Выбрать главу

Гарри вынырнул из думосбора и некоторое время раскладывал увиденное на мысленных полочках, понимая, что не удивлен. Сколько таких недолюбленных, озлобленных, неопытных попадалось на удочку велеречивых мерзавцев? Сотни. И не всегда у них хватало силы воли, удачливости и возможности вырваться из порочного круга, ведущего к гибели.

Гарри знал, что Снейп служил Темному Лорду, а теперь понял причины, которые привели юного слизеринского гения зельеварения к харизматичному волшебнику.

Покачав головой, Поттер убрал обратно в емкость эти воспоминания и занялся следующим. Здесь ему пришлось призвать на выручку всю свою выдержку, чтобы не вырваться из представшего перед ним кошмара. Скорее всего, Снейп убрал самые жестокие сцены, но и оставшегося хватило. Гарри явно видел страх, растерянность, разочарование Снейпа, который, наконец, понял, куда попал и что ему предстоит делать. И он делал. Под страхом смерти сделаешь что угодно.

Гарри ощущал его отчаянье и ужас всем своим естеством, хотелось прижать голову судорожно рыдающего Снейпа к себе, чтобы утешить, если бы не причина его слез… Пророчество, рассказанное чудаковатой волшебницей и подслушанное Снейпом… Северус не сразу понял, о ком оно, но когда до него дошли неутешительные вести… Да, он предал, пусть и неосознанно, ту, что до сих пор была ему дорога. Ту, что счастливо вышла замуж и стала матерью.

И понимание этой чудовищной ошибки наказывало Снейпа сильнее круциатуса. Северус ничего не скрывал. Его воспоминания о том времени были откровенными и искренними. Гарри видел его метания, попытки предотвратить неизбежное, унижения перед Волдемортом и Дамблдором, к которому он метнулся за помощью. И воспринимал обреченное отчаянье, как свое собственное, когда Снейп понял, что никто не поможет. Что своими деяниями он отправил смерть в тихий дом в Годриковой впадине.

Воспоминание закончилось на том, как Северус клянется перед Дамблдором помочь свергнуть умывшегося кровью монстра, уже почти не похожего на человека.

Эти воспоминания «переварить» было значительно сложнее. Гарри сорвался с места и забегал по просторному помещению, пытаясь обуздать яростную обиду и гнев.

Все, что было связано со смертью родителей ограничивалось рассказами Сириуса и некоторых других взрослых. Все они говорили одно и то же: Волдеморт выследил семью Поттеров, которые активно участвовали в сопротивлении. В ходе борьбы погибла Лили, а Джеймс с Темным Лордом сошлись на дуэли и поразили друг друга заклинанием Авада Кедавра.

Но оказалось, история эта значительно трагичнее. Не только для погибших Поттеров и оставшегося сиротой Гарри, но и для Северуса Снейпа, ставшего невольной причиной их гибели.

Гарри быстро вытряхнул в думосбор еще одно воспоминание и погрузился в него, едва не расшибив лоб о каменное дно. Его трясло от переполнивших эмоций и раздирающих душу противоречивых чувств.

И затрясло еще сильнее, когда он понял, ЧТО сейчас покажет ему Северус.

Гарри бежал в темноте за стремительно удаляющимся высоким силуэтом и едва не проскочил сквозь него, когда тот внезапно замер. Снейп из воспоминания, крадучись, приблизился к невысокому забору и заглянул во двор.

- Вот оно что, - едва слышно прошептал он, вытаскивая палочку. – Хвост! Крыса облезлая…

В темноту полетело заклинание, и согнувшийся у окошка мужской силуэт мягко осел на мокрую землю. В окне сверкнул зеленый отблеск, и Снейп, грязно выругавшись, метнулся к входной двери.

Гарри поспешил за ним, ворвавшись в дом, где стал сиротой. Посреди комнаты лежал Джеймс, и он был безоговорочно мертв. Снейп, который находился перед Гарри, подошел ближе и поднял его палочку:

- Ты доверился не тому, Поттер. Как и я, впрочем…

Снейп побежал к лестнице, Гарри спешил за ним, уже догадываясь, что увидит на втором этаже. Глаза слепило от непролитых слез, а сердце сжималось и колотилось где-то у самого горла.

По ушам резанул пронзительный женский крик, отчего ноги у Гарри подкосились. Он вцепился в дверной косяк, чувствуя себя на грани обморока. Разумом он понимал, что находится в воспоминании, но все внутри переворачивалось от отчаянья и страха. И боли…

Лили лежала на полу, а ее убийца уже направил палочку в сторону кроватки, где надрывался от плача черноволосый мальчик. Гарри ослепило зеленой вспышкой, но ребенок все еще продолжал плакать.

- Смотри на меня! – рыкнул Снейп, и Волдеморт повернулся к нему с недоумением на бледном лице.

Удивление стало явственнее, когда Снейп вытянул руку и выкрикнул:

- Авада Кедавра!

Мимо Гарри вдруг протиснулся какой-то мужчина, и только по голосу он узнал своего крестного:

- Снейп! Ты…

- Я убил Темного Лорда, - устало ответил Снейп, оседая на пол рядом с Лили.

- Предатель! Ненавижу тебя! – Сириус бросился к Северусу.

- Не я их предал, - Снейп вскинул голову, и Блэк словно споткнулся о его взгляд. – Кто открыл Темному Лорду их убежище? Кто снял Фиделиус? Кто расчистил ему путь? Не ты ли, Блэк?

Сириус вдруг вцепился в свои волосы и глухо завыл:

- Я! Это я… Я убедил их, что Хвост… не так явно… неприметный… Я уничтожу его! Он внизу, я нашел его перед крыльцом.

Блэк рванул к выходу, но Снейп оказался быстрее. Он взмахнул палочкой, и Сириус споткнулся, замерев на месте.

- Пусти меня!

Снейп подошел к колыбельке, долго смотрел на плачущего Гарри, а потом поднял его на руки. Что-то неярко сверкнуло, когда его руки коснулись детского тельца. Северус криво усмехнулся и подошел к Блэку:

- Хвост никуда от тебя не убежит. Мальчик – самое важное. Не так ли? Он как-то отразил Аваду… Кто знает, как это скажется на нем.

Гарри смотрел на то, как Сириус медленно перехватывает ребенка и как-то вмиг успокаивается. Снейп с тоской посмотрел на Лили и отвернулся.

- Я не хочу, чтобы кто-то знал, что это я его убил. Единственное, что мне нужно – спокойная жизнь. Не в Азкабане, конечно.

- Ты вообще не имеешь права что-либо требовать, - рассердился Сириус.

- Но мы все же пойдем ему навстречу, - негромко сказал кто-то позади, и Гарри оглянулся.

Дамблдор, непривычно серьезный и бледный, вошел в комнату и присел рядом с Лили:

- Прости меня, девочка. Я так ошибся… Сириус, нужно принести сюда тело Джеймса. Создадим видимость дуэли. Северус, ты пользовался палочкой Поттера?

- Да. Я не хотел бы светить свою, - Снейп тяжело облокотился на край стола.

- Я помогу тебе избежать Азкабана. И постараюсь обелить твое имя, - негромко произнес Дамблдор. – Ты много сделал для того, чтобы избавить магический мир от Риддла. А за то, что ты натворил ранее… Думаю, ты уже наказан.

Снейп вскинулся и напряженно посмотрел на Дамблдора:

- Вы это… нарочно? Это…

- Не будь дураком, мой мальчик, - устало перебил его старый волшебник. – Я не монстр… Я ошибся, когда согласился с уверениями Джеймса, что Питер будет лучшим Хранителем Тайны.

Сириус подошел к Снейпу и сунул ему уснувшего ребенка. Тот перехватил небольшое тельце и с грустью посмотрел на сонное личико:

- Я ненавидел твоего отца и любил твою мать. Но что мне делать теперь с нашей…

- Ты уверен? Я думал, мне показалось, - Дамблдор проводил взглядом ушедшего вниз Блэка.

- Я могу не приближаться к нему, и мальчик проживет свою жизнь, как ему вздумается.

Дамблдор вдруг улыбнулся и покачал головой:

- Судьба столкнет вас. Можешь даже не трепыхаться. Все уже предначертано кем-то свыше.

Сириус прервал их странный разговор, и мужчины принялись создавать сцену. Гарри видел, как блестят от слез глаза крестного, как Северус прикусывает до крови нижнюю губу, как удрученно качает седой головой Дамблдор, и понимал, что теряет связь с реальностью. Он покачнулся и упал, больно ударившись локтем.

Как оказалось, упал он в реальности, но встать сил уже не было. Он лежал на спине, чувствуя, как слезы стекают по вискам, прячась в волосах. В голове звенело, там трепетали крыльями обрывки воспоминаний. От этого было больно не только в голове, но и на сердце.