Эрл Стенли Гарднер
Дело белокурой удачи

Глава 1

Поскольку Делла Стрит, доверенная секретарша Перри Мейсона, проводила двухнедельный отпуск у своей тети в Болеро-Бич, адвокат, консультировавший клиента в Сан-Диего, по пути домой решил заглянуть к Делле.

Рабочая неделя закончилась, была суббота, и Делла Стрит привела несколько доводов, чтобы убедить Мейсона немного отдохнуть. Тетя Мэй пригласила его на ужин, в результате чего адвокату пришлось остановиться в отеле «Болеро».

– И кстати, – добавила Делла Стрит, – в понедельник утром ты отвезешь меня на работу.

– Так какую же на самом деле цель ты преследовала, приглашая меня в Болеро-Бич? – поинтересовался Мейсон. – Ты пытаешься найти попутную машину или вы с тетей Мэй решили заставить меня наконец отдохнуть?

– И то, и другое, – ответила секретарша. – Адвокату, рассматривающему субботний вечер и воскресенье как отпуск, следует прочистить мозги. Тетя Мэй пообещала приготовить свою фирменную курицу и яблоки, запеченные в тесте. На пляже ты увидишь массу красоток в купальниках, и вдобавок ко всему у меня для тебя есть тайна.

– Не нужно мне никаких тайн, – возразил Мейсон. – Стоит только представить море, песок, солнце, красоток в купальниках, курицу и яблоки в тесте, приготовленные тетей Мэй, как сразу же понимаешь, что заниматься правоведением скучно и неинтересно, воздух в конторе кажется затхлым, а изучение книг по праву – тяжкой обязанностью. Я останусь в Болеро-Бич.

– Значит, тайна тебя не интересует, – решила Делла Стрит.

– Я этого не говорил. Просто ты уже представила достаточное количество побудительных мотивов. Тайна – это глазурь на торте. В ней нет необходимости, но она всегда приятна. И гораздо лучше, если она есть.

– В таком случае надевай плавки и жди меня на пляже через полчаса. Я познакомлю тебя с этой тайной, – пообещала Делла Стрит.

– Она одушевленная?

– Одушевленная.

– На двух или на четырех ногах?

– На двух. Я еще послушаю, что ты скажешь, когда их увидишь.

– Буду на пляже через двадцать минут, – заявил Мейсон.

На самом деле он оказался там через восемнадцать.

Делла Стрит вытянулась на песке в тени пляжного зонтика.

– Что теперь? – спросил адвокат, с одобрением оглядывая загорелое тело своей секретарши.

– Она должна появиться с минуты на минуту, – сообщила Делла Стрит. – Уже полдень… Ты хочешь есть?

– Просто умираю с голода, однако в предвкушении фирменной курицы и яблок в тесте, приготовленных твоей тетей Мэй, я попытаюсь еще какое-то время сдерживать свой аппетит.

– Боюсь, что что-то съесть тебе все равно придется, – заметила Делла Стрит. – Подожди… Вот она. – Секретарша показала на пышнотелую блондинку, медленным шагом прогуливающуюся по мокрому песку рядом с кромкой воды. – Видишь?

– Очень ничего, – решил адвокат.

– Я правильно охарактеризовала ноги?

– Среди находящихся сейчас на пляже я отдал бы им второе место. После твоих, естественно. Тайна заключается в том, почему ее никто не сопровождает.

– Одна из тайн. Давай оставим здесь наши вещи и последуем за ней.

– А их не украдут? – забеспокоился Мейсон.

– Это частный пляж. Пока у меня здесь не возникало никаких проблем. Полотенец, сандалий и книг здесь, похоже, у всех в достатке.

– Тогда пойдем, – согласился Мейсон.

– Интересующая нас девушка направляется в кафе, – сообщила Делла Стрит.

– А мы идем следом?

– Да, шеф. Она идет в открытое кафе, расположенное прямо на пляже, где отдыхающие могут перекусить. Там отлично кормят.

– Но я не взял с собой бумажник! – воскликнул Мейсон, опуская глаза на плавки.

– Если ты зарегистрирован в гостинице или являешься членом пляжного клуба, тебе достаточно расписаться на счете.

– Ты обещала познакомить меня с тайной, – заметил Мейсон, когда они подходили к кафе.

– Обрати внимание, что я обещала познакомить тебя с тайной, а не с девушкой, – возразила Делла Стрит.

– А какая разница?

– Очень большая. Как, например, между «корпус деликти»{Corpus delicti – состав преступления (лат.).} и трупом. Как ты сам многократно говорил, средний человек считает, что «корпус деликти» в деле об убийстве – это сам труп, а на самом деле выражение «корпус деликти», если я все правильно помню, относится к составу преступления, а не к телу жертвы.

– Таким образом, я делаю вывод, что меня знакомят с тайной, а не с телом, к которому она относится, – улыбнулся Мейсон.

– Считай как хочешь, шеф. Однако могу заметить, что наблюдаю за ней уже целых десять дней, и все это время она провела в одиночестве, что определенно означает, что к ней не так-то легко подступиться.

– Так в чем же все-таки заключается тайна? – спросил Мейсон.

– Что ты думаешь о ее фигуре?

– О таких обычно говорят «аппетитная».

– Ты предполагаешь, что ей приходится постоянно бороться с излишним весом?

– Я сказал бы, что у нее две основные проблемы в жизни: излишний вес и свистки вслед.

– Так, посмотрим, какую кабинку она заняла, – огляделась по сторонам Делла Стрит, заходя в кафе. – Если мы сядем вот здесь, то увидим, что она будет есть. Ты не поверишь своим глазам.

Мейсон и Делла Стрит заказали жареную ветчину с гренками и кофе, откинулись на креслах, обтянутых водонепроницаемым материалом, и через несколько минут увидели, как интересующей их блондинке принесли стакан молока.

– Очень скромно, – заметил Мейсон.

– Для твоего сведения, шеф, стакан наполовину заполнен молоком, а наполовину – сливками. Я подкупила официантку и узнала массу интересного. Подожди, представление только начинается.

Блондинка в купальнике медленно выпила содержимое стакана. Затем официантка принесла ей горячий бифштекс, картофель фри и салат, за ними последовали яблочный пирог с мороженым и два шоколадных батончика.

– Как я предполагаю, шоколадные батончики должны помочь ей не умереть с голоду до следующего приема пищи? – усмехнулся Мейсон.

– Ты еще и половины не знаешь, шеф. В четыре часа она вернется сюда, чтобы попить чаю. Закажет шоколадное мороженое с орехами и фруктами, большой кусок торта и запьет все это молоком с шоколадом.

Мейсон в удивлении поднял брови.

– По-моему, ты в ней слишком заинтересована, Делла.

– Слишком! – воскликнула секретарша. – Я просто ничего не понимаю. Официантки подсчитали количество ежедневно потребляемых ею калорий. В Голливуде его назвали бы «суперколоссальным».

– Не исключено, что именно это количество требуется, чтобы поддерживать такую фигуру, как у нее, – предположил Мейсон.

– Ее фигура заметно увеличивается в размерах, – сообщила Делла Стрит. – Подожди, пока не увидишь, что будет после того, как она распишется на счете и выйдет из кабинки.

Блондинка закончила десерт, расписалась, взяла два шоколадных батончика и направилась к выходу. По пути она остановилась у весов.

– За последние восемь дней она прибавила почти пять фунтов, – сказала Делла Стрит.

– Ты за этим следишь?

– Слежу и поражаюсь, – призналась секретарша. – Девушка целенаправленно и упорно старается набрать вес, хотя у нее уже и так перебор по всем общепринятым меркам.

– И давно все это началось, мисс Шерлок Холмс? – поинтересовался Мейсон.

– Примерно две недели назад, как утверждают официантки, – ответила Делла.

– Тебе это добровольно открыли?

– После пяти долларов чаевых.

– С этой ситуацией стоит разобраться, – решил Мейсон.

– Ты уже начал, внимательнейшим образом оглядев главный персонаж, – улыбнулась Делла Стрит.

Блондинка вышла из кафе.

– Чего ждать теперь? – спросил Мейсон.

– Ляжет под зонтиком, вздремнет и немного почитает.

– Будет только лежать или походит?

– Погуляет для аппетита. Возможно, шеф, твой нетренированный мужской взгляд не замечает, что ее купальник растянут до предела. Он с самого начала плотно на ней сидел, а теперь готов разойтись по швам.

– Ты рассказывала тете Мэй об этом?

– Обсуждала с ней ситуацию два или три раза. Вчера она вместе со мной специально приходила на пляж, чтобы лично убедиться.

– Тетя Мэй знакома с блондинкой?

– Наверное, да, – задумчиво кивнула Делла Стрит. – Она таинственно улыбалась, не снимала в кафе черные очки, а на пляже не высовывалась из-под зонтика. Мне кажется, тетя Мэй делала все возможное, чтобы блондинка не обратила на нее внимания и не узнала.

– Но она ничего тебе не открыла?

– Ничего. А вечером и сегодня с утра она уже занималась своими фирменными блюдами, на которые пригласила тебя.

Мейсон расписался на счете и сказал:

– Я считаю, что это какой-то рекламный трюк. Кто-то придумал что-то новенькое.

– Но что это может быть?

– Она всегда одна?

– Старается держаться подальше от всех пляжных покорителей сердец, – сообщила Делла Стрит. – Что, кстати, не так-то просто.

– Как я догадываюсь, у тебя не всегда получается? – улыбнулся адвокат.

– Не исключено. Однако я не прилагала таких усилий, как блондинка. Правда, я поставила всех в известность, что в субботу и воскресенье занята. Я ни на секунду не забывала, что ты приезжаешь на выходные.

– То есть ты была уверена, что тебе удастся уговорить меня остаться?

Делла Стрит лишь улыбнулась в ответ.

– Давай сформулируем это несколько по-другому, шеф. Я была уверена, что если ты не останешься, то мне не придется страдать в одиночестве днем и не танцевать вечером.

– Яблочный пирог с мороженым… молоко с шоколадом… – медленно произнес Мейсон. – Здесь определенно где-то зарыта собака. Пышное тело, заключенное в купальник, готовый в любой момент разойтись по швам. Что-то должно произойти.

– Мы, конечно, можем открыть филиал адвокатской конторы на пляже, – заметила Делла Стрит.

– Боюсь, что наши клиенты не согласятся так далеко ездить, Делла.

– Ладно, шеф, в конце концов купальник может растягиваться лишь до каких-то пределов.

Глава 2

Мэй Кирби сердечно приветствовала Мейсона.

– Мне кажется, мы с тобой практически никогда не видимся, – сказала она. – Да и Деллу ты заставляешь работать с утра до ночи.

– Знаю, Мэй, – кивнул Мейсон. – Дни летят очень быстро. Темп жизни постоянно ускоряется. Я не успеваю закончить одно дело, как приходится браться за следующее.

– Только не надорвись, – предупредила Мэй. – Не лучше ли немного сбавить скорость? Так тебя надолго не хватит. Проходи. У меня есть еще одна гостья, которая хочет с тобой встретиться.

Стоявшая в дверном проеме Делла Стрит улыбнулась Мейсону и быстро подмигнула, когда Мэй отвернулась в сторону.

– Дайан Алдер. Перри Мейсон, – представила Мэй Кирби.

Адвокат увидел у окна ту же блондинку, за которой они с Деллой Стрит наблюдали на пляже.

Блондинка протянула Мейсону руку и обворожительно улыбнулась.

– Я просто не могу поверить, что сейчас разговариваю с вами, мистер Мейсон, – призналась она. – Вы не представляете, что это означает для меня. Я столько слышала и читала о вас! А тут познакомилась лично! Я очень рада, что миссис Кирби пригласила меня на ужин.

Мейсон и Делла Стрит переглянулись. Секретарша практически незаметно покачала головой.

– Вы мне льстите, мисс Алдер, – сказал Мейсон. – Я тоже рад познакомиться с вами.

– На прошлой неделе я несколько раз видела на пляже вашу секретаршу, – продолжала Дайан Алдер, – однако понятия не имела, кто она, иначе набралась бы храбрости и подошла к ней. Она настолько красива, что все думают…

– Ой-ой-ой! – перебила ее Делла Стрит. – Вы нам всем льстите, Дайан.

– Начнем с сухого мартини, – заговорила хозяйка дома. – А затем поужинаем. Вас ждет моя фирменная курица, а потом яблоки, запеченные в тесте.

– Я столько слышала о ваших фирменных блюдах, миссис Кирби! – воскликнула Дайан Алдер. – Они так же известны, как и Перри Мейсон.

– Вы хотите их попробовать? – обратилась к ней Делла Стрит.

– Хочу ли я их попробовать?! Да я просто умираю с голоду.

Мейсон и Делла Стрит опять быстро переглянулись.

Адвокату удалось незаметно перекинуться несколькими фразами с секретаршей только после того, как все выпили по коктейлю и готовились сесть за стол.

– В чем дело? Это капкан? – спросил Мейсон.

– Не думаю, – покачала головой Делла Стрит. – Просто сюрприз, подготовленный для нас тетей Мэй. Она увидела, что я заинтересовалась Дайан. Тетя Мэй пригласила Дайан на ужин, чтобы та встретилась с тобой. Определенно, они с ней давно знакомы. Это исключение из правил. Тетя Мэй знает здесь десятки людей, желающих встретиться с тобой лично, однако никогда никого не приглашает, если ты у нее ужинаешь.

– Ты выяснила, в чем дело?

Делла Стрит покачала головой и уже собралась что-то добавить, но ее перебила тетя Мэй:

– Прекратите немедленно шептаться. Вы определенно говорите или о работе, или о любви. Ни то, ни другое нельзя делать на пустой желудок. Проходите и садитесь. Перри, ты – сюда. Делла, а ты – вот здесь. Дайан сядет рядом со мной.

Минут через тридцать, когда Мэй Кирби уже разлила всем кофе, Делла Стрит поблагодарила ее:

– Все было очень вкусно, тетя Мэй. Боюсь, что за этот ужин прибавила целый фунт, если не больше.

– И я тоже. По крайней море, надеюсь, что прибавила, – сказала Дайан Алдер.

Мейсон в удивлении приподнял брови.

Последовало молчание, а потом Делла Стрит обратилась к блондинке:

– Надеетесь, что прибавили?

– Да, – кивнула она. – Я стараюсь набрать вес.

Делла Стрит внимательно посмотрела на девушку. Дайан смущенно рассмеялась.

– Я не имею права это обсуждать, – заявила она. – Я знаю, вы думаете, что у меня и так излишки веса, но мне… нужно набрать еще четыре фунта.

– Вы что, решили перейти в определенную весовую категорию, чтобы заняться борьбой? – спросила Делла Стрит. – Простите, Дайан, я не желала вас обидеть, но из ваших слов мне показалось, что вы стараетесь набрать вполне определенный вес.

– Все правильно, – кивнула Дайан Алдер.

Мейсон приподнял брови в немом вопросе.

Блондинка слегка покраснела.

– О, я не знаю, как мы вдруг перешли к этой теме… Я… Давайте ее оставим.

– Мы, конечно, не хотим показаться навязчивыми и совать нос в ваши дела, Дайан, – продолжала Делла Стрит, – но мое любопытство возбуждено. И я точно знаю, что если возбуждено любопытство моего шефа, то он не успокоится, пока не докопается до сути вопроса. Объясните нам, пожалуйста, в чем тут дело – конечно, если это не секрет.

– В общем-то, в некотором роде да – то есть я не должна ни с кем обсуждать этот вопрос. Однако я точно знаю, что миссис Кирби никому не откроет моей тайны. Она никогда не сплетничает. А вы… в данном случае я разговариваю с адвокатом и его секретаршей.

– Продолжайте, – подбодрила Делла Стрит.

– Суть дела в том, что я собираюсь рекламировать новый стиль.

– Новый стиль? – удивилась Делла Стрит.

– Конечно, звучит несколько абсурдно, – засмеялась Дайан Алдер. – Но мне платят, чтобы я набрала вес и… В общем, это все.

– Минутку, – сказала Делла Стрит. – Я не уверена, что все правильно поняла. Вам платят за то, что вы набираете вес?

– Да, я должна набрать двенадцать фунтов.

– За определенный промежуток времени?

– Да.

– И кто-то вам за это платит?

– Да. Модельеры. Они… Я понимаю, что вам это кажется глупостью… Я сама не понимаю, как оказалась замешанной в эту историю… Группа модельеров разработала новый стиль. Они считают, что в наше время слишком много людей борются с излишним весом. Это неестественно. Люди были бы гораздо счастливее и чувствовали бы себя значительно лучше, если бы постоянно не думали о диетах и ели бы то, что хочется. Конечно, есть просто полные люди. Мои спонсоры работают не для них. Они искали девушку с определенной фигурой. Упитанную, как они сами выражаются. Она должна рекламировать новый стиль, который они разработали. Они собираются меня фотографировать и снимать для телевидения. Вот и все. Я – модель нового типа. Я открою людям новую тенденцию в моде. Вы сами знаете, как проходят традиционные показы моделей одежды. Их демонстрируют очень худые манекенщицы. Но женщины, сидящие в зале, весят фунтов на двадцать, а то и на тридцать больше манекенщиц и прекрасно понимают, что те платья, в которых манекенщицы выходят на подиум, будут сидеть на обычных женщинах несколько по-иному. Мои спонсоры отправили меня к врачу. Он осмотрел меня. Они считают, что мои талия и походка не пострадают, если я наберу фунтов двенадцать-пятнадцать и… В общем, они пытаются ввести в моду пышные формы… Господи, зачем я все это разбалтываю?! – Дайан внезапно закрыла раскрасневшееся лицо руками. – О, вы меня смутили!

– Но почему? – не понял Мейсон. – Вы меня страшно заинтересовали. Я думаю, что в этой идее что-то есть. Вы упомянули каких-то спонсоров. Это дом моделей?

– Откровенно говоря, я не представляю, кто мои спонсоры, – призналась Дайан Алдер. – Я имею дело с агентством… Я подписала контракт, который запрещает мне обсуждать эту новую тенденцию с кем бы то ни было.

– Понятно, – задумчиво сказал Мейсон.

– И вы набираете вес? – уточнила Делла Стрит.

– Боже, да! Последние пять лет мне приходилось считать калории, а теперь я просто наслаждаюсь, позволяя себе все, что мне хочется. У меня сейчас такой аппетит, что я просто не в состоянии отказаться от еды. Я не сомневаюсь, что наберу нужное количество фунтов, однако боюсь, что мне будет не остановиться. Могут возникнуть сложности, если я превышу нужную отметку.

– У вас сейчас восхитительные формы, – сделал комплимент Мейсон. – Женщины определенно станут покупать рекламируемые вами вещи.

– В этом-то все и дело. Дизайнеры хотят продавать одежду. Они уверены, что средняя женщина устала до смерти от всевозможных диет. Поэтому они и разработали новый стиль, а потом принялись искать подходящую модель.

– Я думаю, они ее нашли, – улыбнулся Мейсон.

Адвокат поднял кофейную чашку, повернулся к смущенной Дайан Алдер и произнес тост:

– За успех вашего дела!

Однако через пятнадцать минут, когда Мейсону удалось отвести Деллу Стрит в сторону, он заметил:

– Делла, в этой истории с Дайан Алдер определенно что-то не так. Похоже на махинацию. Она утверждает, что подписывала контракт. Дайан представляется мне милой девушкой, и мне не хотелось бы, чтобы она стала жертвой каких-то мошенников. Я сейчас принесу свои извинения и уйду, а ты постарайся по-женски поговорить с ней по душам и поподробнее выяснить все об этом контракте. Ты уже давно работаешь в адвокатской конторе и, не сомневаюсь, в состоянии уловить подвох, если он там имеется.

– Если ей на самом деле платят за то, что она набирает вес, то это просто идеальная жизнь, – вздохнула Делла Стрит.

– До тех пор, пока кто-то не вырвет коврик у нее из-под ног и она не останется только с лишними фунтами.

Секретарша улыбнулась:

– Я прекрасно знаю, как легко и быстро набирается вес и как мучительно и медленно его сгонять. Но что же от нее нужно, шеф? Я имею в виду, зачем кому-то потребовалось составлять подобный контракт?

– Раз Дайан приятельница твоей тети Мэй, то неплохо бы разобраться с этим вопросом, – ответил Мейсон.

Глава 3

На следующий день телефон Мейсона зазвонил в девять утра.

– Ты одет? – спросила Делла Стрит.

– Да, я уже давно проснулся и готов к действию. Где ты сейчас находишься?

– Внизу, в холле.

– Что-нибудь случилось?

– Контракт.

– Какой еще контракт? А, тот, что подписывала Дайан Алдер?

– Да.

– Ты выяснила, в чем там дело?

– И не только. У меня с собой ее экземпляр.

– Прекрасно! – воскликнул Мейсон. – Поднимайся ко мне. Я встречу тебя у лифта.

Адвокат дождался Деллу Стрит и поинтересовался:

– Ты завтракала?

– Нет. А ты?

Мейсон покачал головой.

– Я умираю с голода, – заявила Делла Стрит.

– Заходи, – пригласил Мейсон. – Сейчас закажем что-нибудь в номер и позавтракаем на балконе с видом на океан.

Адвокат попросил ветчину, две порции яичницы, кофе и гренки. Делла Стрит подошла к большому зеркалу и критически оглядела себя с головы до ног.

– Боюсь, что меня вдохновил пример Дайан Алдер, и я в самом скором времени догоню ее, – заметила она.

– От этого завтрака ты не растолстеешь, – улыбнулся Мейсон.

– Я уже один раз доходила до точки, когда считала калории даже в стакане простой воды. Однако теперь, познакомившись с Дайан Алдер, которой платят за то, что она прибавляет в весе, мне хочется попросить тебя дополнительно заказать сладкие булочки и картошку.

– А следует? – спросил Мейсон, протягивая руку к телефону.

– Боже, нет! – воскликнула Делла Стрит. – Лучше прочитай этот контракт и готовься лишиться секретарши. Ну почему мне раньше никто не сказал об этом?!

– Ты мечтаешь оказаться на месте Дайан Алдер?

– У нее просто идеальная работа, если, конечно, такую удастся получить. Я сейчас начала задумываться, как бы и мне заняться тем же самым. Гарантированный доход. Тебя ничто не беспокоит. Знай только – прибавляй фунты в нужных местах.

– О каких нужных местах идет речь? – уточнил адвокат.

– О тех, на которых останавливаются мужские взгляды.

Мейсон сел на стул, просмотрел контракт, нахмурился и принялся читать его во второй раз, теперь уже более внимательно.

К тому времени, как появился официант с заказом, Мейсон уже закончил изучение документа.

Делла Стрит подождала, пока официант накрывал стол на балконе, и только после того, как он ушел, а Мейсон сделал глоток кофе, секретарша обратилась к своему шефу:

– И что ты думаешь? – спросила она.

– Черт знает что такое! – воскликнул Мейсон.

– Я предполагала, что контракт тебя заинтересует.

– Самое странное заключается в том, что на поверхности все представляется очень разумным и даже щедрым. Первая сторона признает, что Дайан может начать беспокоиться, что, набрав вес, она столкнется с проблемами при устройстве на секретарскую работу. Подтверждается факт работы Дайан секретаршей в адвокатской конторе на момент подписания контракта, с заработком пять тысяч двести долларов в год. Так как первая сторона желает, чтобы Дайан – вторая сторона контракта – уволилась с секретарского места и полностью посвятила себя работе моделью, ей гарантируется доход в размере ста долларов в неделю, который будет выплачиваться по субботам с утра. С другой стороны, Дайан принимает на себя обязательства прибавить в весе двенадцать фунтов за десять недель, немедленно уволиться из адвокатской конторы после подписания настоящего контракта, а также проводить достаточно времени на пляже, чтобы как можно лучше загореть. По желанию первой стороны от Дайан может потребоваться позировать в купальнике, однако ни при каких условиях от нее не потребуют позирования в обнаженном виде. По желанию Дайан она имеет право пригласить другую женщину для сопровождения ее в тех случаях, когда ей придется позировать в бикини. И вот здесь мы подходим к очень странному положению, – продолжал Мейсон. – Стороны предполагают, что суммарный доход Дайан может значительно превышать пять тысяч двести долларов в год. Пять тысяч двести долларов в год – это минимальная гарантированная первой стороной сумма. Дайан имеет полное право на эту сумму и не обязана ее ни с кем делить. Однако, если ее суммарный доход за год превысит эту сумму, она обязана выплачивать пятьдесят процентов суммы, превышающей пять тысяч двести долларов в год, первой стороне. И поскольку первая сторона, в общем и целом, идет на риск, общий доход Дайан будет учитываться с целью раздела любых средств, полученных Дайан из любого источника на протяжении срока действия контракта. Срок действия контракта – два года. Первая сторона имеет право продлить срок действия контракта еще на два года, а по истечении вторых двух лет – еще на два года. На протяжении всего срока действия контракта все и любые средства, полученные второй стороной из какого бы то ни было источника, за исключением гарантированных ста долларов в неделю, составляют суммарный доход второй стороны и должны делиться на две равные части, независимо от того, откуда получены эти средства: от показа моделей одежды, выступлений с лекциями по вопросам здоровья, позирования, съемок на телевидении, в кино, а также из любого другого источника, включая конкурсы красоты, подарки поклонников и тому подобное, наследство, безвозмездную передачу средств и так далее. Поскольку первая сторона гарантирует определенный доход второй стороне на срок действия контракта и подготовила планы рекламной кампании, в результате которой Дайан Алдер окажется в центре внимания общественности, и у нее появятся возможности значительно увеличить доход, первая сторона имеет право на половину суммарного дохода второй стороны, независимо от источника дохода или того, является ли этот доход прямо или косвенно результатом усилий первой стороны или известности, полученной в процессе выполнения контракта.

Мейсон взял в руки нож и вилку и разрезал ветчину на две части, положил половину на тарелку Деллы Стрит, а оставшуюся часть – на свою, и принялся за еду.

– Итак? – спросила Делла Стрит.

– Дайан – очень милая девушка.

– С прекрасной фигурой, – добавила секретарша.

Мейсон кивнул.

– Ее, наверное, можно назвать приманкой для свистков вслед, – продолжала Делла Стрит.

Мейсон снова кивнул.

– Как ты считаешь, шеф, первая сторона контракта осознает это?

– На протяжении своей адвокатской карьеры я видел немало различных подходов, однако мне еще ни разу не приходилось сталкиваться ни с чем подобным, если, конечно, первая сторона это имеет в виду.

– На протяжении своей секретарской карьеры я испытала на себе все подходы, однако тут придумали что-то новенькое.

– В соответствии с положениями этого контракта если Дайан Алдер познакомится с миллионером и получит от него в подарок сто тысяч долларов или выйдет замуж, муж умрет и оставит ей наследство, то первая сторона имеет право на пятьдесят процентов подарка или наследства.

– Перспектива выйти замуж за миллионера, в общем-то, обычно не открывается перед секретаршей адвокатской конторы из маленького прибрежного городка, – заметила Делла Стрит.

Внезапно Мейсон щелкнул пальцами.

– Ты догадался? – У Деллы Стрит загорелись глаза.

– Могу предложить одно объяснение. Не уверен, правда, что оно соответствует истинной причине, лежащей в основе всего этого.

– Какое? Я, откровенно говоря, просто зашла в тупик.

– Давай предположим, что первая сторона, Харрисон Т. Боринг, кто бы он там ни был, знаком с неким богатым и несколько эксцентричным мужчиной, на которого оказывает большое впечатление определенный тип пышных блондинок. Давай также предположим, что Боринг специально рыскал по окрестностям в поисках девушки нужного типа. Он целое лето ходил по пляжам и разглядывал потенциальных кандидаток в купальных костюмах. В конце концов он выбрал Дайан как наиболее подходящий вариант, однако оказалось, что ей чуть-чуть не хватало пышности.

– Минутку, – перебила Делла Стрит. – Если Дайан не хватает пышности, то меня просто можно назвать жердью.

– Ну и что, – отмахнулся Мейсон, – однако мужчина, о котором идет речь, имеет вполне устойчивые и несколько своеобразные вкусы. Он богат и любит молоденьких девушек с волосами цвета кукурузы, не толстых, но пышненьких.

– Какой-нибудь старый чудак, – решила Делла Стрит, слегка прищурившись.

– Почему бы и нет? Старый чудак, мечтающий повернуть вспять стрелки часов. Не исключено, что когда-то у него был роман с подобной блондинкой с такими же голубыми глазами и открытым лицом, как у Дайан. Итак, Боринг подписывает контракт с Дайан. Он уговаривает ее начать набирать вес. Она в точности выполняет его инструкции. В один прекрасный день Боринг познакомит Дайан с этим стариком и возьмет дело в свои руки. Здесь возможны несколько вариантов. Старик влюбляется в Дайан, Боринг принимается за шантаж, который в конце концов приводит к цели. Или старик начинает осыпать Дайан подарками, Боринг проводит соответствующую работу, и Дайан оказывается замужем за богачом.

– В таком случае Боринг получает пятьдесят процентов того, что выделяется Дайан на ведение хозяйства? При определенных обстоятельствах замужество оказывается совсем не тем, что от него ждешь, и единственные средства, выделяемые жене, – это то, что необходимо для закупки продуктов.

– Теперь мы подходим к пункту о том, что любое наследство, безвозмездная передача средств, передача или переход имущества составляют часть суммарного дохода Дайан. Боринг организует все таким образом, что богатый муж ведет счастливую, но короткую жизнь, и в результате Дайан получает наследство. Боринг не отступает от нее ни на шаг, с тем чтобы немедленно урвать свою половину.

Делла Стрит какое-то время обдумывала слова адвоката.

– Может быть и так, – наконец медленно произнесла она.

– Таким образом объясняются странные дополнительные положения контракта. Срок действия составляет два года, но может быть продлен еще на два, а потом еще на два года по желанию первой стороны. Очевидно, Боринг надеется, что ситуация разрешится в течение первых двух лет, но на тот случай, если муж окажется более живучим, чем Боринг предполагал изначально, он оставляет за собой право продлить срок действия контракта до тех пор, пока не добьется желаемого.

– А в каком положении в таком случае оказывается Дайан Алдер? – поинтересовалась Делла Стрит. – Боринг планирует обустроить все так, чтобы ее обвинили в убийстве?

– Нет-нет, – покачал головой Мейсон. – Этого он не может себе позволить.

– Почему нет?

– Потому что убийца не имеет права получить наследство, оставленное ему жертвой, – объяснил адвокат. – Следовательно, Боринг разработал какой-то план, в результате которого богатый муж отправится на тот свет естественной смертью – по крайней мере, так покажется всем окружающим. А если его убьют, то обвинение предъявят совсем другому человеку и никак не Дайан Алдер. Убитая горем вдова получает наследство в размере нескольких миллионов долларов. И тут Боринг, который в свое время помог Дайан попасть в поле зрения общественности и организовал встречу с ее будущим мужем, предъявляет контракт и требует себе половину.

– В дело вовлечены большие деньги, – заметила Делла Стрит. – Разве контракт не будет оспариваться на основании использования влияния, предоставления ложной информации или чего-то еще в этом роде?

– Естественно, будет, – кивнул Мейсон. – Однако, получая в наследство такие деньги после подписания в прошлом контракта подобного содержания, Дайан окажется вынужденной пойти на какое-то урегулирование вопроса с Борингом и выплатить ему определенную сумму. Если она в одночасье станет богатой вдовой с определенным социальным положением, а следовательно, неплохими перспективами, ей, естественно, не захочется, чтобы эта глава ее жизни становилась достоянием общественности: как она специально набирала вес до нужного количества фунтов, специально пыталась поймать в ловушку своего будущего мужа и все остальное, связанное с этой историей.

– Другими словами, Харрисон Т. Боринг прогуливался по окрестным пляжам в поисках определенного типа женщины. Его взор остановился на Дайан – потенциальной белокурой удаче, – сделала вывод Делла Стрит.

– Не забывай и о некоторых других вещах, – продолжал Мейсон. – Хотя у Дайан фигура стриптизерши, она воспитывалась и до сегодняшнего дня вела себя как порядочная девушка. Хочу обратить твое внимание на тот факт, что подобное соединение редко встречается в одном лице, так что Харрисон Т. Боринг нашел золотую жилу и планирует хорошо погреть руки. Обычно девушки с физическими данными Дайан бывают искушенными жизнью, знают, что почем, по ним сразу же видно, что они прошли сквозь огонь, воду и медные трубы, в то время как Дайан скромна, неопытна, легко смущается и несколько наивна. К тому же на нее просто приятно смотреть.

– Как я вижу, Дайан произвела на тебя хорошее впечатление, – заметила Делла Стрит.

Мейсон глубоко задумался.

– Что Дайан рассказала тебе о Боринге, если вообще хоть что-нибудь о нем говорила? – наконец обратился он к Делле Стрит.

– Практически ничего. У нее самой нет никакой информации. Дайан работала секретаршей в адвокатской конторе. Она, конечно, понимает, что ее фигура привлекает внимание, и осознает, что если объем талии у нее увеличится, то создаваемый эффект будет испорчен. Поэтому она всегда много плавала и ходила. Работа в адвокатской конторе заканчивалась в пять. Летом, когда светло, Дайан вечером надевала купальник и шла на пляж, чтобы погулять по берегу и поплавать.

– Без мужчин? – уточнил Мейсон.

– Без. Она занималась физическими упражнениями. Среднему мужчине не хочется перенапрягаться. На самом деле практически никто не оказывался способным выдержать ее темп. Вначале она шла быстрым шагом, потом немного бегала, потом плавала. Естественно, она прекрасно загорела. Подобные женщины любят рассматривать себя в зеркало, и им страшно не нравятся белые полоски от купальника, остающиеся на теле и портящие ровный загар в тех местах, где общепринятые нормы поведения требуют наличия одежды. Поэтому Дайан соорудила у себя в заднем дворе закрытый уголок, где загорала по выходным, стараясь добиться ровного загара по всему телу. Примерно за три недели до подписания контракта она обратила внимание на то, что за ней по пятам следует вполне приличный мужчина лет тридцати с пронизывающим взглядом. Он изучал ее. Дайан решила, что он похож на актера.

– И что произошло?

– Вначале ничего. Дайан привыкла вызывать у мужчин интерес. Они часто пытаются с ней познакомиться, раздевают глазами, пристают, так что она особо не обращает на это внимания. В один прекрасный день Боринг подошел к ней и заявил, что у него есть для Дайан деловое предложение, которое он хотел бы обсудить. Она послала его ко всем чертям. Он возразил, что все законно и есть возможность получения работы в Голливуде, если это ее интересует. Естественно, Дайан заинтересовалась. Боринг рассказал ей о новой тенденции в моде, о том, что в наши дни женщины становятся неврастеничками, уделяя слишком много внимания диетам и пытаясь сохранить фигуры стройными. Одна из самых популярных среди женщин актрис – Мэй Вест. Если бы только Мэй Вест стала носить платья какого-то нового фасона, то его бы тут же переняла основная масса женщин. Природой не предусмотрено, чтобы женщина оставалась похожей на жердь по достижении зрелости. Дайан утверждает, что он говорил очень убедительно и, конечно, сделал ей заманчивое предложение. От Дайан требовалось только набирать вес, а также заниматься физическими упражнениями, чтобы тело оставалось упругим и ни в коем случае не стало жирным. Боринг обращал на это особое внимание.

– Хорошо, она подписала контракт. Она консультировалась у кого-нибудь? Она же работала в адвокатской конторе и…

– Нет, – покачала головой Делла Стрит. – Боринг настаивал, чтобы она держала все в тайне, никто не должен знать о новой тенденции в моде до поры до времени, и, увольняясь с работы, она ни при каких обстоятельствах не имела права никому открывать истинную причину своего ухода. Боринг объяснил, что хочет сделать этот новый стиль очень персонифицированным, чтобы женщины видели красоту Дайан до того, как они начнут понимать, что им представляется новая тенденция в моде. Женщины обычно сопротивляются новому стилю до тех пор, пока он не становится основной тенденцией современной моды, а потом выходят из себя, стараясь ему следовать. Боринг считает, что Дайан привлечет внимание общественности. Став известной, она выступит с несколькими лекциями по вопросам здоровья. Боринг сам составит нужные речи и разработает сценарий. Дайан будет говорить о том, что природой женщине предписывается иметь определенные формы, мужчины предпочитают пышных женщин, а худые манекенщицы – это искусственный побочный продукт работы модельеров. Боринг сказал, что при правильном подходе вся страна увлечется этой идеей, женщины забудут о диетах, начнут набирать вес и станут беспокоиться лишь о том, чтобы тело оставалось плотным, а не дряблым. В дальнейшем планируется открытие нескольких комплексов имени Дайан Алдер, где женщины смогут работать над своими фигурами и получать консультации.

– Черт побери, Делла! – воскликнул Мейсон. – Ведь он прав!

– Работа задумана колоссальная. Но ты рискнул бы ста долларами в неделю ради осуществления этой идеи?

– Зависит от обстоятельств. Ставки достаточно высоки. Ладно, что произошло после подписания контракта? Боринг настаивал на интимных отношениях?

– Вот здесь начались странности. Дайан предполагала, что секс является частью контракта, а поэтому колебалась, подписывать его или нет. Как только Боринг выяснил причину ее сомнений, он заверил Дайан, что после заключения контракта она с ним практически не будет видеться, так как у него накопилась масса дел в Голливуде, Нью-Йорке и Париже: необходимо закладывать основу для подготовки новой рекламной кампании. Так что в конце концов Дайан согласилась. С тех пор она не виделась с Борингом, только разговаривала с ним по телефону. Он периодически звонит ей, и из его слов ей понятно, что он внимательно следит за всем, что она делает.

– Интересно, – медленно произнес Мейсон.

– Дайан, в общем-то, находится в замешательстве.

– Кстати, Делла, а как она получает причитающиеся ей сто долларов в неделю?

– Каждую субботу по утрам по почте приходит конверт с чеком, подписанным Харрисоном Т. Борингом, президентом «Голливудского агентства по поиску талантливых манекенщиц».

– Меня, конечно, всегда интересуют тайны, Делла, и я не хочу отказываться от дела, пока убийство еще даже не совершено, однако в данном случае, как мне кажется, есть шанс, что игра ведется по-честному. Идеи Боринга представляются обманом и мошенничеством, когда читаешь сухой язык юридического документа, однако чем больше думаешь об их обосновании, тем более естественными они представляются. Я надеялся, что мы вышли на след потенциального убийства, пока потенциальный труп еще не попал даже в опасную зону. Я уже представлял, как появлюсь на сцене после того, как Харрисон Боринг представит Дайан старому миллионеру, и доставлю массу неудобств мистеру Борингу, а также, не исключено, помогу Дайан свить уютное гнездышко.

– Что касается последнего, не стоит забывать, что каждый раз, когда Дайан получает два перышка, чтобы опустить в гнездо, Борингу достается одно из них, – напомнила Делла Стрит.

– Это утверждает контракт, – сказал Мейсон, – однако на практике ситуация частенько складывается так, что приходит в несоответствие с юридическим документом… Не будем пока безоговорочно осуждать мистера Харрисона Т. Боринга, дадим ему возможность проявить себя. Ты можешь вернуть Дайан ее экземпляр контракта. Однако мы не станем выпускать девушку из поля нашего зрения.

– Да, – кивнула Делла Стрит. – Я так и предполагала.

Мейсон резко поднял голову и посмотрел на секретаршу, она улыбнулась ему с невинным видом.

Внезапно зазвонил телефон. Делла Стрит подняла трубку.

– Алло! – тихо сказала она. – Это номер мистера Мейсона.

На другом конце провода послышался возбужденный голос Дайан Алдер:

– О, Делла, как я рада, что застала вас!.. Ваша тетя сообщила мне, где вас можно найти… Делла, верните мне, пожалуйста, контракт. Мне очень жаль, что я отдала его вам. Я надеюсь, вы никому о нем ничего не говорили? Мне немедленно нужен мой контракт.

– Но почему такая спешка? – не поняла Делла Стрит.

– Потому что… наверное, мне не следовало его вообще никому показывать. В контракте есть положения, утверждающие, что я должна прилагать все усилия, чтобы избежать предварительной огласки и… Боже, Делла, я, наверное, уже нарушила контракт, передав его вам и объясняя новую тенденцию в моде. Правда, вы – единственная, кому я все рассказала. Мистер Боринг несколько раз повторил мне, чтобы я не делилась даже со своими самыми близкими друзьями, потому что они что-то обязательно упомянут своим друзьям, информация просочится в газеты, в результате чего потерпит крах так тщательно разрабатываемая рекламная кампания. Мистер Боринг объяснял, что, как только они будут готовы представлять новые модели, они обеспечат мне известность. Я выступлю по телевидению, потом сделаю кинопробу, однако ничего не следует предпринимать, пока все не подготовлено полностью. Дизайнеры не позволят безответственным репортерам снимать сливки с их кампании.

– Вы хотите, Дайан, чтобы я переслала вам контракт по почте? – уточнила Делла Стрит.

– Если вы не возражаете, то я сама его заберу.

– Где вы сейчас находитесь?

– В трех кварталах от гостиницы.

– Тогда заходите к нам, – пригласила Делла Стрит.

Секретарша повесила трубку, повернулась к Мейсону и заметила блеск у него в глазах. Он явно заинтересовался.

– Дайан?

– Она самая.

– Желает получить контракт назад?

– Да.

Мейсон в задумчивости уставился в потолок.

– Она сейчас за ним приедет?

– Да, – кивнула Делла Стрит.

– Почему девушка внезапно забеспокоилась?

– Она ничего не объясняла.

– Когда она появится в гостинице, пригласи ее зайти в номер, Делла. Мне надо с ней поговорить.

Мейсон закурил и стал наблюдать за поднимающимся вверх дымом сигареты.

– Мне очень хотелось бы посмотреть на этого Харрисона Т. Боринга, – наконец признался адвокат. – Он может оказаться гораздо хитрее, чем я предполагал.

Мейсон замолчал и оставался в задумчивости, пока в дверь не постучали. Делла Стрит встала со стула и пошла открывать.

– Я не буду заходить, Делла, – заявила Дайан Алдер. – Спасибо. Просто отдайте мне контракт, и я побегу.

– Заходите, – пригласил Мейсон.

Дайан все еще оставалась на пороге. Делла Стрит широко распахнула дверь.

– О, спасибо, мистер Мейсон, спасибо, – поблагодарила Дайан. – Не хочу вас беспокоить. Я побегу.

– Пройдите, пожалуйста. Мне надо с вами кое-что обсудить, – сказал Мейсон, жестом показывая на стул.

Дайан Алдер вошла в номер с явной неохотой, очевидно не придумав, как уклониться от приглашения, не обидев тем самым адвоката.

– Я, в общем-то, тороплюсь, – начала она. – Мне очень неловко, что я вас побеспокоила и… Я дала Делле просмотреть подписанный мной контракт. Она заинтересовалась и… мне самой требовалось убедиться, что там все в порядке. Он для меня крайне важен. От него многое зависит.

– У вас есть иждивенцы? – спросил Мейсон.

– Больше нет. Мама умерла полгода назад.

– Оставила вам что-нибудь в наследство? – осторожно задал вопрос Мейсон.

– Боже, нет! – воскликнула девушка. – Она, конечно, написала завещание, в соответствии с которым все переходит ко мне, но переходить-то, в общем, нечему. Я ее содержала. Именно поэтому мне нужна была постоянная работа. Я давно мечтала переехать в большой город, но маме нравилось жить здесь, я не могла оставить ее одну, а ездить каждый день в Лос-Анджелес далековато.

– Ваш отец жив?

– Нет. Он умер, когда мне было десять лет. Мистер Мейсон, мне очень неловко отнимать ваше время и… меня ждут.

– Понятно, – сказал адвокат и повернулся к своей секретарше: – Принеси контракт, Делла.

Дайан взяла документ, поблагодарила Деллу Стрит и робко протянула Мейсону руку.

– Большое спасибо, мистер Мейсон. Мне было очень приятно познакомиться с вами.

Девушка повернулась, вышла из комнаты и чуть ли не бегом направилась по коридору к лифту.

– И что ты обо всем этом думаешь? – спросила Делла Стрит, закрыв дверь.

Мейсон покачал головой.

– За этой девушкой следует присмотреть, – решил он.

– А разве с контрактом не все в порядке?

– А с Борингом все в порядке? – ответил Мейсон вопросом на вопрос.

– Понятия не имею.

– Сейчас он выдает ей по сто долларов в неделю. Он согласился платить ей по пять тысяч двести долларов в год. Предположим, он не выплатит эту сумму. Что тогда?

– Но он обязан это сделать, не так ли?

– А если у него нет никакой собственности? В контракте об этом не говорится ни слова. О Боринге практически ничего не известно. Дайан Алдер уволилась с работы. Она набирает вес – это подобно движению на лодке по волнам, когда отходишь от берега вместе с отливом: тебе легко, и ты практически не прилагаешь никаких усилий. Однако если ты вдруг решишь повернуть и плыть назад к берегу, то придется сражаться за каждый дюйм пути. Предположим, в какое-то субботнее утро Дайан Алдер не получит чека по почте. Она позвонит в агентство Харрисона Т. Боринга и выяснит, что телефон отключен.

– В таком случае Дайан окажется в крайне затруднительном положении. Но даже если бы она имела постоянную работу, ее шеф в один прекрасный день мог бы всучить ей зарплату за две недели вперед и заявить, что больше не нуждается в ее услугах.

– Мог бы. Но если он сам нанимал ее на работу и она должным образом выполняла свои обязанности, у него не было бы оснований увольнять ее.

– Не исключено, что и Боринг не станет отказываться от услуг Дайан, – заметила Делла Стрит.

– Все зависит от того, что ему требуется на самом деле. Если Дайан выйдет замуж за миллионера, ей придется выплатить Борингу половину всего, что она получит на протяжении первых шести лет. Если Боринг прекратит посылать ей чеки, то Дайан окажется у разбитого корыта с лишними двенадцатью фунтами веса и никому не нужным листом бумаги. – Внезапно адвокат принял решение: – Набери, пожалуйста, номер Пола Дрейка, Делла.

– Ну, началось, – вздохнула секретарша.

– Да, началось, – подтвердил Мейсон. – Мне любопытно выяснить, где тут собака зарыта. Как адвокат, я не могу позволить себе стоять в стороне, положив руки в карманы, и наблюдать, как молодой девушке дурят голову. Я понимаю, что бегу впереди паровоза, но готов поспорить, что в самое ближайшее время Дайан обратится к нам за помощью. Мне хочется быть на один шаг впереди Боринга, а не наоборот.

– Ты стал бы так же беспокоиться о благополучии Дайан, если бы она оказалась худой как жердь? – ехидно спросила Делла Стрит.

– Если честно, Делла, – улыбнулся Мейсон, – я не знаю. Однако, скорее всего, в настоящий момент мной в первую очередь движет любопытство, а также желание преподнести Борингу урок, чтобы в будущем ему не хотелось обманывать доверчивых девушек.

– Хорошо, я позвоню Полу, – согласилась Делла Стрит. – По воскресеньям он обычно заходит в это время к себе в агентство, чтобы проверить отчеты, подготовленные его оперативниками в пятницу и субботу.

Делла Стрит набрала номер Детективного агентства Дрейка.

– Алло, Пол, – поздоровалась она. – Шеф хочет с тобой поговорить.

Мейсон взял трубку.

– Привет, Пол. У меня есть для тебя задание. Имеется некий джентльмен по имени Харрисон Т. Боринг. У него есть свое дело – «Голливудское агентство по поиску талантливых манекенщиц». Оно расположено в Голливуде. Это все, что мне известно.

– Что требуется от меня? – уточнил детектив.

– Выясни, что он собой представляет. Особенно меня интересует, не крутится ли он вокруг какого-нибудь богатого старика с пунктиком насчет молоденьких девушек. Если возле Боринга маячит некий миллионер, мне необходимо об этом знать. Очень важно, чтобы объект не догадался, что им кто-то занимается.

– Понятно. Я все сделаю, – пообещал Дрейк.

– Есть еще один аспект, – продолжал Мейсон. – Дайан Алдер, из Болеро-Бич, двадцать четыре года, все на своих местах, блондинка, голубые глаза, пышное тело. Ее мать умерла полгода назад, отец – когда ей было десять лет. Работала секретаршей в адвокатской конторе. Она меня интересует. Она уже какое-то время живет здесь, поэтому, как я предполагаю, у тебя не возникнет особых сложностей с деталями ее прошлого. Мне важно узнать, находится она под наблюдением в настоящий момент или нет.

– Я могу спросить, кто твой клиент? Мне нужно четко уяснить ситуацию.

– Клиент – я, – ответил Мейсон. – Отправляй людей на задания.

Мейсон повесил трубку.

– Ты считаешь, что за Дайан следят, шеф? – обратилась к Мейсону Делла Стрит.

– Не исключено. Необходимо выяснить, знает ли кто-нибудь, что она разговаривала с нами. Возможно, что ей сделали предупреждение. Она казалась страшно обеспокоенной, когда появилась здесь. Если кто-то играет в игры, я хочу выяснить, кто именно. А если и меня пригласят принять участие, то я намерен занять такое положение, где смогу сам раздавать карты.

– Однако, – улыбнулась Делла, – я все еще думаю о том, заинтересовался бы ты так делом Дайан, если бы она походила на жердь.

Глава 4

В понедельник утром у Мейсона было назначено слушание дела в суде. Он провел во Дворце Правосудия большую часть рабочего дня и вернулся к себе в контору только к половине четвертого.

– Пол уже подготовил предварительный отчет по твоему другу Харрисону Т. Борингу, – сообщила Делла Стрит.

– Прекрасно.

– Я скажу Полу, что ты здесь, и он сам тебе все объяснит.

Делла Стрит позвонила в Детективное агентство Дрейка, и через несколько минут в дверь кабинета Мейсона, выходящую прямо в общий коридор, послышался кодовый стук сыщика.

Делла Стрит впустила Пола.

– Привет, красотка, – поздоровался он. – Ты просто очаровательна с бронзовым загаром.

– Ты еще его весь не видел, – скромно ответила Делла.

– Даже я загорел, – вставил Мейсон, – пока сидел на пляже и рассматривал Дайан Алдер. Подожди рассыпаться в комплиментах, пока ее не увидишь, Пол.

– По рассказам моих оперативников я уже понял, что эта Дайан очень ничего, – сообщил Дрейк.

– Да, фигура прекрасная, – согласилась Делла Стрит.

– Она – милый ребенок, – добавил Мейсон, – но боюсь, что кто-то задумал сыграть с ней злую шутку. Что ты выяснил?

– С Дайан, конечно, никаких проблем не возникло, – начал отчет Дрейк. – Мои оперативники раскопали все, что требовалось, в Болеро-Бич. Она трудилась в адвокатской конторе «Корнинг, Честер и Корнинг», причем не очень долго. Опыта работы с юридическими документами у нее практически нет, однако она высококвалифицированная машинистка и стенографистка. Ее все любят. Она нравилась членам партнерства, клиентам и двум другим секретаршам. Затем что-то произошло, и она уволилась, не объясняя никому причины. Она просто подала заявление, уведомляя нанимателей, что через две недели она от них уходит. До недавнего времени на иждивении у Дайан находилась ее мать, которая была прикована к постели последние полтора года своей жизни. Она умерла шесть месяцев назад. Девушка тратила практически все, что зарабатывала, на дневных сиделок. Возвращаясь вечером с работы, она сама ухаживала за матерью. Это было тяжело как физически, так и материально.

– В адвокатской конторе так никто и не в курсе, почему она уволилась? – уточнил Мейсон.

– Нет, – покачал головой Дрейк. – Она вела себя довольно таинственно, заявила, что хочет немного отдохнуть, что в последние месяцы много работала и вообще находилась под напряжением. Люди, знавшие, через что ей пришлось пройти, симпатизировали ей и радовались, что хоть теперь она немного расслабится. Одна из девушек в конторе решила, что Дайан собралась замуж, однако не хочет до поры до времени никому об этом рассказывать. У нее создалось такое впечатление, потому что Дайан уходила от вопросов о том, что она собирается делать и переходит ли на другое место. Отец Дайан утонул, когда ей было десять лет. Они с приятелем отправились в круиз на Каталину и, как неопытные мореплаватели, не предполагали, с какими проблемами им придется столкнуться. Очевидно, они попали в шторм, горючее закончилось, они дрейфовали какое-то время, а потом яхта пошла ко дну. Береговая охрана обнаружила ее выброшенной на песок.

– А трупы? – поинтересовался Мейсон.

– Тело приятеля нашли, а Джорджа Алдера – нет. В связи с этим появились сложности. В то время у их семьи было достаточное количество собственности, однако с наследованием возникли кое-какие проблемы, потому что труп Алдера так и не всплыл. Через какое-то время суд все-таки принял во внимание косвенные улики, признал Алдера усопшим, и собственность, большая часть которой составляла общее имущество супругов, перешла к жене. Тут выяснилось, что необходимо сделать выплаты по ряду обязательств Джорджа, у него имелись долги, и в результате после того, как жена урегулировала все вопросы, от наследства практически ничего не осталось. Мать какое-то время работала секретаршей. Дайан окончила школу и колледж. Потом несколько лет они обе трудились и были неплохо обеспечены материально, затем матери пришлось оставить работу в связи с болезнью. Последние годы жизни она была финансовым бременем для Дайан. Теперь о Харрисоне Т. Боринге. Здесь совсем другая история. Если разузнать сведения о Дайан Алдер не представляло труда, то с Борингом все наоборот. У него есть счет в банке «Голливуд», на котором лежит небольшая сумма денег. В банках, естественно, не любят распространяться о своих клиентах, но мне удалось выяснить, что он представил рекомендательные письма из Риверсайда. Я начал расследование с того конца и нашел след Боринга в Риверсайде. Он занимался там какой-то деятельностью, но никто не в состоянии точно сказать, какой именно. Конторы он там не открывал. Снимал квартиру с телефоном, держал счет в одном из местных банков, однако в банке или не интересовались его родом деятельности, или не хотят предоставлять информацию. Нам требуется еще дополнительное время, чтобы подготовить для тебя полный отчет, Перри. В настоящий момент Боринг находится где-то в Голливуде. Он арендует офисную площадь, но это не личная контора, а фирма, предоставляющая секретарские услуги клиентам. С ним в случае необходимости связываются по телефону. «Голливудское агентство по поиску талантливых манекенщиц» зарегистрировано в телефонном справочнике. Фамилия Боринга там также указана. Однако этим номером пользуются еще несколько клиентов, нанимающих одного секретаря, который также отвечает на корреспонденцию. Ты просил меня узнать о миллионерах, знакомых с Борингом. Не исключено, что один такой имеется. Боринг вступал в деловые отношения с Джорджем Д. Винлоком. К сожалению, я не в состоянии сказать, какого рода сделку они заключали. Винлок – один из первых лиц Риверсайда, однако мало появляется на публике, с ним практически невозможно встретиться. В основном он работает через секретарей и адвокатов. У него несколько близких друзей. Большую часть времени живет на яхте, стоящей у причала в Санта-Барбаре.

– Ты тщательно занимался Винлоком? – спросил Мейсон.

– Пока нет. Знаю о нем очень мало. Он неведомо откуда появился в Риверсайде, занялся покупкой и продажей недвижимости, напряженно работал, добился успеха. Начинал с участков в Палм-Спрингс, сделал на этом неплохой доход, потом расширил сферу деятельности и через несколько лет уже продавал и покупал недвижимость по всей округе. У него определенно есть внутреннее чутье: точно знает, какие участки поднимутся в цене. Конечно, в наше время пустыня вовсю осваивается. Кондиционеры позволяют жить там круглый год, чистый воздух и сухой климат привлекают все больше людей, следовательно, цены на недвижимость поднимаются. Винлок одним из первых стал покупать участки в пустыне, вкладывал в них каждый свободный доллар. Он даже на какое-то время влез в долги. Теперь же только снимает сливки. Он давно выплатил суммы, причитающиеся по данным им обязательствам, и стал богатым.

– Женат?

– Да, на женщине, которая раньше уже была замужем и имеет взрослого сына, Марвина Харви Палмера. Пожалуй, это все, что мне удалось раздобыть за такое короткое время.

– Когда Винлок появился в Риверсайде? – уточнил Мейсон.

– Точную дату назвать не могу. Лет четырнадцать назад.

Мейсон постучал кончиками пальцев по столу, поднял глаза и попросил:

– Постарайся, пожалуйста, выяснить все, что только возможно, о Винлоке, Пол.

– Что конкретно требуется, Перри? Мне посадить кого-нибудь ему на хвост?

– Пока нет. Борингу – да, а Винлоку не надо.

– По Борингу уже сейчас работает один мой парень. Объект в настоящий момент находится где-то в Голливуде, и, как только мы точно определим где, мой человек его не отпустит. Если нужно, слежка будет вестись двадцать четыре часа в сутки.

– Наверное, одного человека на настоящий момент достаточно, – решил Мейсон. – Главное, чтобы у Боринга не возникло подозрений, что за ним наблюдают. Я не хочу, чтобы он знал, что им кто-то заинтересовался. А ...

Конец ознакомительного фрагмента

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную версию.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.