Выбрать главу

«… Гиппогрифом ёкнутые невыразимцы отобрали у нас дело. Пришли с напыщенными рожами, растопырили пальцы и палочки, плюнули через губу на то, что мои люди сутки провели без сна и отдыха, собирая информацию и улики, и унесли с собой все, что мы сумели раскопать. Еще посмели пригрозить служебным расследованием, если мы начнем ставить им палки в колеса или путаться под ногами. Путаться под ногами! Слышал такое, Сев? Мне хотелось сунуть этому засранцу Тернеру палочку в зад и произнести Бомбарду. Да побоялся, что дерьмом забросает. В общем, от меня пока информации не жди. Но потрахаться приходи, если еще не забыл для чего тебе член природой пришит».

Снейп криво усмехнулся, совершенно не удивленный поворотом событий. Секунду подумав, притянул к себе несколько чистых пергаментов. И если бывшим соратникам он настоятельно рекомендовал не маяться дурью и обратиться в больницу, а также активно сотрудничать с аврорами, то Тимбертону отправил весьма обстоятельное письмо. Хотя Аврорату в целом он не доверял от слова совершенно, бывший любовник вызывал у него уважение. Тимбертон был фанатиком своего дела: в меру честным, в меру изворотливым и, что самое главное, неглупым.

Северус в своем письме предложил ему вместо его, Снейпа, задницы поиметь Отдел Тайн и слил ему некоторую информацию. Вернее, посоветовал поговорить с кое-какими людьми.

Малфоев Северус сдавать не стал, но понимал, что Тимбертон вцепится в это дело с энтузиазмом бульдога и вскоре сложит три и четыре. Но Северус также знал, что в ответ бывший любовник поделится своими выводами и накопанной информацией. Но трахаться с Тимбертоном не хотелось. Почему-то. Старость, наверное, подгребла.

Рабочий день накатил уже привычной волной, закрутив водоворотом по всему отделению. Северусу даже казалось, что вокруг него кружатся черпачки, котлы и ножи вкупе с наборами ингредиентов. Скорее всего, было виновато полнолуние, иначе такое количество заболевших и проклятых в один день было сложно объяснить.

Северус проверил количество зелий и встал к столу, помогая дежурному зельевару восстановить запас. Сейчас, когда Менсона не стало, придется временно перекраивать график, чтобы оставшиеся два сотрудника смогли нормально отдохнуть.

Заходил Драко, рассказал о том, как ему пришлось унижаться перед гадким гриффиндорцем, чтобы тот сварил для Скорпиуса нужное зелье. Северус с сомнением хмыкнул, уже немного разобравшись в характере Поттера, но от зелья отвлекаться не стал.

- Сказал, что сварит, но только после проверки крови на совместимость с ингредиентами, - Малфой хоть и пытался строить из себя оскорбленного аристократа, бледность и тень паники в серых глазах смазывали всю картину.

- Поттер прав, как бы странно это ни звучало, - отложив нож, произнес Снейп. – К тому же, модификант придумал он, так что ему и карты в руки.

- Поттер придумал? - Драко вытаращил глаза. - Я думал, его сюда по блату взяли.

- Я был так же удивлен, - Северус заглянул в котел и слегка убавил огонь. – Зная его наследственность…

- Все не можешь забыть того красавчика Джеймса, - подколол Снейпа Драко и получил в ответ ледяной взгляд черных глаз. Поежился, вызывая у Снейпа чувство удовлетворения.

- Поттер-младший больше взял от своей матери, - неохотно признал Снейп, помешивая зелье. – И я не о внешности. Мозгов в его голове явно больше, чем у папашки.

- А еще зеленые глазищи, - тонко усмехнулся Драко, слегка отвлекшись от забот и находя приятным этакое подкалывание мрачного зельевара.

- И член, - буркнул Северус, сосредоточившись на измерении драконьей крови.

- Зеленый? – безмерно удивился Драко.

Невербальное Силенцио надежно заткнуло ему рот, но пакостно ухмыляться не помешало. Северус закатил глаза и постучал палочкой по краю котла. Зелье покрылось рябью и застыло, несмотря на крохотный огонек под днищем. Снейп передал котел помощнику и кивнул Драко в сторону своего кабинета.

Там больничный эльф быстро накрыл к чаю и испарился. Северус снял чары, позволяя Малфою говорить. Но тот молчал, отпивая из чашки.

- Знаешь, было время, когда я хотел ухаживать за Поттером. Но он был так увлечен учебой, что даже не заметил моих попыток.

- Если ты действовал в стиле пещерного человека, то неудивительно, - проворчал Снейп, чувствуя странное недовольство собой и Драко. И Поттером тоже, конечно же.

- Эти глупости я перестал творить еще на третьем курсе, - отмахнулся Малфой. – Но к тому времени что-то в Поттере изменилось, он стал полностью меня игнорировать.

- И ты не смог этого пережить,- усмехнулся Снейп.

- Пережил, как видишь.

- Я много слышал от тебя о войне с Поттером, но впервые слышу, что ты был в него влюблен, - Северус посмотрел на Драко поверх чашки.

- Заинтересован! О любви речь не шла, - открестился Малфой. – К тому же, я иногда значительно приукрашивал события.

- Я не очень удивлен. Хотя вполне допускал, что Поттер может быть тем еще засранцем. При такой наследственности и воспитании. Сириус Блэк – та еще скотина.

- Дядя Сириус вполне вменяемый, - возразил Драко. - Ты просто давно с ним не общался.

- И не имею никакого желания, - фыркнул Северус.

За дверью послышались шаги, и в кабинет вошел сиятельный в своем величии Люциус Малфой. Идеальная осанка, идеальная одежда, идеально уложенные волосы, изящные жесты, снисходительная улыбка…

Северусу, как это часто бывало, хотелось подняться и пнуть лучшего друга в его аристократическую задницу. Наверняка, такую же идеальную, как и все остальное. Он привычно сдержался, но лицо слегка перекосило при виде сиятельной красоты и выпендрежа.

Люциус бросил на него вопросительный взгляд, а потом с достоинством устроился в кресле, не сомневаясь, что оказал предмету мебели честь присутствием на кожаном сидении царственного зада.

- Северус сейчас скажет: «Сделай лицо попроще», - хмыкнул Драко, наблюдая знакомую до боли картину. Если бы он не знал, что отец искренне влюблен в мать, то решил бы, что между лучшими друзьями что-то было.

- Раздевайся, - не обратив внимания на подколку, скомандовал Северус.

- Вот так сразу? – приподняв идеальные брови, удивился Люциус. – А поговорить о погоде?

- Поговорим. О серпентологии, - отрывисто сказал Северус, совершенно не настроенный на обычные игры Малфоя-старшего.

- Умеешь ты, Сев, находить приятные темы для беседы, - поморщился Люциус, но послушно разделся до пояса.

Северус запечатал входную дверь именными чарами и подошел ближе, рассматривая змеиные кольца, плотно накрученные на руку Люциуса. Оскаленная пасть гадины покоилась на плече Малфоя, время от времени высовывая раздвоенный язык, словно пробуя плоть на вкус.

Северус едва сдержал дрожь в руках, когда прикасался к прохладной коже Люциуса, но по спине пробежались мурашки величиной с Темного Лорда. Даже дыхание пришлось задержать, чтобы не выдать своего накатившего страха. Северус всегда гордился своей сдержанностью, но мирная жизнь слегка расслабила его.

- У тебя есть предположения, что это может быть? – голос Люциуса звучал спокойно, но Северус был слишком близко, чтобы проигнорировать страх в серых глазах.

- Отстроченное проклятье нашего любимого Господина, - Северус прикоснулся к голове змеи кончиком палочки, но яркая вспышка едва не выбила ее из рук.

Люциус зашипел, Драко вскочил на ноги.

- Прости, я должен был попробовать.

- Диагностике это не поддается, - Малфой слегка ссутулился, а потом накинул на себя рубашку.

- Менсон умер. Джарнон, Меддингтон тоже. Еще несколько из наших общих знакомых заболели. Боюсь предположить, но…

- Пушечное мясо, - скривил губы Люциус. – Слабые маги, завербованные перед самой гибелью Лорда, когда он стягивал все воинство для окончательного наступления.

Северус не успел ничего ответить, потому что в дверь кто-то заколотил. Пришлось снимать чары. Лопоухий эльф остановил взгляд на Драко, который уже весь напрягся, понимая, что это за ним.