Выбрать главу

В фойе своего корпуса, Лидия Петровна столкнулась с Агнессой, и обомлела: такой красивой женщины она не встречала. Агнесса ей почтительно поклонилась, подобострастно улыбнулась и предложила помочь устроиться. Носильщик уже нес ее вещи, все люди улыбались, слегка кланялись. Лидия Петровна разомлела от внимания.

Слово за слово, и вскоре она вместе с Агнессой пошла в ее домашний салон. Лидии Петровне нарастили 120 прядей светлых волос, ей поставили ногти, поработали с кожей лица, и куча денег, как с куста!

Но она залюбовалась своим отражением, потом вздрогнула, переведя глаза на свою одежду. Ее поняли и тут же проводили в бутик, оттуда она вышла еще с меньшим количеством денег, но довольная до бесконечности, если считать от ее многолетней, серой жизни. Только она плюхнулась в кресло под большим зонтом, как напротив оказался божественный по красоте мужчина, со светлыми кудрями, длинными, да ровными…

– Добрый вечер, – сказал Вит томным голосом, и стал тянуть напиток из бокала через крупную соломку.

– Здравствуй добрый человек, если не шутишь, – протарахтела Лидия Петровна.

– Какие могут быть шутки! Вы молодая, интересная женщина, с такими женщинами не шутят!

– Правда, что ли?

– А Вы себя, что давно не видели? Вы привлекательная, интересная, обаятельная, стройная, наконец! – выдохся от похвалы Вит.

– Это я? – Лидия Петровна оглянулась вокруг себя, но за столиком они сидели вдвоем.

– Девушка, как Вас зовут?

– Меня? – от удивления она свое имя забыла, но, подумав, вспомнила, – Лида.

– Лида, что мы тут время теряем, можно прогуляться, вечером здесь можно гулять, днем жара не даст.

– Так я пристала за день.

– Устала? Так можно отдохнуть! Вы меня к себе пригласите? Или ко мне пойдем?

– Ой, что вы! Ой! Да к чему это все! – замахала Лида ветхими руками.

– Хорошо, завтра встретимся, – сказал Вит, и исчез в своей машине.

Очарованная Лидия Петровна, раскрыла рот, и закрыть забыла. Она побрела в свой корпус, и по дороге стала вспоминать, сколько денег зря за день потратила, но потом вспомнила Вита, ей такие мужчины никогда внимания не оказывали, значит, не зря истратила деньги.

Новые дома растут необыкновенно быстро, новые технологии в строительстве превзошли себя в очередной раз, но что удивительно, если посмотреть на город в целом, то получается кругооборот домов. Построили новенькие дома радость для глаз, проходящих и проезжающих их людей, но рядом стоят дома, которые совсем недавно были новые, а они уже облезлые и совершенно не смотрятся, так что их уже на снос в очередь ставят?

А почему на сейсмически опасных островах, стоят дома столетиями, и никто их не сносит? – думал Борис проезжая новые нома своего города. Он четко сознавал, что историей в его городе даже запахнуть не дадут, а все дома снесут под корень, если им лет сорок исполнится! Вот и получается, что на том далеком острове люди живут 80 лет, а в его городе с кругооборотом домов таких цифр только редкие бабушки достигают. Вероятно, постоянство в образе жизни тоже влияет на ее длительность, но об этом любители жилищных перестроек даже не задумываются!

Любые переезды здорово бьют по нервной системе людей. Но кто ж им позволит прожить жизнь в одном доме? Вот и у Бориса вопрос переезда очень болезненно входит в его сознание, его дом стоит торцом к основной магистрали, вроде некому не мешает, но вокруг сноса его дома столько толков, слухов, публикаций, что лучше об этом забыть, он ведь не на острове живет. А эти новые дома так быстро станут неказистыми, что стоит ли сносить его торцевой дом? Ладно, проехали, – подумал Борис, останавливая машину у дома Татьяны.

Его Татьяна яркой красотой Агнессы не блистала, она была само спокойствие, так и трат Борису не причиняла, что его вполне устраивало. Неожиданно для себя он вздрогнул, вспоминая Агнессу, и то, как он раньше времени покинул благополучный остров.

Татьяна сидела у плоского монитора и самозабвенно читала, не обращая внимания на вошедшего Бориса, открывшего дверь своим ключом.

– Татьяна, посмотри на меня.

– Я тебя и раньше видела, а тут такое пишут!

– Ладно, прочитай мне, и мы обсудим.

– Нет, а чего обсуждать?! Народ умирает от новых ядовитых химикатов!

– А ты чего разволновалась?

– Интересное дело, ты сам говорил, что на острове люди пью вино, и живут чуть не сто лет, а у нас пьют, то, что дешево продают и загибаются от желтой болезни печени.

– Так у нас в стране виноград не растет, а ввоз вина запретили.

– Вот, тот, кто запретил ввоз вина пусть и пьет то, что теперь пьют мужчины в городах с тяжелой жизнью и промышленностью. Работа у них тяжелая, требует элементарного расслабления, а вино продавать запретили, пьют теперь все дезинфицирующие средства.

– Ладно, я понял, но я не нынешнее правительство и не могут запретить уничтожать народ тысячами, это в США на сегодня 300000000, а у нас все меньше и меньше.

– А ты чего пришел? Борис ты мне все уши прожужжал, что на острове женщины красивее меня.

– Не все, а одна!

– А, значит, у тебя там была местная дама?

– Я, что не мужчина?

– Отказываюсь тебя любить после островитянки!

– Ничего себе загнула! Да, я виноват перед тобой, но только в том, что проболтался, а промолчал, ты бы и не узнала, так и в Интернете, если бы не писали о том, что мужики умирают, ты бы об этом не узнала. Если бы рабочим предложили на их тяжелых заводах нечто, расслабляющее лучше, чем очистители, может, они бы и не спились и не умерли бы, в возрасте, сносимых домов в нашем городе!

– А чего тебе сдались дома, которые сносят?

– Татьяна, ты живешь в новом доме, тебя выселили из твоего четырехэтажного дома, тебе лучше стало?

– Здесь квартира новая.

– А сколько нервов стоил мне твой переезд, забыла?

– Забудем о переезде, но, правда, рабочим в металлургической промышленности, трудно выжить без праздника в душе.

– А вино праздник?

– Все, не наша эта тема, нам ее не поднять, компьютер я выключила.

– Покормишь?

– Все деньги на острове оставил?

– Не без этого.

– Что-то мне такая ситуация мало нравится, ты отдыхаешь, а мне тебя кормить…

– Я отдам тебе деньги, но когда получу.

– А после отпуска ты их не скоро и получишь, – проворчала Татьяна и пошла на кухню.

Борис сел в кресло не первой молодости, закинул ногу на ногу, щелкнул переключателем и стал ждать милости от природы, то есть от Татьяны продукты ее приготовления. Готовила она добротно, без деликатесов, но сытно, и его это на данный момент очень устраивало.

Мысли у него невольно вернулись на остров, хорошо, что обратная дорога была оплачена, он ведь с перепуга Агнессе отдал почти все деньги, что она просила и еще должен, остался. К нему дважды подходил невысокий, черноволосый мужчина и просил вернуть остальные деньги, или заставлял его, их заработать с невзрачными, но богатыми женщинами туристками.

В комнату влетела Татьяна:

– Борис я придумала праздник для депутатов!

– Какой?

– На следующем банкете пусть все пьют моющие средства для унитазов!

– Сильно сказано, а кто им нальет?

– Жены тех мужчин, которые загнулись из-за отсутствия дешевого вина, не ввезенного в страну!

Татьяна ушла на кухню.

Борис вновь окунулся в воспоминания. Он все же пошел посмотреть на женщину, которую ему рекомендовали для любви и денег. То, что он увидел, превзошло всего его худшие ожидания, видимо, ее уже обработали местные салоны, но это было обычной пародией ужасов. Тощая женщина, с ярко – желтой гривой волос, вишневыми губами, черными бровями, вишневыми, впалыми щеками…

От Лидии Петровны веяло многолетней нищетой, и однодневными деньгами, ему стало жалко грабить это замученное создание средней полосы страны, по имени Лида, нет, пойти на ограбление десятилетиями ограбленной женщины – это кощунство. Борис снял свой единственный перстень, приобретенный перед отъездом на всякий случай и отдал его Агнессе, она согласилась с тем, что они теперь в расчете. Вскоре он покинул райский остров с температурой в октябре плюс 27 градусов.