Выбрать главу

– Кажется, мертв, – сказал Нетико. – Точно, биосканер ПМК это подтверждает. Не вздумай спускаться вниз, его сородичи могут быть неподалеку, хотя прямо сейчас в охраняемом радиусе нет ни единого крупного живого существа… Возможно, я ошибся, и животные охотятся не в группе, а поодиночке. ПМК подберешь у гром, до рассвета еще более четырех часов.

– А ты уверен, что к рассвету под деревом не будет сидеть целая с гая таких красавчиков и мне всю оставшуюся жизнь придется провести на ветках?

– Судя по морфологическим признакам, это ночной хищник.

– Значит, есть и дневные!

– Это ничего не меняет. Отдыхай.

Нетико было легко говорить – «отдыхай». Искусственному разуму не угрожала опасность быть сожранным живьем каким-то волком-мутантом – пытаясь задремать, я еще несколько раз слышал отдаленный вой и еще какие-то странные звуки, не то хохот, не то плач, потом тихий свист более чем похожий на загадочную мелодию. Здешний лес с каждой минутой нравился мне все меньше, а воображение рисовало самые невероятные и устрашающие картины – я никак не мог поверить, чтотакие причитаниямогли издавать обычные животные, чересчур осмысленно они звучали. Кто знает, вдруг на этой планете обитают не только люди, но и другие разумные существа?..

Заснуть все-таки удалось, снов я не запомнил, но точно знал – это кошмары. Проснулся оттого, что прямо в глаза бил яркий и теплый луч восходящего солнца, прорвавшийся сквозь густую листву. Над землей висел легкий туман, было прохладно и сыро.

– С добрым утром, – Нетико заметил, как я пошевелился. – Можешь спускаться, разомнись В округе безопасно.

– Точно?

– Не придирайся к словам. Заодно можешь взглянуть на зверя при свете дня – я не могу его рассмотреть, трава мешает. Давай-давай, хватит валяться!

Руки-ноги порядочно затекли, спина побаливала – все-таки я спал не в уютной постели, а на жесткой и неровной ветке. Я осторожно спустился по стволу, едва не упал – нога соскользнула с влажной от росы коры. Прошелся, забрал ПМК и закрепил его на привычном месте, после чего направился к трупу хищника – изучить представителя местной фауны во всех подробностях.

– М-мать… – я шарахнулся в сторону так, будто увидел здоровенную ядовитую змею. – Нетико!!

– Я вижу, – хмуро буркнул ИР. – Только не требуй объяснений, их не будет.

У моих ног лежало человеческое тело. Обнаженный мужчина среднего возраста, лет, наверное, сорок. Темная борода, узловатые руки, небрежно обрезанные каштановые волосы. Над грудиной – темный след плазменного разряда и запекшаяся коричневая кровь. По коже уже поползли синеватые трупные пятнз. Приоткрытые глаза подернуты белесой пленкой.

– Мистика, – только и сказал я. – Это что, был переодетый человек? Но зачем…

– Не говори глупостей, – оборвал меня Нетико. – Тебе продемонстрировать запись? Я фиксировал изображение до того момента, как ты его убил, к счастью, ПМК упал панелью фотосенсоров вверх. О спектакле с переодеваниями и речи быть не может – кто в таком случае забрал его карнавальный костюм?

– Хорошо, тогда каким образом животное с клыками в мой палец длиной, могло превратиться в человека?

– Обследуй его рот, вдруг…

– Чего?? Рехнулся? Даже не думай! Я и близко к покойнику не подойду!

– Ладно, не надо. В моей базе данных нет информации о способности обычных человеческих – да и любых других – тканей к подобным метаморфозам. Это невозможно ни практически, ни в теории.

– По-моему, отсюда надо побыстрее убираться. У меня очень нехорошее предчувствие. Если всему происшедшему нет никаких объяснений – ну и не надо! Я скоро с ума сойду от здешних чудес!

– Чудес? Полагаю, мы не видели и тысячной доли, – ответил ИР. – Действуем но исходному плану, идем на юго-восток. Только не по дороге, а вдоль нее. Во избежание неожиданных и неприятных встреч.

– Что может быть неприятнее вот… Вот этого? – я подавил незнамо откуда взявшееся скверное желание толкнуть труп носком ботинка. – Хорошее начало – в первый же день убили человека!

– Я не уверен, что перед тобой именно человек.

– А кто тогда?

– Понятия не имею. Абсолютное внешнее сходство с представителем вашего биологического вида еще ничего не доказывает. Производимых в Содружестве андроидов тоже не отличишь от людей.

– Андроид? Не похоже. Кровь выглядит настоящей.

– Ты долго будешь причитать? Хватит! Если ничего не случится и ты не станешь слишком часто отдыхать, во второй половине дня мы выйдем к людям.

– К людям? Или таким… существам?

– Постарайся не паниковать. До добра это не доведет.

***

За первый час путешествия я отчасти успокоился. По дороге не встретилось ничего необычного или угрожающего, дорога извивалась меж невысоких холмиков, в лесу никто не выл, не орал и не ухал. Птиц и животных я видел всего три раза – обычная серенькая пташка с зеленым хвостиком, такие живут на большинстве заселенных людьми планет, непонятный бурый зверек, смахивающий на миниатюрного медвежонка и самый настоящий кролик. Именно появление кролика, выскочившего у меня из-под ног, окончательно убедило: цивилизация этого отдаленного мира, несомненно, связана с Землей – они реконструировали или восстановили по биологическим образцам фауну погибшей столетия назад прародины. Но как все-таки люди здесь оказались? Самая реалистичная версия оставалась неизменной: авария подобная той, что постигла «Эквилибрум». Корабль просто выскочил из пространства Лабиринта в универсальной точке выхода. Всего-то и делов, как говорится.

Нетико был осторожен в оценках, хотя и признавал, что моя убежденность имеет под собой веские основания. ИР предпочитал «собрать побольше информации» и уже потом делать выводы. Спешить пока не стоит.

Путь внезапно преградила речка – прозрачная, мелководная и неширокая, шагов десять от берега до берега. Моста предусмотрено не было, проложившие дорогу люди наверняка преодолевали ее вброд.

– Природа здесь сказочная, – сказал я, остановившись. – Жаль искупаться нельзя, речушка-то едва по колено.

Пейзаж и впрямь был замечательный: белый кварцевый песок, валуны, заводь поодаль украшена крупными желтыми цветами, окруженными плавающими на воде овальными листьями. Лес за речкой, однако, был совсем другим – папоротники и лиственные деревья исчезли, их сменили вымахавшие на полтора десятка метров в высоту гиганты с темно-зеленой хвоей, корявый кустарник с крошечными, с ноготок, листиками и синими ягодами, залежи бурелома и вьющиеся на ветру клочья не то паутины, не то колоний микроорганизмов. Мрачноватое зрелище.

– Неопознанная воздушная цель справа, шестнадцать градусов, – Нетико отвлек меня от созерцания пейзажа тревожной скороговоркой. – Повернись, у меня нет визуального контакта!

На слова «воздушная цель» я едва не среагировал в старой доброй армейской традиции – благодаря вчерашней атаке на челнок и после такого предупреждения следовало падать носом в землю и ползти в ближайшее укрытие, вот хотя бы под ту корягу… Я машинально развернулся, взглянул и застыл, раскрыв рот.

Сомнений в том, что «цель» умела летать не было: над речкой медленно плыло буро-песочное сферическое нечто диаметром в метр или около того. Техническое устройство или искусственный летательный аппарат оно напоминало меньше всего. Нетико это мигом подтвердил, определив:

– Живое существо…

Означенное существо перемещалось на высоте человеческого роста, летело неторопливо, будто воздушный шарик в безветренную погоду, точно следуя вдоль русла и не приближаясь к берегам. Я старался не двигаться – кто знает, что можно ожидать от этого пузыря? По ближайшему рассмотрению оказалось, что непонятная тварь больше всего напоминает кожаный мешок: шкура в складках, полно бугорков и наростов, среди которых выделяются три наиболее крупных, заканчивающихся пунцовыми «глазками». Все правильно, это на самом деле глаза! Темный зрачок-то отлично заметен!

Заметив меня, летучее диво остановилось, на неровной поверхности сферы образовалась длинная трещина, и я с легким ужасом понял, что это был рот, за которым скрывались одинаковые треугольные зубы, смыкавшиеся друг с другом, словно зубчики шестеренки. Под щелью затрепетали и вытянулись вперед тоненькие отростки-тентакли, меня словно бы обнюхивали, изучали…