Читать онлайн "Баженов" автора Пигалев Вадим Алексеевич - RuLit - Страница 45

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

Раздались робкие хлопки. Установилась относительная тишина. Это был не столько интерес, сколько любопытство. Выступать в кабаке со стихами Сумарокову еще не приходилось. Предложение, адресованное дворянину, было само по себе дерзкое.

— Уйдем отсюда, — тихо сказал Баженов. — Они куражатся над нами.

— Ты несправедлив, Василий Иванович, — перебил Сумароков. — Ты посмотри на их рожи… Сколько благородства! Какой интерес к художествам! Нет, я не могу их не уважить. А ты погоди. Будь наблюдателем.

Александр Сумароков вытер крахмальной салфеткой сальные пальцы, швырнул ее на стол, чуть было не сбил свечи и решительно направился к центру зала, где имелось небольшое возвышение.

— Коль все мы благородство почитаем, — начал Сумароков, — то речь моя пойдет об оном свойстве. Извольте слушать, господа.

Дворяне без меня свой долг довольно знают. Но многие одно дворянство вспоминают, Не помня, что от баб рожденным и от дам Без исключения всем праотец Адам.

Послышались смешки. Сумароков продолжал:

На то ль дворяне мы, чтоб люди работали, А мы бы их труды по знатности глотали?..

Зал зароптал.

Баженов ветал и, шатаясь, направился к выходу. Его мутило. Голова разламывалась.

Сумароков читал. Следующие строки он адресовал тем, от коих исходила инициатива — попросить известного драматурга продемонстрировать свое искусство:

А ты, в ком нет ума, безмозглый дворянин, Хотя бы княжеский, хотя господский сын, Как будто женщина дурная, не жеманься И, что тебе к стыду, пред нами тем не чванься!

За многими столиками разгорался спор, комментировали читаемое Сумароковым. Определить общий настрой было трудно.

— Коли угодно, — прокричал Сумароков, — то могу продолжить. Весьма рад, что вам нравится. — Александр Петрович поднялся на цыпочки, вытянул шею, внимательно осмотрел присутствующих, словно кого-то искал.

Потом ехидно прищурился и продолжил:

Богатство хорошо иметь; Но должно ль им кому гордиться сметь? В собольей дурака я шубе видел, Который всех людей, гордяся, ненавидел. В ком много гордости, известно то, что тот, Конечно, скот, И титла этого в народе сам он просит. Носил ту шубу скот, И скот и ныне носит.

Воцарился хаос: реплики, хохот, нарочитые аплодисменты людей, причисляющих себя к вольнодумцам.

***

Баженов стоял посреди пустынной улицы. Дул холодный ветер. Ночь была темная. Небо заволокли черные тучи. Косой дождь хлестал в лицо. Одежда промокла до нитки. Грохотал гром. Купола церквей и соборов неожиданно освещались молнией, вспыхивали на фоне черной бездны, как гигантские свечи. Городские ориентиры потеряли всякий смысл. Они перестали существовать. Очертания предметов то возникали перед глазами с поразительной четкостью, то расплывались, как грязные лужи.

РЕПЛИКИ, МНЕНИЯ, КОММЕНТАРИИ

Рассуждая о достоинствах человека, Жан де Лабрюйер в своих «Характерах» отмечал, что «одним не хватает способностей и талантов, другим — возможностей их проявить; поэтому людям следует воздавать должное не только за дела, ими свершенные, но и за дела, которые они могли бы свершить».

Василий Иванович посвятил кремлевскому проекту лучшие годы своей жизни. По не зависящим от него причинам он остался неосуществленным. Но именно об этой работе и следует говорить так, как если бы задуманное было осуществлено на практике. Предложенный им прожект — это конкретные планы, воплощенные на бумаге, в чертежах, эскизах, математических расчетах, в искусно изготовленной модели. «Если бы эти постройки были осуществлены, это было бы одно из чудес света», — писал в своих путевых заметках профессор Кембриджского университета Эдуард Даниель Кларк, посетивший Москву в 1800 году.

И далее: «…если бы дворец был построен согласно этой модели, то он превзошел бы своей грандиозностью храм Соломона, пропилеи Амазиса, виллу Адриана и форум Траяна».

Были и другие мнения. H. M. Карамзин писал: «Планы знаменитого архитектора Баженова уподоблялись республике Платоновой или Утопии Томаса Моруса, ими можно было удивляться единственно в мыслях, а не на деле».

Многие советские исследователи, глубоко изучавшие творчество Баженова, считают, что проект русского зодчего был реален, самобытен и отвечал национальному характеру. Баженов, по сути дела, лишь подхватил те начинания, которые были до него. В частности, учитель Баженова Ухтомский уделял весьма большое внимание перестройке центра Москвы, в том числе Кремля. Он планировал раскрыть Кремль со стороны Арсенала и через Арсенал связать его с центром Москвы. По его планам кремлевская стена от Никольских ворот и до Троицких подлежала сносу. На месте стены проектировалась галерея-колоннада, которая соединяла Кремль с площадями и улицами Москвы. Особое значение Ухтомский придавал архитектурному украшению Серпуховской дороги, по которой русские войска уходили на Куликовскую битву, возвращались из походов против Орды и Крыма, после взятия Азова, по которой прибывали в Кремль послы из Турции и Персии.

     

 

2011 - 2018