины не было предела.

- Я падший архангел. А ты моя жена. Много веков назад мы любили друг друга, тайно поженились, ибо законы таковы, что быть нам вместе нельзя. Твой отец обо всем узнал и разлучил. Он отправил тебя на землю в облике обычной смертной, чтобы я никогда не нашел тебя. Я не находил себе места тысячи лет и искал не переставая надеяться, что когда - нибудь мы снова будем вместе. Уже несколько недель я наблюдаю за тобой и теперь полностью уверен, что нашел то, что у меня отняли.

- Ты что, сбрендил? Вот так просто появляешься и говоришь, что я твоя жена, да еще и дочь каких-то там богов. Сейчас 2013 год, Америка, Бостон, очнись. Начитался мифологии. Что ж для знакомства твоя версия прокатила. Да, я заинтригована, но что с родителями? Как думаешь, не перегибаешь палку?

Девушка подходила к собеседнику ближе и ближе. Вот рука поднялась и ладонь раскрылась, чтобы влепить мерзавцу пощёчину, но запястье было перехвачено и задержано в воздухе.

-Ты не понимаешь. Тебя могут искать, и будь уверена, найдут. Теперь, когда я знаю, где ты, никуда не отпущу. Мы должны найти тебе убежище, - Оливьер схватил Катарину за талию, перекинул через плечо и понес в сторону дороги.

- Ну, отпусти! Я должна поверить в твои бредни? Отпусти, отпусти!

Девушка молотила по спине своего похитителя и пыталась вырваться, что было совершенно бесполезно. Сильные руки крепко держали ее.

- А как же кулон. Да и зачем мне тебе лгать? - не останавливаясь и ускоряя шаг, спросил архангел.

- Не знаю. Ты сумасшедший-Катарина перестала сопротивляться и замолчала.

Набережная закончилась, и впереди виднелись кварталы. Оливьер перешел дорогу, свернул за угол и когда он прошел несколько поворотов, двинулся в направлении к дому, где жила Катарина. 'Он знает, где я живу? Хотя чему я удивляюсь. 'Наверняка подготовился и все обо мне разузнал' - подумала девушка, которая по- прежнему висела на плече архангела.

- Сейчас ты переоденешься и соберешь нужные вещи. Будешь жить у меня, - уверенно и твердо сказал Оливьер.

- Что? С чего это? Я тебя вообще не знаю! Схватил, наговорил небылиц, думаешь, я так тебе и поверила? И отпусти, наконец, у меня уже все затекло!

-Отпущу, если не будешь сопротивляться. Обещай, - Оливьер остановился.

- Ну и чего стоишь? Отпусти, попросила же, - девушка скрестила руки на груди и попыталась спрыгнуть.

- Не слышу? - сказал Оливьер.

- Обещаю, - тихо проронила пленница и вмиг оказалась на ногах прямо лицом к лицу с мужчиной.

Он опустил ее, но не переставал держать, приобняв за талию. Катарина подняла голову и не успела опомниться, как ее губы обжег горячий и пронзительный поцелуй. Сказать, что это было великолепно, ни сказать ничего. Это было молниеносно, обжигающе, по всему телу пробежала дрожь, и огонь разлился по венам, сжигая все внутри. Оливьер неожиданно для Катарины отстранился, а девушка, как в забытье, стояла с закрытыми глазами. Вдруг она почувствовала холод и озноб, будто только что была в теплой уютной комнате, и откуда-то ворвался морозный, студеный воздух и стало жутко холодно. Катарина открыла глаза. Ее реакция была незамедлительной. Через минуту щека Оливьера почувствовала, такую же горячую как поцелуй, пощечину.

- Тебе не понравилось? Я подумал поцелуй, возможно, поможет тебе вспомнить хоть что-то, - с завидным спокойствием сказал архангел.

- Мы едва знакомы. Я не привыкла вот так быстро вступать в отношения. И ты опять за свое? - девушка повернулась и пошла вперед.

Всего в сотнях метрах, находился ее дом. 'Что это было со мной? Будто огрели чем- то по голове. Но не спорю, приятно'- подумала она. Обернулась и ехидно улыбнулась следующему за ней Оливьеру.

-Можно было обойтись и без пощечины. Ты же моя жена.

Оливьер знал, что это напоминание вызовет у Катарины эмоции, но не ожидал, что такие.

- Да конечно муженёк. В следующий раз отдамся тебе прямо на проезжей части или ты предпочитаешь что-нибудь поинтересней? - Катарина рассмеялась.

- Ты совсем не изменилась, Лавия. Все такая же взбалмошная, веселая и озорная. И мне это нравится, - Оливьер сказал это с такой нежностью, будто вспомнил что- то доброе и дорогое сердцу.

-Пришли, - останавливаясь, сказала Катарина. - Здесь я живу.

- Знаю, - Оливьер усмехнулся и достал из кармана ключ.

Дом Катарины хоть и был небольшим, но сочетал в себе такие качества как уют и комфорт, в стиле минимализма. Этим жилищем некогда одарил ее приют. После совершеннолетия все дети покидали его стены, но государство обязало подобные организации обеспечивать своих подопечных каким - никаким, но жильем. Естественно, на дорогой особняк или квартиру в высотке рассчитывать не приходилось, но на первое время и за такое жилище Катарина была очень благодарна. Поскольку первое время давно прошло, а девушка жила все там же, потому-как, к сожалению, не умела копить деньги должным образом. Обязательно на горизонте появлялась подруга с проблемами или благотворительному фонду 'Вымирающие животные', в котором Катарина состояла, срочно требовались деньги для спасения последнего вида братьев наших меньших. Однако девушка никогда не жаловалась на свою жизнь, ибо свято верила, что хорошая работа и крыша над головой это верх желаний, а остальное прибудет, если кому-нибудь это будет угодно.

Маленький домик в жилом секторе вмещал в себя две комнаты, кухню и ванную на первом этаже, а второй этаж был представлен в виде мансарды. Там Катарина обустроила спальню. Ей нравилось, что комната имела наклонные стены и выглядела как треугольник. Небольшая кровать, шкаф, стол с лампой и комод с зеркалом. Однотонные обои светло - зеленого цвета, а на полу ковер цвета мокрой травы. Первый этаж отделкой не отличался от второго, кроме того, что кухня была выкрашена почему-то в желтый цвет. То ли из-за того, что окно там было совсем маленькое и хозяйке не хватало света, то ли просто в голову стукнуло покрасить в желтый. Гостиная имела удобный раскладной диван, маленький столик и книжный шкаф, который, кстати, был забит книгами. Длинный коридор упирался во вторую комнату. Она была совсем маленькой и, в общем-то, не востребованной. Здесь хранились старые и не используемые подолгу вещи.

Зайдя в дом, Катарина поспешно разулась, бросила на диван сумочку и побежала на кухню.

-Раз уж ты зашел ко мне. Как там тебя, забыла. Кофе будешь? - крикнула она не званому гостю.

Оливьер прошелся по дому, заглянул в комнаты и ответил:

- Нет. Никак не могу понять, как люди пьют этот горький напиток. И вообще как ты тут живешь? Снаружи дом, кажется больше, а внутри стены давят.

Девушка обернулась и деловито произнесла:

- Я, вообще-то, гостей не ждала. Дом, кстати, очень уютный и ничего лишнего. К тому же уборки меньше.

Оливьер еще раз бросил оценивающий взгляд на помещение и задумчиво поморщился. Потом будто что-то вспомнил.

- Давай пей свой кофе и бери необходимые вещи. Даю двадцать минут на сборы, - архангел уселся на диван, скрестил руки на груди и откинул голову на спинку.

Девушка с наслаждением потягивала кофе. Шелковистый вкус и аромат медленно тек по горлу, наполняя все тело. Хотелось отключиться и полностью погрузиться в это сладкое блаженство. Катарина медленно вышла в гостиную и спокойно сказала:

- Ты или дурачок или слишком самоуверенный. Неужели думаешь, что я сейчас быстренько соберу вещички, распрощаюсь со своим настоящим и брошусь к тебе в объятия, вспоминать свое якобы прошлое? Хватит сказок о богах и пылкую любовь. Ты, возможно, хотел познакомиться и произвести впечатление. Поздравляю, у тебя это получилось. Можешь позвонить мне завтра. Думают, телефон ты уже знаешь, и мы возможно снова встретимся, а сейчас извини, я хочу отдохнуть. Завтра мне месячный отчет сдавать и спать очень хочется.