Евгений Баширов
ДНИ ТРЕЙДЕРА

Глава 1

Михаил сидел за компьютером, напряженно барабаня пальцами рук по клавиатуре и как-то нервно наблюдая за движением на платформе биржи валютной пары евро – доллар: вроде она ставка идет в нужном направлении. До закрытия торгов оставалось пятнадцать минут, если закроется в плюсе – быть сегодня с хорошей прибылью, если нет – очень плохо, можно даже сказать, северный, такой ценный для женщин зверек – писец. Пока оставалось немного времени в запасе до закрытия пары, Миша оглядел свою квартиру – двушку, почти в центре, купленную на кровные, первые честно заработанные деньги: это все мое, родное.

Вроде отделка его берлоги ничего, не хай-тек, конечно, но жить можно и даже нужно; простенькая, но со вкусом подобранная обстановка квартиры располагает к работе дома. Миша сам, кровью и потом, ночи напролет, собственными руками делал ремонт, по тем временам очень продвинутый, согласно имеющимся на то время денежным средствам. За пять лет, что пролетели со дня приобретения скромной кельи, и отделочные материалы стали другие, и в смысле дизайна можно было бы иначе сделать, – прогресс не стоит на месте, даже в области ремонта квартир. Но это уже в прошлом, а так, на сегодняшний день в собственной квартире его все абсолютно устраивало. Зашел в ванную комнату, посмотрел на себя внимательно. Если бы существовало какое-то досье на него, допустим, где-то в компетентных органах, а может, такое и есть, – то оно начиналось бы примерно так: славянская наружность, волосы темные, глаза карие, нос с небольшой горбинкой, лицо продолговатое, подбородок волевой и в конце – склонен к авантюрам, склад ума намного выше среднего.

Посмотрел на компьютер последней «яблочной» модели, его гордость, – довольно мощный, навороченный весь, примерно такой и нужен был ему для сегодняшней работы; перевел взгляд на экран монитора большого размера, чтобы видеть движения всех пар одновременно в разных окнах, и подумалось: что его, человека с высшим образованием, явно не дурака во всех отношениях, заставило сидеть и заниматься ранее не известной простому обывателю работой трейдера день и ночь, забивать голову новым направлением заработка, весьма сомнительного? Ведь раньше все имелось и ничего не надо было придумывать: и заработок (как индивидуальный предприниматель занимался себе ремонтом частных квартир, довольно успешно. От клиентов отбоя не было, даже какая-то очередь существовала, зарабатывал, как курочка по зернышку, копил денежку, дела шли, но не как у картошки, которая боялась, что если зимой ее не сожрут, то весной обязательно посадят); и был небольшой счет в банке; в общем, хватало, но, как обычно, захотелось большего и чтобы вообще ничего не делать. Такие мысли приходят ко всем людям, склонным к разным аферам.

Но так не бывает, бесплатно денег никто не даст – это всем известно, но не все об этом помнят; взял, как будто черт подсказал, или гипноз какойто, или кто-то, еще хуже, сглазил, и вложил сто тысяч баксов в инвестиционную компанию никому не известную, да еще в добавок додумался – кредитные деньги, с таким трудом выбитые у банков, прихватил туда, в общем, в прямом смысле слова «вложил в недвижимость». Еще закралось в памяти слова менеджера по кредитам, когда оформлял займ, тогда этому не придал значения, да и он эти слова пробубнил под нос себе. И я тогда чем – то отвлекся, это потом они эти слова всплыли в памяти при подписании кредитного договора, дословно это прозвучало так: “И уйдут от тебя жена и дети и лишишься ты родного очага, и за душой не будет ни копейки и сдохнешь ты один на какой ни будь свалке и не кому будет тебя похоронить, подпиши кредитный договор.” только дома это всплыло в памяти, но тогда не придал большого значения, теперь пожинаю плоды выше сказанному тем менеджером. Нет бы хоть что-то о ней об этой компании узнать на просторах Интернета, ведь такую информацию не сложно найти, надо только поднять одно место и немного посидеть за компьютером, потратить время, но на это действие напрочь лень-матушка не согласилась. Подкупило совершить этот шаг еще то, что обещали выплатить неплохие дивиденды в довольно короткие сроки. Никак не получается потратить деньги с умом: то ума не хватает, то денег. Прошло месяцев восемь, получал поначалу без проблем свои пятнадцать процентов, думал, что так будет всегда, его довольно-таки большие инвестиции будут приносить доход вечно.

Но настал все-таки момент в стиле «Хоперинвеста» или «Русского дома Селенга», пирамид, приказавших долго жить в лихие девяностые, – миг, который и должен был случиться: все буквально в один день прогорело, рухнуло, и теперь Миша в долгах, как в шелках; получилось, сам себя и загнал в без исходный угол. Все связи с предыдущей работы, пока крутился с инвестиционным фондом, потерял, а пустующие ниши рынка быстро заполняются другими участниками, желающими подзаработать. И как все в основной массе должники, мечтавшие быстро поправить свое финансовое положение, перешел на валютный Форекс, с его рекламой чуть ли не на каждом телевизионном канале, показывающей, что за час можно очень хорошо заработать, и не надо для этого практически ничего – кроме определенной суммы денег в валюте и простого компьютера в доме, а также наличия Интернета.

Всего пятнадцать минут работы в день, и готовь мешки побольше для денег. И мы, как вся страна психов (до сих пор в психбольнице находятся те, кто погорел тогда), начали самостоятельно выходить на торговые площадки, регистрироваться под разными логинами, так что сразу возникает мысль: да, тяжело будет следующему поколению, захотят где-нибудь зарегистрироваться, а все логины уже заняты. И все, как сумасшедшие, бросились осваивать просторы валютных торгов, не имея обширных знаний в этой области, элементарных навыков ведения торгов, опыта, стали с легкостью и упорством проигрывать последнее, что у кого было, с утопической мыслью, что завтра все обратно вернется сторицей…

Этот ажиотаж коснулся в том числе и Михаила. Правда, некоторые еще и государственными лотереями промышляли наподобие «Спортлото», но здесь хоть польза была: своими проигрышами отечественный спорт поднимали, так сказать небольшие финансовые вливания. Михаилу хоть немного ума хватило, согласно неопубликованному на него досье, немного подучиться торговать на многочисленных вебинарах, организуемых торговыми площадками, на демо-счете, чтобы потом полноценно, хоть с каким – то начальным багажом в голове выйти на торговую платформу биржи. С тех пор в его лексикон прочно вошли термины, связанные с торговлей на бинарных опционах: экспирация, повышение и понижение валютных пар, корреляция, тайм-фрейм, волатильность торгов и многое другое, что связано с игрой на валютной бирже.

Торговал с переменным успехом: то пребывал в прибыли, то в минусе, на сегодняшний день большинство в минусе. А когда что-то положительное с прибылью происходило, быстро снимал деньги с биржи на банковскую карту и отдавал прожорливым, ненасытным банкам текущие проценты. Те, что набежали по кредитам, гасились, но не сам основной долг; что-то оставлял себе на пропитание, то бишь на саму жизнь, и свербила постоянная мысль, что вот-вот, еще совсем немного, сейчас подфартит – и он сорвет такой куш, что и не снилось ни в одном сказочном сне, вот тогда и расквитается со всеми в смысле долгов, и заживет без всяких проблем и только для себя… Эта мысль не покидала его. И сразу наступит счастье, думал Михаил, хотя счастье, как известно, – это когда у тебя среди друзей есть медик, полицейский, юрист и киллер. Тогда жить становится проще. А когда среди друзей только юрист и бухгалтер, значит, жить в дальнейшем будет совсем не просто.

На бирже старался, как мог, в меру всех своих сил и средних знаний о Форексе, отдавая ей все рабочие часы, хотя, когда постоянно сидишь дома, какой еще может быть рабочий график? Жизнь домашнего животного: хочу – иду туда, делаю то, занимаюсь этим… Если бы была такая возможность, то торговал бы круглосуточно. Но ведь надо еще и спать, есть, заниматься домом, иногда, в меру своих возможностей, прибираться, заниматься хозяйством – как-то так, между торговлей… И большая светлая мечта о хороших, больших деньгах с каждым днем, с каждым часом, с каждой минутой все отдалялась и отдалялась куда-то: в район африканских стран, наверное, а цивилизация, в прямом смысле слова, представлялась размытой и туманной… И работа Деда Мороза ( в том смысле, что неделю поработал, попотел в шубе вместе со Снегурочкой в праздник – и весь год отдыхай!) – такая перспектива в ближайшем будущем при данном раскладе не предвиделась, никак не вырисовывалась. Миша поэтому весь выкладывался на бирже, придумывал новые какие-то свои стратегии торговли, пытаясь выкрутиться и поправить незавидное свое положение.

Время неумолимо приближалось к закрытию валютной позиции, оставалось совсем немного, и сделка закроется. Но, глядя на график, Михаил понял: что-то идет не так, и приближается северный пушной зверек, который сейчас весьма некстати. Прозвенел сигнал, говорящий о закрытии этой сделки, и – увы! не в пользу нашего трейдера. «И что я кому сделал плохого?» – первое, что пришло ему в голову. «Видно, только действительно дуракам везет. Ну почему каким-то далеким людям – все, и даже манна небесная, а здесь последнее кровное напрочь спускаешь», – только и произнес наш герой, грустно думая о дальнейшем.

Миша был в отчаянии, его голова наглухо перестала принимать окружающее, и он сидел, тупо уставившись в экран большого монитора, и, не находя в нем ничего путного для себя, задавался извечным вопросом: что делать и как быть дальше? Одна мысль посетила его, как и всех нормальных людей в аналогичной ситуации: надо срочно нажраться, хотя, когда случаются трудные жизненные проблемы, алкоголь – не выход из них, а, наоборот, – вход туда. Забыться, но сперва напиться и быстрей бы наступило завтра, чтобы сегодняшний кошмар на бирже закончился вместе с неудачами этого дня…

Подошел к холодильнику, прекрасно зная, что там ничего нет, шаром покати при его холостяцком существовании, – но на всякий случай сделал ревизию, составил примерный план покупок на вечер. Затем машинально оделся на выход, простенько и без вкуса, в каком-то тумане или бреду под впечатлением проигрыша. Дома его любимая форма одежды: трусы, футболка да еще дополнительный немаловажный аксессуар – носки, иногда разного размера и даже цвета. Примерно так и собрался на улицу: джинсы, футболка, ветровка, модными брендами одежды не заморачивался, оставляя это баловство другим, – и двинулся до ближайшего магазина отовариться для промывания своих натруженных мозгов исконно русской водочкой – лекарством, как ему казалось от всех недугов.

Зайдя в магазин, сразу подошел к прилавку с выставленной водкой – начинать надо с самого главного, – раздумывая, какую водку брать: хорошую или обычную? Остановился на обычной, в его сегодняшнем положении хорошую водку пить как-то расточительно и недальновидно, задумался на секунду, сколько брать, и решил: надо две. Мы же не каждый день пьем, хотя и не каждый день помним, чтобы потом не бегать среди ночи; и еще совсем немножко закуски, собираясь напиться до поросячьего состояния. На кассе продавщица, разбитная девушка приятной наружности, точнее, как теперь принято говорить, «менеджер среднего звена», – всем своим видом говорила «во какая я»! Приятным, как показалось ему, голосом произнесла после получения последних Мишиных денег: мол, сдачи у нее нет со ста рублей, что будем делать? Да пускай подавится, подумалось ему, может, от ста рублей ей лучше станет, чем мне; если бы я был в другом положении, имело бы место бурное продолжение, с вытекающими последствиями, а сейчас не до этого, не досуг, пусть будут вроде как чаевые ей. Хотя, нет, – дай-ка мне, красавица, новый »Орбит» со вкусом «Селедка с молоком»: очистит не только полость рта, но и кишечник…

– Нет такого, молодой человек, – опешила кассирша.

– Тогда сделай сегодня же заявку на склад, пусть привезут, знаешь какая это вещь.

Медленно развернулся и не спеша, с видом побитой собаки, побрел домой.

Михаил тихо сидел на кухне, поглощая водочку рюмку за рюмкой, а в затуманенном сознании сквозила мысль: где взять деньги, чтобы и на жизнь хватило, и с банками рассчитаться, или, может, просто разом все закончить с этим миром, то есть просто обрубить жизненные концы, или перейти в стадию, когда как ехало по жизни, так пускай и идет… С каждой выпитой рюмкой его бросало на разные решения, как корабль в море во время шторма, туда сюда и потихоньку он склонялся к мысли, что надо все разом закончить и не мучиться, приходил к утверждению, что уже ничего не исправить в этой ситуации, жалко только мать, но она поймет, наверное, или осудит пожизненно, простит ли.

Встал, пьяно шатаясь, дошел до кладовки, перевернул там все вверх дном. Вот, вроде, подойдет веревка, только откуда она здесь и зачем… Взгляд упал на кольцо в потолке, держащее кухонный плафон, так по-хозяйски, вроде подойдет. Да, в этих случаях еще и мылят шею, но не до личной гигиены сейчас. Взял табуретку, приладил веревку: ну, вроде все приготовил, осталось записку написать, что, мол, «в моей смерти прошу винить Клаву К. и всех остальных», – или пошли бы все, далеко и надолго. Подошел к столу еще раз накатить перед важным делом, а в мозгу, как листки календаря, в эти минуты все пролетело – и хорошее, и плохое, что было за его жизнь, но чаша благоразумия не перевесила в сторону жизни, и со словом Гагарина «Поехали!» встал на табуретку, подпрыгнул в сторону, будто, чем дальше прыгнешь, тем лучше будет для него; какая-то ахинея лезет в голову, успел только подумать…

Последнее, что промелькнуло в сознании: а всетаки на кой ляд я это сделал? – и искры, в глазах все поблекло, треск, удар сперва по пятой точке, потом по голове, потом опять почему-то по пятой точке, а потом полный мрак; сквозь проблески последнего сознания в мозгу послышались чьито голоса, которые слились сплошным общим хором, мужские, женские: «Мы его теряем», и тут же ответили другие голоса: «Мы его приняли», а потом совсем уже другие голоса: «Что он хочет все-таки? И куда его определим? В какую область: творческую, общественную, трудовую, будет, кем хотел, «неизвестным трейдером», до других высот еще не допрыгнул со своего табурета». И что это за большая комната, белая в тумане, с людьми в белых простынях, у которых за спиной крылья и ореол светящийся на голове, может больница, да нет, так быстро туда не доставляют в наше время, даже если “очень скорая” находится за углом здания.

Миша, как рыба, выловленная опытным рыбаком, открывал рот, якобы отвечая им, еле бормоча, чтобы, мол, все образовалось у меня в лучшую сторону и денег побольше, с чемодан, и тут же «с кем это я говорю, и говорю ли я, и что вообще происходит, и кого я слышу, и на пороге чего стою, я по всем правилам должен быть вроде по дороге в ад, наверное, как злостный суицидный элемент», – в общем, сумбур в голове полный. Появился человек, такой важный, на вид благородных кровей, весь в белом, тихо представился: «Я ангелхранитель твой, Михаил, мы здесь с соратниками, такими же ангелами как я, посовещались и пришли к выводу: рано тебе сюда, ты еще на земле не все сделал и не закончил еще дела свои мирские, возвращайся, приведи все в порядок в жизни, в голове и в душе своей, что для этого нужно – поможем». На этом все, сознание окончательно отлетело от бытия вместе с картинками из детской игрушки – трубы-мозаики с разноцветными стеклышками, когда ее вертишь, все меняется.

Глава 2

Настало утро, солнце нехотя заглянуло в окно, осветив кухню, где на столе красовалась недопитая бутылка водки, вторая пустая под столом, кое-какая оставшаяся закуска, источающая неприятный запах после вчерашних событий, вся заветренная, прям натюрморт, можно сказать, ПетроваВодкина “Приплыли”. Ко всему прочему, посреди стола лежал разбитый недорогой кухонный плафон, вперемежку с кусками обвалившейся штукатурки потолка, а в центре кухни на полу – разбитое тело Миши и набок завалившаяся сломанная табуретка.

Тишина была гробовая, прям к месту. Сегодня в семь утра я сделал открытие века! А в семь ноль пять открылось второе веко, вследствие чего среди этой тишины раздался болезненный стон Михаила и возглас: «Мать твою, что это я так нажрался, давно такого не было». Тихонько приподнялся, голова раскалывалась, и чувствовалось, что на голове рога растут от избытка кальция, но это не рога, ведь жены-то не было и в помине, – а огромная шишка, полученная при падении. Одурманенным взглядом окинул всю кухню, все вроде на месте, следов погрома нет, это уже радует, экран монитора тускло мигает, – и увидел веревку, болтающуюся на голой шее, как дорогой галстук перед торжественным парадом. Пропавшая память начала немного возвращаться, выдавая пазлы вчерашних событий. Со словами «Подымите мне башку и все остальное» встал, уцепился за край стола, хотел упастьотжаться, но получилось только нагнуться и перевернуться на полу, при этом испортить воздух, посмотреть в потолок, уставиться на единственную муху на нем, представить, как она там бедненькая держится на тонких лапах. Сделал попытку еще раз встать, обалдело оглядел стол – и сразу мысль, как у всех правильных людей всей нашей страны: надо накатить соточку, если она еще осталась, для восполнения всех пробелов его памяти и заодно пошатнувшегося здоровья, без нее – никак в норму восприятия окружающего мира не войти, а иначе, как воссоединить всю головоломку вчерашнего события?

После принятия определенной дозы алкоголя, а именно две по сто, больше не пошло, проснулась правильная мысль: «А зачем и для чего я это придумал и сделал, между прочим, во второй раз за свою недолгую необычную жизнь?» Обостренная его память выдала: первый раз – из-за проблем с девчонкой и неразделенной любви, дурак, на эмоциях просидел в речке минут десять при минусовой температуре, думал, простужусь, заболею, меня пожалеют и примут, бил на женское сострадание. Не приняли, не оценили, только одно место зазвенело от холода и зубы барабанную дробь бешено выдавали, но даже насморка не было, диагноз: здоров как бык. Потом все как– то забылось.

Подошел к компьютеру. Глядя на него, подумалось, все беды от этого прогресса человечества! Сел за него, обхватил голову руками и стал просто тупо смотреть на монитор, наблюдая за всем происходящим на биржевой платформе. Потом отошел на кухню, перекусил: что-то надо кушать, ведь следующего раза, может, вообще не будет, а молодому организму подкормку давать надо; война войной, а обед по распорядку.

Возвратился к монитору – все было вроде бы попрежнему, но и что-то и не так с платформой, как-то неправильно, нелогично, а понять, что, так сразу не смог, на мозг сильно давили вчерашние события. Сначала он подумал, что снова мерещатся зеленые человечки, которые иногда приходят вместо «белочки», но потом взял себя в руки, и предположения возникли и пошли в правильном направлении: надо еще пропустить рюмочку для ясности головы и душевного равновесия, может, что-то и придет на ум дельное и нужное. Шестым чувством почуял грядщие перемены.

Тут же опять вспомнил про первый раз, про ту девчонку: она сейчас, по слухам, где-то в департаменте образования города работает на какой-то неприметной должности, с большими задатками по молодости и если бы знать тогда, перед тем как в ледяную воду лезть, что сейчас она из себя представляет, – обычная клуша, полез бы я тогда в холодную воду что-то кому-то доказывать? Да ни за какие коврижки! И, вдобавок не спешите называть человека ангелом: присмотритесь внимательно, возможно, это очередное чудо в перьях. Встретил недавно ее на улице, задал вопрос: «Как живешь, как дела?» Она как-то странно покосилась, что-то пробубнила, головой покачала, а если судить по выражению лица, то и в морду вцепилась бы. В общем, ушла от ответа. Жалко стало ее, ведь чтобы жить и радоваться, надо всего две вещи: вопервых, жить, а во-вторых, радоваться, что, кстати, нельзя сказать о нашем трейдере, радости у него от жизни на этот момент не предвиделось, но первые проблески уже замаячили на горизонте.

Просветлевший немножко мозг Михаила после принятых на грудь ста граммов для рывка выдал все же мысль, с которой он и уселся снова за компьютер: платформа все так же работала, несмотря на мировые катаклизмы. Так, график движения пары, цена, время экспирации, все то же, однако… Стоп! Вот что, оказывается, со временем текущим не то: почему время показывается на платформе одно, а в голове картинка – совсем другая; два показания, то, которое сейчас, и время вместе с ценой, что будет через пять минут, – разные. Интересно получается; в голове возникла мысль – надо же было так трахнуться головой, что получается как бы раздвоение текущего времени, вроде как параллельные друг друга. Интересно, это на всех валютных парах, сырьевых товарах и акциях?

Быстренько пробежался по всем позициям, что присутствовали на платформе: да, действительно, ставший отчетливым мозг выдает и показывает два временных параметра: один – на бирже в реальности, другой – в извилинах головы в будущем, согласно этому, можно понять и поверить в фантастические параллельные миры. Стал наблюдать и, как умный и дотошный человек, анализировать с показаниями многочисленных роботов, присутствующих на валютном Форексе и закачанных из Интернета на платформу в помощь торговле. Свидетельства закрытия цены актива когда совпадали, иногда вообще шли вразрез с тем, что рекомендовали роботы, но картины, что будет через пять минут, видением закрытия торгов сидели в голове, как постоянная величина: килограмм, литр, метр, причем всегда совпадали и приносили прибыль, если делать ставку. И это настраивало Михаила на оптимистический лад: не все потеряно в жизни, может, все наладится при определенных обстоятельствах, развернется в положительную сторону, наступит белая полоса, сменив долгую черную, серую и вновь черную. До него еще полностью не доходили слова ангела – хранителя: ” что для этого нужно поможем”.

Надо срочно проверить возникшую догадку, а ее только и можно проверить наглядно, если кинуть деньги на свой счет и провести тестовую сделку на платформе; сразу возник привычный в последнее время вопрос: где взять деньги? Если их нет совсем! Когда-то были, да в никуда сплыли, сейчас финансы, как говорится, поют романсы, и в настоящий момент все абсолютно спущено до последней копейки. Взять у друзей? Но они тоже все на подсосе, наоборот, привыкли у меня все время, если была возможность, подзанять… Последний вариант остается – поехать к матери и просто занять, рубликов тысяч десять, совсем немного, как минимальный взнос согласно положению торговли на платформе, меньше не принимает ни одна платформа. Забросить на биржу, рискнуть ими, и, возможно, если бог даст, после этого постараться вернуть все ранее спущенное. Эта мечта сразу возникает у всех людей, склонных к авантюризму, когда тратишь последние деньги, и тут же возникает убеждение, как и у всех проигравшихся несчастных, что сейчас повернется сказочная избушка к ним передом, а к лесу задом, и придет такой огромный лохматый выигрыш, который с лихвой перекроет весь предыдущий проигрыш, и еще много чего останется на кармане после всего этого.

Михаил быстренько оделся, уже в прихожей пробежался по карманам, нашел завалявшиеся сто рублей, оставшиеся после ночной вылазки. Эх, сейчас бы в восьмидесятые годы вернуться, вот бы на эти деньги погулял на полную катушку и не один раз: здесь и кабак, и девочки, и подарки всем, и даже осталось бы на утро поправиться. А сейчас сто рублей – не деньги, хотя в баре можно сто граммов выпить и еще сока стакан заказать, да еще пару носков прикупить в супермаркете… Вроде это называется ностальгия по тому времени.

Михаил вышел из дома, прошел на центральную улицу города, сел в маршрутку, чтобы доехать до матери: водитель русский, музыка играет русская, чуть не расплакался – наш! Нонсенс сегодня. А то восточный и кавказский контингент, заполонивший такси и маршрутки, и этот акцент «Оплачивайте за проезд, да!», как-то поднадоели и приелись. Ну, а как водят ужасно, можно подумать, что они шахиды, которым не хватило взрывчатки, и теперь вот работают водителями маршруток, нас добивают. Шум, гам, громкие разговоры… Давно замечено, что фраза, сказанная каким-то субъектом в общественном транспорте, «Скажу тебе по секрету …», прекращает все разговоры пассажиров, все напрягаются, ждут продолжения рассказа. Передал за проезд, и вслед за деньгами побежало логическое рассуждение: маршрутка – единственное место в России, где финансовый поток может пройти до трех посредников и никто не возьмет откат, и плата за проезд в целости дойдет до водителя.

Приехав к матери домой, заявил прямо с порога: мам, срочно нужны деньги в размере десяти тысяч рублей, вопрос жизни и смерти, потом верну, когда будут, – из опыта общения с матерью знал, что нужно сразу выдать ей информацию и ошарашить, убив саму мысль об отклонении просьбы, а то после рассуждений и нехитрых умозаключений можно получить категорический отказ. Ведь мать только и говорит, что денег нет, пенсия маленькая, ее ни на что не хватает, только небольшие деньги отложены на похороны, в бюджете они стоят под графой ” гробовые” и можно подумать, что она сама их себе будет организовывать, расплачиваться за услуги с похоронным бюро, заказывать поминки, суетиться, и перед самим захоронением уляжется в гроб, мол, все сделала, сынок, хороните, люди добрые, теперь только покой небесный, а тудато еще попасть надо. Представив такую картину похорон, даже на какой-то миг опешил… Ей, подумал, все время говорю, чтобы не беспокоилась об организации, похороны будут по первому разряду; до матери пока доходила информация, и под впечатлением такой просьбы сына она пошла, достала деньги из ящика старого трюмо, по-старомодному отсчитала – так деньги считали еще при Сталине, наверное, перекладывая из одной стопки в другую и при этом обильно слюнявя палец; и дала сыну со словами: «Все, в последний раз». В последний так в последний, как скажешь, мама, еще пробежала такая поганая мыслишка, что в конечном итоге окажется на эти гробовые можно будет в кремлевской стене в Москве похоронить ее, но отогнал саму эту мысль другой, сколько положено, столько и пускай живет.

Михаил искренне поблагодарил мать, посмотрел на купюры: деньги как простой предмет не вызывают беспокойства, но когда они в наличии, придают уверенность, – и быстренько положил в карман денежки, пока кем-то из здесь присутствующих не передумалось. Потом, присев на семейный старый диван, оглядел квартиру, стал вспоминать совсем недавнее детство: как его здесь кормили ненавистной манной кашей, потом в голове была каша, следом быстренько пробежали веселые школьные годы. Из воспоминаний вывел голос матери: «А зачем тебе они нужны?» – так, все информация о деньгах стала доходить до верхней части ее тела. Ответ был до умопомрачения прост – хавчик надо купить на месяц вперед, буду дома усиленно работать над одним перспективным проектом, чтобы не выходить лишний раз из дома, не отвлекаться от дела, так сказать, полностью окунуться в план его реализации. По выражению лица матери стало понятно, что вроде прокатило; ну и ладненько, потом деньги отдадим, как обычно, по старой схеме, и у матери ее же сбережения сохранней останутся. Сейчас будут произнесены исторические слова всех матерей из уст моей: «Это не опасно сынок?» Произнесла, наверное, для простой формальности. Нет, не стоит волноваться, все как обычно.

Миша посмотрел на мать: для ее возраста она все таки молодец – держится, несмотря ни на что, старой закалки человек: война, голод, послевоенный период, промежуток становления, эпоха застоя – все пережила, выстояла. В советское время при любой возможности ездила на курорты Кавказа, лечилась, здоровье поправляла, отдыхала. Черноморское побережье все объездила вдоль и поперек, как сейчас говорит молодежь, при возможности отрывалась там наверное, между отдыхом, аж башню, наверное, сносило, благо что на то время давала такую возможность власть рабочих и крестьян в лице мощного профсоюза, оплачивающего половину стоимости путевки, а старым работникам и полностью. И даже умудрилась побывать, как сейчас говорят, в дальнем зарубежье: из социалистической Болгарии, помнится, привезла пару бутылок кока-колы, так они несколько месяцев в серванте стояли на видном месте и приравнивались к изделиям из хрусталя, обильно заполнившим полки, дающие поверхностное представление о материальном положении владельца. И только на Новый год, в торжественной обстановке, красивые бутылки были открыты и выпиты, а потом наполнены обычным грузинским чаем и поставлены обратно на старое место в сервант. И до сих пор Миша помнил тот вкус – не такой, как у современных напитков, а особенный, может, с новогодними мандаринами, вместе с запахом елки, такого и близко сейчас нет. Увидел сувенирный глобус из Польши, уже изрядно потерявший первоначальный вид, – стало смешно; представил, что, если бы здесь появился колобок, он сказал бы глобусу: привет, братан, классные цветные татуировки сделал.

Михаил остался у матери, пообедал, как мать говорит, чем бог послал, и, сказав, что дел по самое горло и выше, а потому надо бежать, пожелал матери не болеть – держать по мере возможности хвост морковкой. Вышел на улицу, доехал от нее на перекладных до ближайшего банкомата.

Глава 3

Человек всегда подсознательно верит в сказочное чудо. А особенно, когда стоит и нажимает на банкомате кнопку «Запрос баланса». Экран высветил – баланс ноль, чудо опять по каким-то причинам не произошло. Положил на единственную карту, еще не заблокированную банками и кредиторами, деньги; прихватив на сдачу выпивку по дороге в том же магазине, что и накануне, услышал в спину приглашающе от той же продавщицы – девахи с лицом супермодели: «Что, видно вчера не хватило, идет продолжение банкета, а кстати «Орбит» я заказала», – видно, наивно думала, что ее все-таки пригласят. Как бы не так, она что, на круглосуточном режиме? Смог только приколоться: «Ты табличку сними с двери: «Ушла на обед. Вернусь, когда наемся!», а то как-то неудобно за такой солидный магазин».

И, довольный своими словами, думая, что он большой оригинал, Мишаня пошел домой проверять возникшую ниоткуда теорию, как он мысленно ее назвал, «ахинею двойного времени», хотя в сознании уже начала выстраиваться стройная линия, что это видение, как дар божий, зачем-то ему дано, но узнается это, наверное, потом, не сразу, а пока срочно надо проверить, что было ему представлено для биржи и как лучше использовать эту ситуацию для себя. Вдогонку произнес: «Лучше поздно, чем никогда, сказал еврей и положил голову на железнодорожные рельсы после отхода поезда», слепой сказал посмотрим, глухой сказал послушаем.

Где еще проверить, что мне такое счастье привалило на бирже, свои деньги уже на карточке. Жалко. Если все пойдет не так как надо, опять пропадут во всемирной сети Форекса, а мне точно надо знать о правильности догадки своей, где же все-таки опробовать данную стратегию. В голову упорно так, ненавязчиво, лезла поганая мыслишка о Косте, тот тоже сидит на бирже, плотно поправляя, с успехом или нет (история об этом умалчивает), свое материальное положение там. Если что у него пойдет не так, будем просаживать его деньги, свои, то есть матери я завсегда успею проиграть. Вот например люди встречаются, общаются, вспоминают об чем – то хорошем, потом разбегаются. и в дальнейшем на вопрос: где познакомились в ответ слышат; там в кинотеатре, в метро, на улице, но ни в какой стране мира нет такого. кроме как в нашей ” бухали вместе” и иногда это очень весомый аргумент, и даже к этому можно больше сказать: факт знакомства железный, примерно в таком ключе они и познакомились. Позвонил, и после долгих гудков на том конце раздался приглушенный голос Кости:

– Я слушаю вас.

– Костя, привет! Это Михаил. Ты дома, загадочный ты наш?

– Почему загадочный?

– Когда выпиваешь, сразу начинаешь загаживать все, но я не об этом. Чем занимаешься сейчас?

– Кот Васька спит без задних ног на стуле, а я жарю на обед себе куриные окорочка.

– Живодер, сейчас заскочу, дело есть на сто миллионов, объясню все по порядку.

– Ладно, жду.

Михаил с продуктовым пакетом с водкой и закуской после магазина отправился прямиком к Косте, притом что идти здесь до него максимум минут пятнадцать напрямую. И, напевая себе под нос: «Пройду по Абрикосовой, сверну на Виноградную и по тенистой улице я постою в тени», без приключений добрался до него. Проход через систему домофона и поднятие тела на 3-й этаж заняли пять минут, и вот Михаил перед дверью Кости. Звонок, дверь торжественно распахнулась, они стояли и смотрели друг на друга с недоумением.

– Дожилась, – подумала «белочка» в лице Михаила.

– Допилась, – подумала смерть в лице Кости. Костя предстал перед Михаилом в каком-то немыслимом в виде, мало того что последние волосы, как у панка, выкрашены разноцветно и петушком стоят на полу лысой голове, да еще наряд в стиле Африка, состоящий из какой-то набедренной повязки, сделанной из разноцветных лоскутов, и странного старого амулета на шее. Теперь понимаю, почему внеземные цивилизации не хотят идти с нами на контакт, все из-за таких вот чудесных людей. И это у бывшего заядлого рокера до мозга и костей, который круглосуточно бредил старым добрым роком. Человек, любивший одеваться в кожу, даже дома ходил в жилетке из черной кожи на голое тело, обожал всю атрибутику, связанную с роком, бредил своими кумирами – и так резко поменял свои взгляды! Для этого надо случиться чему-то особенному и очень вескому, даже выражение глаз как-то потускнело.

– Что это за явление Христа к народу, срочно свой имидж меняй на старый – этот тебе явно не подходит. Вот ты, когда родился, был розовым. Когда загораешь – ты коричневый. Когда тебе жарко – красный, а когда холодно – синий. Когда ты болеешь, ты зеленый, а когда умрешь, будешь серым, у тебя такая концепция на сегодняшний день, ты бы еще свои многочисленные тату обесцветил, тогда полный был копец.

– Да тут схлестнулся с одной девчонкой и теперь живу с ней. А она в каком-то модном направлении молодежном тусуется, с Африкой связано, я даже названия не знаю или забыл, не важно, вот она надо мной и ставит эксперименты, как я выглядеть должен, а мне-то что – я все время дома, на улицу выхожу теперь редко, делать там совершенно нечего, пускай беснуется.

– Тогда второй вопрос: раз ты вообще не выходишь из дома, Дон Жуан наш сердечный, и где вы пересеклись, если не секрет?

– Ты не поверишь!

– Почему не поверю, я сейчас всему верю.

– За провиантом пошел в лабаз подзатариться, там и познакомились с ней, и потом, как-то быстро все завертелось с ней.

– Понятно, это называется «угодил на каторгу», у тебя, как и у нашей балалайки, в душе простого русского мужика натянуты только три струны: патриотизм, алкоголизм и пофигизм. Пройти-то можно в хату, наш вездесущий?

– Да, извини, проходи, а почему вездесущий?

– Ссышь везде, давай к делу. Быстро оглядел квартиру. Мир окончательно у тебя рухнул, раз со стены исчезли знаменитые всем плакаты Aerosmith и Pink Floyd, ладно, забыли. Вопрос – ты все еще на бинарных опционах сидишь?

– А куда мне деться, на жизнь надо зарабатывать как-то, и я еще вдобавок не один теперь, как бы с прицепом женским, вроде у нас семья какаято.

– Пойдем к твоему компьютеру, надеюсь он не выключен, в рабочем состоянии.

– Если он выключен, значит, я умер, – Костя с каким-то грустным пафосом произнес свою тираду.

– Подыхать собрался, что ли, или жизнь собачья настала у тебя от совместной жизни, на что сейчас ставка стоит?

– Я на акциях сейчас ставлю, с валютой что-то непонятное происходит, или перед каким-то скачком готовится, типа, как несколько лет назад перевыборы президента Франции были, тогда евро резко вниз ушло, после опубликования результатов.

– Ты что-то запоздал во времени, перевыборы когда были, возвращайся в нынешнюю реальность.

– Открывай платформу, так, немецкий ДАХ, и что там происходит у тебя? Стоит закрытие PUT на окончание американской сессии, не могу сказать об этом на столь длинную сессию, а в голове четко выстроился пятиминутный график CALL (вверх) по данной позиции. Давай ставь акции немца ДАХ на пять минут на повышение, а сколько ставить, ты сам решай. Если проиграешь эту сделку, компенсирую в полном объеме, прям сейчас, взял на понта, а если ты выиграешь, с тебя пузырек.

– Пузырек чего?

– Не тупи – водка годится.

Заметано. Ставит сразу стольник баксов, и открывает позицию по данной акции.

– Ты не поспешил со стольником, хотя бы двадцатку открыл? А что мелочиться, если что, отдашь, куда ты, милок, денешься с подводной лодки. Смотрим дальше – кривая графика немецких акций ДАХ упорно ползла в совершенно противоположную сторону, чем нужно.

– Стольник когда отдашь? – спросил Костя у Михаила.

– Да не переживай так сильно, рассчитаюсь на том свете угольками, еще есть время в запасе.

Но все равно в душе такой сумбур и сумятица. Ладно, когда мысленно виртуально выигрывал – это одно, а здесь реальные живые деньги и ко всему прочему – не свои, Костины, он, если их проиграет, за них мне плешь на голове не одну проест, пока не отдам.

Оставалось секунд тридцать до закрытии позиции, и кривая пошла вверх, и не просто пошла, а резко взлетела, принеся прибыль – апогей всех переживаний Михаила: сделка закрылась в плюсе. Вот так у нас бахчи делают, застенчивый ты наш. Почему застенчивый? А ты от увиденного за стенку держишься. Продолжим дальше играть на бирже или на этом закончим? Конечно, продолжим, если все будет так же замечательно, и пузырек водочки в холодильнике стоит, ждет своего часа. Конечно, будет все замечательно, я надеюсь, выбирай актив, какой твоей душе ближе, я сегодня добрый. По напряженному лбу Кости Михаил понял, что ищет актив заковыристый, неординарный, но выбрал английские акции FTSE – 100. Михаил сразу в голове прокрутил, что к чему: ставь опять PUT на пять минут. Костя ставит опять стольник, ждем. Результат тот же – сделка в плюсе; стали манипулировать еще, все ставки в прибыли. И за пятнадцать минут депозит Кости увеличился на пять сотен долларов. Костя Мишу, чуть не в угол загнал, сразу стал допрашивать и настойчиво пытать: мол, так, колись, что за стратегия, откуда скачал, но ответить ему не дали, женский голос вывел приятелей на другой уровень общения: «Кто это нас отвлекает от работы, опять твои алкаши?»

…Я повернулся и увидел ее, и мне сразу захотелось заговорить стихами Корнея Ивановича Чуковского: «Горилла идет, крокодила ведет»… У каждого Шрека найдется своя Фиона, которой будет фиолетово, что он зеленый. Теперь я понимаю, почему Костя отвечал с грустными нотками в голосе и ее эксперименты над ним: наверное, в ее понимании мужик должен быть немного лучше обезьяны, но… только не ее. Он, когда ее встретил, наверное, был немного не в себе, образно говоря, раз принял такую особу к себе, или другое есть объяснение: «Пришла весна, на улице появились двухэтажные кошки»… сыграла природа.

– Костя, кто это?

– Это Света, я про нее тебе говорил вроде. Или не говорил? Из башки совсем вылетело, да нет говорил.

– Привет, как дела? Рад знакомству с вами, много наслышан о вас, и только хорошее.

– Привет от старых штиблет, ходят тут разные, потом что-нибудь, как всегда, пропадает.

Наступила гробовая тишина. Света фыркнула и скрылась на кухне: «Потому что грязные свиньи вышли в люди, бестолковые коровы вышли замуж, поганые козлы женились, тупые бараны защитили диссертации и правят страной, а безмозглые куры сдохли со смеху». Все сказано с такой искренностью и с таким выражением, что можно подумать: перед тобой студент ГИТИСа и сейчас он усилено репетирует. Я спросил шепотом:

– Это с кем она сейчас говорит?

– Не обращай внимания, с ней такое часто.

– У тебя где голова была, или у тебя их две – одной думаешь, другой принимаешь решение? Получше и покрасившее хоть немного в том магазине бабы не встретил?

– Меня эта вполне устраивает, – буркнул Костя.

Как ни крути, а лучшая косметика – это водка в данном случае. По статистике, в магазинах производят покупки девяносто процентов всех свободных от мужиков женщин, большинство из них симпатичные и красивые – это точно, а его эта устраивает. – Ладно, на вкус и цвет товарищей нет, пойду я от греха подальше неуютно у тебя как-то стало. Хотел предложение тебе сделать выгодное, но, видно, в другой раз и в другом месте и при других совершено обстоятельствах.

– А как же водка в холодильнике? Которую я тебе должен проставить.

– Пускай стоит, она моя, лучших времен дожидается, если при таком раскладе дождется. Да ты Витьку видел, с параллельного курса? Нет? Он женился так же примерно, как ты, теперь жалуется всем: думал, что жена вкусно и хорошо будет готовить, как мама, а оказалось проще: бухает в точь, как папа. Злые вы, уйду я от вас. И Михаил покинул «гостеприимный» дом Кости. Жалко парня, но это его выбор. С разными мыслями о том, о сем пошел домой, чтобы уже у себя, на своем компьютере и уже своими деньгами проверять теорию относительности двойного времени торгов на бирже.

Глава 4

Приехав к себе домой, быстро разделся, настроение после встречи с Костей то медленно падало, когда перед глазами вставал светлый образ Светы, то поднималось, когда думал о скорой торговле, что вроде все складывается хорошо. Переоделся в домашнее, получилась форма одежды чуть лучше обычной. Посмотрел на себя в зеркало и чуть не сел на задницу от увиденного: вроде седины стало больше, вот как меня прижало от происходящего, и глупая мысль пришла из анекдота: почему женщины седеют позже мужчин? А потому, что у женщин одна яйцеклетка, а у мужиков 50 миллионов сперматозоидов, и за каждого душа болит. Эта мысль как-то скрасила картину увиденного. Ну и ладно, что ни делается, все к лучшему, так даже у него как-то благороднее вид; прошел к компьютеру уже поуверенней после встречи с Костей и со словами «Что нам стоит дом построить, нарисуем – будем жить» запустил адскую машину 20-го века. Пока загружался компьютер, включил телевизор на новостной экономический канал: мировые новости экономического характера, с привязкой по времени выхода в эфир, очень даже помогают вести торги, и Михаил об этом знал прекрасно. Приготовился к долгой работе, поставил водочку рядом, приготовил закусочку, вроде все под рукой: сидя в кресле, достаю клавиатуру, бутылочку, закусочку – все нормально… Так, вроде компьютер загрузился, открыл платформу, нашел функцию в своем аккаунте «пополнить баланс», завел деньги с карточки на свой аккаунт. Проверил баланс: да, деньги на платформе, на электронную почту сразу пришло подтверждение о пополнении баланса, вроде все сделал, можно полноценно открывать торги. Открыл пару «евро – доллар», самую базовую и популярную у трейдеров, посмотрел на время текущее и время закрытия в голове через пять минут, сделал ставку в пятьдесят долларов и поставил на повышение пять минут, теперь ждем. Цена ей ной пары бегала то вверх, то вниз, точь-в-точь как у Кости, и в конечном итоге ровно через 300 секунд, с разницей в двенадцать пиксов, закрылась в плюсе – сорок долларов в прибыли, первый блин совершено не комом, подумалось Михаилу, и он тут же себе под нос произнес: «С почином вас, дорогой друг».

Чем хорошо торговать на бинарных опционах – это тем, что при закрытии сделки прибыль сразу начисляется на счет, и ты это видишь на своем балансе в аккаунте, в зависимости от того, на что ты ставишь, от цены на время открытия. Если ты открываешь позицию «евро – доллар» от 1,1000 вверх на 5 минут, то через пять минут цена должна быть, например, 1,1500. А если вниз, то через пять минут – 1,0900, это очень удобно на торгах и быстро, в принципе все просто в отличие от платформы мегатрейдера, где можно ждать закрытия сделки очень продолжительное время. Вроде как в обычную рулетку, где есть красное и черное, и ставь от желания того или другого цвета, а зеро – это уже из области фантастики. Или еще проще сравнение: подбросил монету вверх и загадывай, орел или решка, а на ребро не принимается.

Миша, глядя на положительную тенденцию в области торгов, ставит на другие пары валют, присутствующие на биржевой платформе, даже экзотические с красивым названием «гранд», результат – все в прибыли. Потихоньку его начинает охватывать такой здоровый спортивный охотничный азарт. Бегая по валютным парам, как по клавишам хорошего аккордеона, и ставя ставки, он перешел плавно на товары, которые фигурируют на бирже: нефть, золото, серебро, газ. Потом перекинулся на акции различных компаний и ведущие индексы стран; клавиатура стучала все чаще и чаще, звук ударов по клавишам становился все громче и громче, Миша бросал взгляд то на монитор, проверяя правильность ставки, то на клавиатуру, чтобы правильно пропечатать актив, то на новостной канал, и стало уже не до милой водочки и закуски: когда делаются хорошие легкие деньги, и очень быстро, то не до мирских дел. В горле пересохло, выпить – момент далеко не подходящий, и только гора окурков от сигарет в пепельнице все прибывала и прибывала, выдавая важность данного события, и даже вытряхнуть их в мусорное ведро не было времени.

Между делом тут подумалось: а что мы только по пятьдесят долларов ставим, а не увеличить ли размер ставки, господа? И пошло все на повышение размера ставок, сперва сто, потом сто пятьдесят, за час-другой на балансе красовалась уже солидная цифра в размере двадцати штук зеленых, и Миша знал, что это не предел сейчас при таком раскладе. В голове вертелись большие радужные видения материального характера, выходящие из разряда разумных, картинки благополучия стадом пробежали перед глазами. Стоп, надо передохнуть, а то можно сделать какую-то непоправимую ошибку, и весь труд – насмарку и возможно коту под хвост. Немножко выпив и закусив на радостях (вот он – момент истины!), сразу снял со своего резко выросшего баланса на банковскую карточку пятнадцать штук долларов, опасаясь, что пропадут они в один момент на приносящей в этот день прибыль платформе.

За период активных торгов он встречался однажды с одной такой платформой – шайкой-лейкой брокеров, когда при приличном выигрыше какогонибудь трейдера тут же привязывают такую компьютерную программу на платформе, что перед самым закрытием сто процентной положительной сделки, секунды за две-три, цена резко идет в отрицательную сторону, ты проигрываешь, а после закрытия сделки тут же все возвращается обратно, и все шито-крыто, и ни на кого не пожалуешься, да и вопрос – куда жаловаться? Даже скрины закрытия сделки не успеваешь сделать из-за ограниченности по времени, и вроде все правильно, а депозит сливается. Поэтому Миша методом проб и ошибок остановился на одной, на которой сейчас торгует, и с ней нет никаких проблем, что с ведением торговли, что с вводом и выводом денежных средств, и без махрового шулерства на самой платформе. Возникают кой-какие мелочевки, но это на процесс торговли не влияет и решаются все проблемы путем общения со старшими брокерами посредством электронной почты.

До вечера еще было далеко, и Миша уже не спеша, развалившись в кресле нога на ногу, уверенно увеличивал депозит, а в голове, на фоне сегодняшних событий, стали строиться грандиозные планы, аж дух захватывало, как все увеличить и приумножить и куда применить свалившееся достояние, пока идет масть. Разноцветные картины пачек разных денег пронеслись перед глазами, и на основе всего возник стройный замысел по привлечению инвестиций и как прирастить капитал.

Надо собрать своих и посоветоваться, подумал Михаил, прикинуть, что к чему, одна голова хорошо, а две лучше. Одиночкой-юродивым быть тоже не резон в этой ситуации. Костя с его женским крокодилом временно отпадает на время, кому надо звякнуть, так это Кольке, у него и специальность по институту «финансы и учет», пойдет бухгалтером, а он есть бухгалтер по профессии, среди друзей Михаила самый умный и толковый, после него самого, конечно. Институт окончил с красным дипломом, но почему-то не везет с работой, подозреваю, что с его честными принципами и своеобразными подходами к работе он нигде не задерживается, и в силу временных трудностей последнее время как-то на стакан наступил из-за безысходности, что ли, но без запоев и семейных побоев. Ну, выпивает в меру, хотя недавно смотрел словарь объемов жидкостей, там дословно: «Мера – единица объема, равная 26,24 литра (старорусское)». Опаньки! Надо, как у нас в древности пили мужики. Сейчас жизненное кредо: «Я сильный, я ответственный, я волевой, я уверенный, я дерзкий, я еще пять минут полежу и встану, честно». И полностью оправдывает кличку детства – «хохол», упрямый, как черт, и если что-то взбредет в голову, ничем не переубедишь, хоть плюнь в глаза, все равно скажет божья роса, и правильно люди у нас говорят: когда хохол родился, евреи заплакали.

Потом позвонить надо Ваське, этот с еврейскими наклонностями, только не картавит, вовремя юридический окончил. Юрист, чисто еврейский профиль, если можно так сказать, но к нему не применишь слова родителей: окончишь институт, будешь богатым и с достатком, как-то у него не получается по жизни, а если выйдет, что я задумал, юрист как пить дать нужен. Его бескорыстие и искренность вызывают симпатию, уважение и подозрение. Проблема у него одна только: слаб насчет женского пола, ни одной юбки, по возможности, не пропустит и не брезгует с клиентками романы завести, особой морали не придерживается, все говорит: если бы даже и смог понять то, о чем думает женщина, все равно не поверил бы никогда. От большой любвеобильности и скандалы дома, хотя, как ни парадоксально звучит, живут с женой душа в душу. Васька в настоящее время тоже по мелочи с клиентами работает, «стрижет» на юридических консультациях и ждет хорошего процесса. А так как сейчас все говорят про мировой кризис, то хорошего процесса не жди, и клиента солидного нет, значит, за приличную сумму согласится с руками и с ногами. Еще подумал: как мы дружим – русский, еврей и хохол – уже на протяжении долгого времени, с детства босоногого, ругаемся, обижаемся друг на друга, но если что-то случается по жизни негативное, бедовое, бежим на выручку друг другу сразу, несмотря ни на что.

Обзвонив быстро друзей, с которыми дружба была еще с постсоветского детского сада, школы, то есть с горшка и туалета, приспособленного под курилку в школе, договорился о деловой встрече назавтра в обед. Миша подумал: вроде команда будет приличная, народа больше и не надо, если только кто-нибудь, как обычно, не подгадит, не дай бог, конечно, и если все будет хорошо, клиент придет, он обязан прийти, куда ему деться за десять процентов в месяц, сто двадцать процентов годовых – какой дурак откажется, только тот, у кого за душой ничего нет, или бомж, тем вообще все до лампочки. А какой банк даст такой процент вклада, он быстрей удавится, а контора, о которой думал Миша и представлял, даст, а остальное, что сверху будет, – наше.

Наш герой за всю жизнь, которую прожил на сегодняшний день, особым жмотством и жадностью не отличался, и даже мать его все время говорила: готов отдать последнее своим друзьям, мол, мозгов нету, и ведь отдавал же, особенно когда надо было идти по девчатам на танцы в какойнибудь заводской клуб или Дом культуры. Дело-то молодое, интерес к противоположному полу никто в жизни не отменял, и дружная троица должна предстать перед ними никак не оболтусами последними, а более представительными, положительными парнями, одетыми по последней моде, согласно тому времени, внутренний мир героев на тот период никого не интересовал, интересовало наличие джинсов, и какой лейбл на них, и какого цвета у тебя батник. Для этого использовался обширный и богатый, как казалось тогда всем, гардероб Михаила. В силу особых причин: мать Михаила в свое время любила выглядеть красиво, элегантно, одеваться модно и сына старалась приодеть по полной программе, конечно, по мере возможности. А возможности были: работа в системе «Торгмортранса» давала удобные случаи прикупать приличные шмотки по сходной цене у морсостава, занимающего мелкой контрабандой. И после шумных вечеринок и дальнейших гулянок часть гардероба попросту пропадала, и не из-за воровства какогото, а обыкновенно отдавалась, дарилась друзьям по простоте душевной или приходила в негодность после кровавых стычек и драк с другими претендентами на обладание телом другой половины человечества. Интерес к девчатам – это вообще-то природа, а если его нет, то проблема уже возникает у родителей, все ли в порядке у детей. Так что, если была возможность у Михаила, то помогал всем, чем мог, своим друзьям в то время, они отвечали ему тем-же.

Грандиозный план Михаила был довольно-таки прост, как и все в этом мире, и при хорошем раскладе – очень даже рентабельный. Он не стал придумывать что-то особенное, вроде велосипеда, а пошел по проторенным стопам финансовых пирамид, только конец был другой, положительный, без обычного надувательства: как в сказке про «Вершки и корешки» – история зарождения русского шулерства, прокатом всех без разбору в наглую. Создаем упрощенно местный инвестиционный фонд подобно «Рогам и копытам», привлекаем любых инвесторов с деньгами, с большими деньгами и маленькими, запускаем мощную броскую рекламную кампанию, закидываем все конвертированные деньги инвесторов на валютную биржу, делаем денежные лоты соответственно по привлеченным средствам и хорошие ставки, господа. В конечном итоге получаем неплохую прибыль, в случае выигрыша распределяем ее по вкладчикам, кто сколько внес, так сказать, вложил в нас и поверил, и десять процентов от инвестированной суммы получай в месяц, а если еще и много положил, то вдобавок и соответствующие бонусы, – вот такой план крутился в голове нашего новоявленного комбинатора, вроде все просто. А пока думал, как это все сделать и воплотить в жизнь, счет на платформе все увеличивался и достиг довольно-таки внушительных, по меркам Михаила, размеров, о которых только всю жизнь и мечталось.

На улице стемнело, Миша решил передохнуть от торгов на радостях, что стало в кои-то веки хоть что-то получаться у него в последнее время. Захотелось просто оторваться, то бишь снять полученный недавно стресс, связанный с пляской на табуретке, – это когда женщины, выпивка, азартные игры – все вместе, но в нашей ситуации обошлось без азартных игр. Мы уже за целый день наигрались до отвалу и тошноты, и остается только ресторан, где можно вкусить хорошей пищи и познакомится с девчоночкой приличной, если повезет, а если нет, тогда хоть на стриптиз женский посмотреть, отвлечься от хаотичного мелькания цифр, разноцветных графиков, то есть малым удовлетвориться. Сборы в столь питейное заведение были быстры и скоротечны, и вот он на пути к цели своего вечера.

Приехав в ресторан, один из самых лучших в городе, как считал Михаил, и осмотрев обстановку вокруг, он вдруг подумал: в мире столько изменений произошло за время, прошедшее с последнего посещения, а здесь все по-прежнему, тишина, спокойствие, музыка приглушенно звучит, не раздражая слух клиентов, доброжелательная обстановка, девчонки на шесте беснуются, и кухня всегда на высоте. Все, как в анекдоте про попугая, которого купили, а до этого он жил в публичном доме, и когда ему сняли покрывало с клетки у новых хозяев (муж, жена, дочь), он только и смог произнести, что девочки те же, мамка та же и клиент (глядя на отца) – тот же. Но почему-то его тянуло сюда – есть веская причина, и не одна: как постоянному клиенту, можно пользоваться в кредит, правда, отсрочка была максимум три дня, не более, и после просрочки мало что выбьют долг, но и тебя здесь больше никогда не увидят, в этой уютной доброй обстановке. Вдобавок ко всему ему просто здесь нравилось, и много замечательных событий произошло в его биографии под сводами этого ресторана.

Миша прошел в зал и присел на свое постоянное место у окна, благо, столик был свободен. За ним прекрасно можно было наблюдать за всем происходящим, за полутемным залом, приятными посетителями, и между делом посмотреть в окно, где открывался прекрасный вид на городской парк, сейчас абсолютно весь в зелени. В общем, зрительно везде, куда ни брось взгляд, только положительные эмоции; заказал, как обычно, себе поесть, выпить и закусить, на горячее только судак в кисло-сладком соусе, его китаец-повар, выписанный из далекого Пекина, готовит так, что пальцы по самое плечо можно откусить, как вкусно; салат типа «в греческом зале», бутылку виски среднего разлива, сегодня это можно себе позволить. Бросил хищный взгляд на женскую публику в ресторане, заметил блондинку, одиноко сидевшую за соседним столиком, мысленно представил продолжение знакомства уже у себя дома, подумал о ней: закон физики действует капитально, космическая пустота блондинок засасывает. На вид ей было лет двадцать пять, по-своему красива и обаятельна. Сразу в голове промелькнуло из черного юмора: она была хорошо сложена, только рука торчала из чемодана. Разглядывая ее, подумал: чтобы затащить восемнадцатилетнюю девушку в постель, достаточно было ее напоить. Ближе к тридцати, по его наблюдениям, приходится весь вечер наблюдать, чтобы дама сама не напилась, но здесь ясно показывают, что пришли не напиваться, а разбавить свою жизнь необычными приключениями.

Миша не спеша встал из-за стола, подошел к столику блондинки, галантно представился: «Одинокий всей страны Казанова, Михаил» и тут же предложил ей отобедать вместе, предварительно узнав имя и услышав в ответ: «Анжела». Усмехнулся про себя и подумал: а по жизни, наверное, какая-нибудь Маша, приехала когда-то с благими намерениями поступать и поступила, но в другой жизненный институт. Однако истина не волновала Михаила, в его планах и мыслях стояло четко: выпить, по возможности нажраться и, если повезет, провести ночь с девушкой видимо небезупречного воспитания, – и планы медленно превращались в явь. За время совместного ужина блеснув остроумием по некоторым жизненным вопросам, даже не спросив мнения Анжелы, как ей нравится его остроумие (ведь надо действовать быстро, «без шума и пыли»), предложил продолжить вечер у него в берлоге. И, не получив категорического отказа, отбыли на такси к Мише, предварительно сказав официанту, чтоб записал весь ужин на его счет и, если возможно, собрали пакет и положили туда еще какой-нибудь еды и закуски на вынос, чтобы хватило до утра, если проголодаемся. Этим он дал понять Анжеле, что не последний человек здесь, а человек с довольно-таки хорошим положением и уважением. Обнявшись так, как будто прожили не один год вместе, с пакетами еды весело от выпитого, отправились на холостяцкую квартиру Михаила.

Глава 5

Наутро после бурно проведенной ночи (нет смысла говорить, что было ночью, это же не эротический роман, для этого есть соответствующие сайты для просмотра) Миша открыл глаза: рядом спала Анжела в неглиже, прекрасное тело, – в очень редких случаях мужчина заинтересуется умом обнаженной женщины. Она явно обладательница наивысшего разряда по борьбе под одеялом, подумал Михаил, но вспомнил, какие планы на сегодня: да, надо вставать, нас ждут великие дела. Хлопнув по одному мягкому месту Анжелу, потом по-другому произнес: «Крошка моя, вставай, пора тебе покинуть мою скромную келью, сейчас будет производственное совещание по теме, что делать с тобой, – зверски завалить сию минуту или попозже, – шучу, конечно. Пойдем, попьем чайку и заодно позавтракаем остатками вчерашней продуктовой роскоши, а потом надо расходиться, только телефон свой оставь, мало ли что понадобится, а это обязательно понадобится»… Михаил и не подозревал, даже представить не мог, какие перемены его ожидают в ближайшее время. Анжела стала одеваться, глядя на нее он предложил: «Тебе помочь? Или лучше не мешать?» Глядя, как она собирается, из опыта знал: торопить женщину – то же самое, что пытаться ускорить загрузку компьютера. Программа все равно должна выполнить все очевидные операции и еще многое такое, что всегда остается скрытым от нашего взгляда. Опускаем период наведения красоты до приемлемой нормы и переходим сразу к завтраку. Позавтракали и на этом с миром, с пониманием всего происходящего и с довольными улыбками мирно расстались. Закрывая за ней дверь, Миша осознал для себя, что, добиваясь чего-то от женщины в начальной стадии знакомства, мы ведем себя, как благородные джентльмены, а добившись чего-то, переходим попросту в разряд наглых свиней.

Миша терпеливо стал ждать друзей, прикидывать план разговора, как их приобщить к делу и вовлечь в весь круговорот своих замыслов. Обдумывая все это, не забывал и про торги на платформе, вдруг, что было дано свыше вчера, сегодня накрылось, как часто говорят в быту, медным тазом. Но нет, пробежался по торгам, сделал несколько ставок, и уже не по мизеру, как в покере, а в режиме онлин по-взрослому, и за час до домашней стрелки с будущими компаньонами счет прибавился на 100 зеленых косарей. И тут же возникла мысль, а следом и вопрос: а почему все-таки я собираюсь открыть контору «Рога и копыта»? Все эти затруднения, хлопоты по открытию и регистрации, постоянные походы в налоговую, вояжи в пенсионный фонд, суета при открытии счетов, всевозможные согласования и много еще разного, что нашему правительству придумается, – мне это надо, мне и без этого в одну харю хватит на всю оставшуюся жизнь, как говорится, еще и внукам останется. А здесь усиленно тянет открыть весьма сомнительную контору, и как-то все это меня не напрягает, не раздражает, а все идет довольно таки в охотку. Надо над этим подумать срочно, поразмышлять, а пока Колька с Васькой подтягиваются, на стол накрыть нужно, не на сухую же о деле разговор вести, а то могут не получиться переговоры без алкоголя. Да и время уже будет обеденное; накрыв на стол, что нашлось в холодильнике, и приплюсовав остатки из ресторана, стал ждать своих бедолаг – предполагаемых в будущем полноценных партнеров.

Первым пришел интеллигентный, хорошо выбритый Николай, с красными глазами, и на простой вопрос «Всю ночь, что ль, квасил, глаза красные» получил очень впечатляющий ответ: «По работе скучал и плакал по ней родимой» – и сразу бросил взгляд на сервированный стол, обильно так брызнув слюной. Видно, что ему надо как-то быстро здоровье поправить и подкрепиться. Но быстро не удалось, сразу пришел Васька, и пришел – это мягко сказано, нет – ворвался с криком: «И кому старый грамотный юрист понадобился?» лучше сказал бы не юрист, а еврей. Прошел на кухню и, дружески спросив «Кого ждем, в чем загвоздка?», начал открывать бутылку водки. Михаил с Колькой не заставили себя ждать, быть обычными зрителями, быстро занявшись делом по уничтожению водочной продукции известной марки и продуктов питания, и правильно сделали – на голодный желудок хорошего не жди и ничего путного не решишь. Николай, смачно жуя закуску, произнес:

– Недавно узнал, что древние греки утоляли жажду не водой, как сейчас, а разбавленным вином. Решил попробовать.

– И как?

– Греки были правы по-своему. Водой так не напьешься.

И это было вчера, наверное, вот почему глазенки красные, а то по работе, видите ли, он скучал очковтиратель.

Подкрепляясь нехитрой пищей, Михаил стал просто рассматривать своих друзей и сам себе задал вопрос, вот чисто гипотетически: как бы он охарактеризовал их, глядя со стороны: так сказать, независимая экспертиза. Непосредственно можно начать так: Николай, рост выше среднего, поддерживает немногочисленную растительность на голове методом простого использования бритвы наголо. Опять же, вид, приравниваемый к братьямславянам, глаза голубые, подбородок волевой, нос, похожий на картошку, ко всему добавил бы особо, что организаторские способности – ноль, но очень старательная и ответственная рабочая лошадка, если впрягся то доведет дело до конца.

Взгляд медленно перешел на Василия: здесь немного посложнее будет, но вкратце выглядит таким образом: средний рост, глаза навыкате карие – выдающие особую национальность индивидуума. Овал лица круглый, нос греческий, брови сдвинуты к центру, выдают человека целеустремленного, который может взять решения различных задач под свою ответственность, но гарантий, что это будет положительно, никто не даст. Волосы темные немного кучерявые. Вот как-то так получилось; конечно не аналитический центр компетентных органов, но примерно как-то так, возможно, будут выглядеть характеристики моих друзей. Может, мне после всего на старости лет в отдел кадров куда-нибудь пристроиться, вплотную с людьми работать, так сказать, прямым общением с народом. Милые мои ребята, с вами предстоит в ближайшее время плотно поработать, ну а пока вернемся в реальность этой кухни.

– Васька, вот ты предприниматель, и чего ты сейчас предпринимаешь?

– Как что? Предпринимаю попытку выжить в этой стране, – картавя, подстраиваясь под еврея или под В. И. Ленина, ответил Василий.

– А если поступит предложение реально выжить в этой стране, согласишься за приличные бабки, эквивалентные реальным у. е.?

– Без проблем и на любых приемлемых для меня условиях, согласен пахать круглосуточно – лишь бы платили, только где оно, это место?

Разговор плавно перешел в нужное ему русло. После нескольких рюмок водки и неоднократных попыток воспоминаний детства, юности и более зрелого возраста, наконец-то Михаил выложил им все, что с ним приключилось за эти несколько дней. Только из рассказа напрочь вычеркнул неудачную попытку повисеть пластмассовой балберкой у себя под потолком, заменив ее на стандартное: «Поскользнулся, упал, очнулся, закрытый перелом, гипс», тем самым вспомнив Ю. Никулина. И, показав огромную шишку на голове в знак доказательства реальности событий, стал демонстрировать все выкрутасы торгов бинарными опционами на биржевой платформе, соответствующе играя разными активами и ставя денежные ставки сразу по-крупному, чтобы ошарашить друзей многочисленной информацией, подавить их личный индивидуум, чтобы быстро согласились, не выпендривались и помогли ему во всем в придуманном им проекте. И надо следовать тому что: Если вам улыбнулась Фортуна, не радуйтесь: возможно, это не понравится Фемиде.

– Коля, твоя простая задача – все спрятать; Вася, а твоя – от нее защитить. Все очень просто и по вашему профилю, согласно тому, кто на что учился.

Глядя на их лица, которые сейчас лопнут и разорвутся от впитанного и увиденного, Миша подумал, что достаточно им. Итак, господа хорошие, создаем всесоюзный, международный, межгалактический инвестиционный фонд с ориентировочным названием «Рога и копыта», с уставным капиталом двадцать пять тысяч рублей, где я имею семидесятипроцентную долю капитала, а милые мне люди в лице тут присутствующих – пятнадцатипроцентную каждый. На возглас Кольки «А что так мало?» резонно возразил: «А вы и вкладывать ничего не будете, только получать, со ста тысяч зеленых – это, я так думаю, будет месячный оборот – получается пятнадцать тысяч, и это при раскладе, еще раз повторяю, сто тысяч в месяц, а можно (и нужно даже!) побольше зарабатывать. Вот смотрите, пока мы пьем водочку, трапезничаем, ведем деловую беседу, сколько я заработал между делом? Василий глянул на монитор – семьдесят штук зелени уже. А сколько мы светские разговоры о жизни дальнейшей ведем, от силы пару-тройку часов, а если полный рабочий день, и не отвлекаться на мелочи разные, бытовые вопросы, – представляете, какие деньги можно поднять, и довольно-таки быстро.

Николай мечтательно произнес, глядя в потолок:

– Если так пойдет, давайте купим у Билла Гейтса его фирму «Майкрософт».

– Да ты что, сдурел, она знаешь сколько стоит!

– А мне по барабану, сколько стоит, зато в неделю миллиона три-четыре будет приносить доходу, мне больше не надо, но и свое никому не отдам.

– У тебя вообще от принятой информации и от выпитого башню снесло, видно, давайте немного перекурим, отдохнем, кофейку попьем и обмозгуем все по – трезвому от начала до конца.

Передохнув кто-то от полученной обильной информации, кто-то от представленной, и спокойно так покурив на балконе, сели опять за стол, и Миша стал объяснять свой план дальше:

– Открываем банковский счет, организуем рекламную кампанию, привлекаем деньги у населения, переводим их на платформу, делаем лоты, играем на бирже, выплачиваем дивиденды. Николай ведет бухгалтерию, работает с налоговой инспекцией, с пенсионным фондом, производит расчеты, платит налоги – словом, делает то, на что учился пять лет. Васька занимается юридической частью: правильным оформлением договоров, работой с клиентами, с рекламными агентствами, с прессой, если таковая будет, а если нужно, то и полная юридическая защита. Ну, а я работаю чисто на бирже, и меня ничем окромя этого не загружать, только подписи под документами и общее руководство, это я вкратце и в общих чертах. Если какие-то непредвиденные ситуации возникают в рабочем процессе, то быстренько собираемся вместе и сообща взвешено не спеша решаем. Теперь остается только ваше личное согласие, и вперед; да, еще надо секретаря нанять, чтобы на многочисленные звонки отвечала, если будут, вела делопроизводство, ведала архивом, повторюсь, если будет такой, и больше ничего, никаких гнусных предложений к ней, чтобы у вас и мыслей не было этих, только деловые отношения, понятно? Я думаю, до вас дошло – это больше к тебе относится, Вася. Да, и надо снять офис приличный ближе к центру, чтобы было где принять людей, да и работать на бирже, не в квартире же моей тусоваться весь период становления на ноги, и какую-нибудь бабу Маню нанять, чтобы в офисе убиралась: чистота – залог здорового образа жизни, это всем известно в мире.

– Ты это Николай не маячь, пожалуйста, а сходи в лес, если не можешь дойти, закажи такси и зайди в глубину лесной чащи.

– Зачем ты мне это говоришь, и при чем тут лес.

– А затем мой дорогой, чтобы белок посетить с ответным визитом, а то намедни приходили к тебе, судя по твоему виду, теперь долг платежом красен. И еще я тебе скажу не надо так тесно с алкоголем дружить, могут быть большие последствия.

– А я не дружу, я только связь поддерживаю.

– Николай, будем работать вместе с этим делом надо будет подвязать, по дружески предупреждаю.

– Я думаю, на сегодняшний день все согласны с выше сказанным, имею ввиду контору, а не Николая, полагаю, возражений не будет, – продолжал Михаил. – Мне вроде добавить к ранее сказанному нечего, фронт работы с вами определен. Прошу написать заявления о приеме на работу на мое имя формально, приступить к выполнению прямых обязанностей, и сразу вам говорю: наполеоновских планов тотчас же не стройте. Сперва делаем дело, а потом все остальное, особенно вознаграждение и женам своим сразу лапшу благополучия не вешайте, они такие, я знаю, сразу с вас начнут тянуть – то это им срочно надо, то другое. Вас отвлекать бытовыми делами будут, а мне нужны вы без притеснения семейной жизнью и со светлыми головами, настроенные чисто на работу. Вот когда сделаем дело, закроемся официально, дивиденды раскидаем, вот тогда что хотите, то и делайте. Я знаю и Валю, и Надежду – вроде будут смотреть и относиться с пониманием ко всему, что мы творим, но только отвернешься, кучу ножей сразу в спину воткнут и будут делать все по-своему, и их ничем не переубедить, и никаким мощным трактором не сдвинешь, всем понятно.

Михаил посмотрел на компаньонов – вроде дошло. На этом и расстались, каждый поехал уже предварительно что-то делать для будущей с большими планами конторы, которая очень поможет им в дальнейшем и материально, и в плане душевного спокойствия за будущую свою светлую жизнь, притом что, такие вещи как еда и выпивка для дальнейшего разговора и задушевной беседы закончились. Прелюдия его замысла начала обретать реальную форму.

Пришел неожиданный сигнал на телефон, вроде смс, прочитал: поступили деньги на банковскую карту в размере семисот пятидесяти тысяч рублей от «Глобал – Трейдинг» – его игровой платформы, а дальше читать уже как-то неинтересно. Жизнь вроде скучна и однообразна. Но все меняется, когда приходят ОНИ… хорошие деньги на карточку! Вот и первые долгожданные дивиденды за прошедшие в последнее время с ним унижения, падения в финансовом и моральном плане и, в конце концов, взлет на будущую вершину благополучия. Голова, как автомат, быстро выдала: надо по – живее поехать снять поступившие деньги, сразу вызволить свою машину – ласточку его – из залога, и потом на колесах быстрее и мобильнее можно провернуть все личные и общественные дела. Вдогонку ко всему, пока еще не убежал снимать деньги с банковской карты, уже не боясь, снял дополнительно сто тысяч американских рублей с платформы со своего аккаунта. Благо эта сумма по отношению к тому, что есть на балансе, уже не ощущалась, как капля в море, – чтобы с банками по возможности расплатиться окончательно. Закрыть все долги и уже вести дела с ребятами чистым, как младенец, не обремененным долговой ямой.

Немножко подождав, подтвердил транзакцию на вывод денег в своем аккаунте посредством введения пароля, тут же возвратил всю сумму, снятую с платформы, выигрышем на паре фунт – доллар, иена – доллар, в несколько заходов повышенной ставкой, тем самым восстановил статус-кво своего баланса. Пока было немножко времени перед походом в банк, подумал, что хорошая вроде работа для него пошла: захотел – снял деньги, захотел – выиграл в любое удобное для тебя время, захотел – вообще не садись за компьютер, лежи и плюй в потолок, благо, платформа работает круглосуточно. Заходи на нее в любое, когда тебе вздумается, время, кроме субботы и воскресенья – на бирже выходной. Не жизнь, а малина, никаких тебе налогов, никаких обязательных отчислений, если работать в одиночку, но почему-то упорно создаем себе трудности в смысле инвестиционного фонда «Рога и копыта». Кому-то, значит, надо так, и не мне, наверное, решать будущее нашего безнадежного мероприятия, пускай там, наверху, разбираются сами, для чего все это и к чему. Так не спеша, прокрутил часть событий до табуретки и после какое – то время, особенно ту часть, где присутствовал ангел, начинаем по детски верить в чудеса.

Вызвал такси, оделся неприметно и вышел на улицу: весеннее солнце и зелень ласкали взгляд, как хорошо все в мире, когда жизнь налаживается! Михаил сразу вспомнил недавно прочитанное в желтой прессе про нашу примадонну и Киркорова: как-то, когда они были в парикмахерской, поругались и стали расходиться, и Алла в сердцах сказала Филиппу, что, мол, ты никто без меня, я могу любого раскрутить, хоть вот этого парикмахера, – и жизнь Сергея Зверева стала налаживаться. Может, и со мной так же происходит, кто-то наверху в небесной канцелярии ругается в пух и прах и меня в свои игры вовлекает, дергает за веревочки. Размышления прервал звонок на мобильник: карета подана, номер вызванного такси отобразился на дисплее телефона. Миша перевел глаза во двор: «Такси на Дубровку заказывали?», пытаясь точно повторить крылатую фразу голосом Папанова… Сев в машину, четко назвал таксисту адрес банка, выдавшего кредитную карту, где лежат заветные деньги, решающие многие вопросы жизни. Доехал до нужного здания, вышел из такси, не спеша расплатился. Медленно, уверенной походкой зашел в отделение банка, сразу подумал, глядя на офис: на наши отжатые деньги такую красоту отгрохали… Оглянулся и спокойно так направился к стойке менеджера. Захотелось всем им крикнуть работникам банка: «Встать! Производственная гимнастика для работников банка! Ноги на ширине плеч, руки за голову, лицом к стене…»

Поздоровался с очаровательной особой, находящейся за стойкой, объяснил причину визита. Должен, мол, прийти наследственный перевод от скоропостижно скончавшегося богатого родственника за границей, он прямо перед самой смертью успел все деньги на организацию здесь похорон перевести мне, отшутился Михаил; эту версию он заготовил на случай вопроса о происхождении столь крупной суммы на счету, мало ли что, а здесь более менее какое-то логическое объяснение.

– Попрошу вас, милейшее создание, помочь мне снять всю сумму с моей карточки – наличкой, если это возможно.

Узнав, какую именно сумму надо снять, все сразу очень вежливо предложили помощь в оформлении документов на получение наличных, и тут же посыпались предложения, куда данные средства с выгодой можно вложить, не выходя из банка, – очень даже назойливо, как показалось Михаилу. После категорического отказа от всех поступивших предложений, потеряв час времени в ожидании, выстояв небольшую очередь в кассу, Михаил достиг своей цели – получения денег. «Можно симпатизировать сотням, увлекаться десятками, восхищаться единицами, а любить – только пятитысячные», – улыбаясь, подвел черту. И с приличной пачкой купюр и чувством огромного удовлетворения и гордости за себя покинул отделение банка. Оглянулся, посмотрел еще раз на красивое здание и вздохнул: «Дайте человеку пистолет – и он ограбит банк. Дайте человеку банк – и он ограбит мир!»

Со скромным свертком кровно заработанных денег прямиком отправился на стоянку машин, где ждал его могучий конь – джип марки «Тойота», его гордость и краса, временно заложенный изза денежных, мягко говоря, затруднений и молча ожидавший скорейшего выкупа владельцем, чтобы быстрей опять начать бродить по просторам наших дорог. На стоянке в какой-то дыре – конторе в видавшем виды на своем веку строительном вагончике, с помощью длинноносого менеджера в фуражке, явно не с чистой русской речью, оформил выкуп и, заплатив все текущие проценты и сам залог, наконец-то получил необходимые документы на машину и ключи от нее, подошел к автомобилю, мысленно обняв его и произнеся: «Красавица моя железная, наверное, заждалась меня». Внимательно осмотрел машину, пока не уехал со стоянки, на предмет наружных повреждений: вроде все цело. Затем взглянул на известную только ему, оставленную когда-то метку: она не повреждена, значит, никакая тварь не ездила, когда машина стояла на стоянке, а то бывали случаи – машина в залоге, а на ней разъезжают по городу кредиторы, как на собственной, да еще и в ДТП попадают. Приходят владельцы за машиной с мыслями, что все в порядке, а там не машина, а битый хлам вместо нее, и потом вечные разборки с страховщиками, с аварийными комиссарами, с владельцами стоянок, в общем полный беспредел.

Забрав свой автомобиль, прикинул для себя перед движением основное правило взаимоотношений пешехода и водителя: каждый из них должен думать, что другой – идиот и в любой момент может совершить неизвестно что на дороге, потом все происшествия появляются в социальных сетях с подробным обсуждением идиотизма случившего. Надо после небольшого перерыва в практике вождения осторожным быть на дороге, так что первым делом аккуратненько так доехал до ресторана, с благородной целью вернуть образовавшийся намедни за ним долг, притом что ресторан недалеко находился от банка, в пару кварталов. Доехав до него, зашел, прошел до стойки бара:

– Привет! Милый мой бармен Серега, сколько там я задолжал за еду, напитки и все прочие услуги на сегодняшний день? Услышав требуемую сумму, мог только констатировать: нормально погулял, приемлемо, скидок, видимо, не будет, и между прочим спросил:

– Анжела не появлялась? Ответ прозвучал такой:

– Нет, как с тобой уехала в тот день, больше ни слуху, ни духу, думаю, дня через два, три объявится, когда ей припрет и деньги в срочном порядке нужны будут.

Михаил, над чем-то раздумывая, достал из широких штанин перевязанную резинкой пачку пятитысячных купюр (резинка для денег – национальная особенность русских людей), в быту очень нужная вещь, расплатился и, дав сверху тысячную купюру на чай, гордо удалился из ресторана, виртуозно насвистывая арию Риголетто из знаменитой оперы: нас ждут великие дела. Теперь напрашивается вопрос, откуда такое знания сей оперы. Ответ простой: просто надумалось и так удачно попал.

Сев за руль своей машины, стал вспоминать, что ему еще надо сделать сегодня, чтобы завтра быть свободным от суеты мирской, и на ум пришло только одно: надо как-то доехать до матери и ей отдать долг, как она называет, «гробовые деньги». Что и было сделано в ближайший час, да еще с приличной лихвой, на что мать, разглядывая отданные ей деньги на свет, наверное, сомневаясь в подлинности, резонно спросила: «Честные хоть деньги-то?»

– Не будь такой щепетильной, или ты думаешь, что они с большой дороги? Нет, все по-честному заработал, честней не бывает, с другой стороны, какая разница ей откуда деньги, главное отдали.

Мать быстро спрятала деньги в куда-то в глубину серванта, так не навязчиво предложила поужинать вместе, но Мишу уже тянуло в его любимую холостяцкую квартиру, может, из-за того, что надо спешить сделать еще больше на бирже. Трезво осознавая, что ведь зачем-то же вернули его обратно, – может, чтобы приобрел финансовую независимость и не унижался перед обнаглевшими вконец банками, когда нужны средства? Объясняя всем молодым бездушным менеджерам банка, зачем и для каких целей будет использоваться кредит, и заискивать перед ними, вроде ему, взрослому мужику, было как-то не с руки, да еще и тупо улыбаться для одобрения кредита. Все это Михаил прошел и ждал то время, когда он сможет открыть пинком ноги дверь любого банка, подойти, спросить: «Сколько я вам должен?» Отсчитать слюнявым пальцем нужную сумму: «Нате, подавитесь, жирные свиньи!» А потом окинуть ненавидящим взглядом презренное заведение и гордо удалиться, – все это можно сделать, только имея деньги. Для себя уяснил: только банки знают, что легче взять деньги у бедных, их у бедных мало, но зато бедных много, очень много, и не каждый в конечном итоге может расплатиться по счетам вовремя и в полном объеме. Понял, что взять кредит – это как обмочиться в штаны зимой: сначала тепло и приятно, потом противно и холодно. Если хотите понять принцип охотничьего капкана, возьмите кредит в любом банке. Для себя Михаил давно определил правило: никаких кредитов, только в крайнем случае, и то если покупаешь квартиру и тебе не хватает тысяч десять, в этом случае еще можно взять, и то краткосрочный.

Повернув ключ зажигания в машине и услышав, как с пол-оборота завелся двигатель любимой его ласточки, верой и правдой прослужившей десять лет без каких-то серьезных поломок, надо отдать должное фирме-производителю «Toйота», не спеша покатил на место постоянного проживания, при этом считая в уме, сколько надо всего отдать банкам, для начала совсем ничего. По дороге пришла мысль: если негр перебежал ему дорогу – это будет относиться к черным кошкам, как к суеверию или нет? Но на всякий случай перекрестился вслед уходящему в другую сторону негру, с другой стороны с каждым годом их все больше и больше, видно у себя нормально не живется, ищут большие приключения в нашей стране. Вернулся к своим подсчетам или, как говорят на Востоке, к своим баранам, по предварительному расчету всего вышло два с половиной миллиона. Надо снять три, когда биржевые деньги придут на карту, а остаток уйдет на аренду офиса и на раскрутку, а еще покупку оргтехники в будущий офис. Если будет мало, снимем сколько надо еще; доехав до дома и поставив машину во дворе на привычное под окнами место, включил автосигнализацию, услышав двойное пипи от своей машины, спокойно отправился домой.

Глава 6

В своей квартире первым делом запустил компьютер, пускай пока загружается, телевизор греется, самовар ставится, а тем временем мы что-то приготовим поужинать, у матери так и не поел, теперь голод требовал скорейшего удовлетворения, вызывая жуткое урчание в животе. Потом немножко сделаем деньжат, заработаем на пропитание на нашей платформице, а там, что бог пошлет. Подошел к холодильнику, дернул за ручку дверцы и посмотрел вовнутрь, в голодный период просмотр холодильника достигал до ста раз за день, пришло только одно в голову от увиденного там: спасибо телевизионной программе «Готовим сами» за рецепт салата из авокадо, но авокадо мы заменим вареным картофелем, креветки – поджаренным салом, но в целом ваш рецепт нам очень понравился. Открыл морозилку, нашел в углу столетний кусок мяса, по внешнему виду напоминающего свинину, значит, будет национальное блюдо: картошка, зажаренная с мясом и луком; и именно в такой последовательности, главное – ничего не перепутать в этом кулинарном процессе. Иногда, когда предоставлялась возможность, Михаил с удовольствием занимался поварским делом на дому, и неплохо видно получалось, судя по отзывам друзей, часто с ним гулявших в его холостяцкой квартире и по жирным пятнам на стене возле и над плитой.

Поставил мясо в микроволновку фирмы «Вош» размораживать. Пока размораживается мясо, почистил картошечку, лучка, перемешал вместе, посолил, поперчил, определил все на пропитку. Далее порезал мясо смачными кубиками, бросил на сковородку, когда чуток мясцо подрумянилось, запустил картошку с луком – всего полчаса, и прекрасный ужин на одну персону был готов. Порезав огурцы на две половинки и смачно посолив, Михаил принялся за трапезу. Насытившись прекрасным в его понимании ужином и немножко отдохнув, прибрался на кухне, вроде везде навел строгий мужской порядок, как ему думалось, налил большую кружку чая и отправился немножко поиграть на бирже, делать новых друзей в виде денежного эквивалента. Малость заработав на бирже (для кого-то эта самая малость выражается однокомнатной квартирой в центре, а для него уже становится нормой). Сел на диванчик с мыслями о сегодняшнем дне, констатировал: вечер прошел в теплой дружественной обстановке, были достигнуты договоренности по ряду крупных положений по насыщению тела, по материальному обеспечению тела, и остается еще досуг тела, но сегодня в красочным событиями день никаких девчат не хотелось, «клубничка» всякая может подождать, и возможно в этой ситуации только одно – принять душ и залечь спать окончательно, а дальше – утро вечера мудренее.

С такими думами Михаил выключил компьютер из сети, быстро принял душ и залег в постель, перед сном посмотрел немножко «телевизионный ящик», пропуская полицейские детективы, похожие друг на друга. Сравнил их с бразильскими сериалами, там про любовь снимают мыльные оперы, то, что у них лучше всего продается, у нас же сериалы про полицейских – тоже, что вернее всего продается. Дальше пугающие новости, шумные музыкальные программы – тупо переключал каналы, голове хотелось найти что-то из передач спокойное, радостное, чтобы лучше нагнать на себя сон, поэтому остановился на мультиках детской передачи «Карусель». Удивился: целыми днями по ТВ показывают сплошные катастрофы, злостные убийства, страшное насилие, а хорошее «Ну, погоди!» теперь можно смотреть только после 23:00. Волк там курит, понимаете ли. Что-то с нашим телевидением надо делать, еще бы новостную рубрику открыли: «Услышано где-то на улице из проверенных источников». Глаза начинали слипаться, и уже на излете дремоты мозг выдал: закрыл ли я входную дверь на замок, выключил ли все бытовые приборы и наконец надо найти ...

Конец ознакомительного фрагмента

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную версию.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.