Выбрать главу

Данфер. А, так она катается на лыжах в Австрии?

Одеон. О, знаете, мне это все равно.

Данфер. Да мне тоже, абсолютно. Мне это совершенно безразлично.

Одеон. Я-то ждал от нее вовсе не рассуждений о зимнем спорте в Австрии, а осмысленных соображений о раскладе издержек за комплекты систем привязок по высоте.

Данфер. Конечно, конечно. А где именно в Австрии она катается?

Одеон. Не имею ни малейшего представления и повторяю вам, мне это безразлично.

Данфер. Вы в точности, как я, плевать на это хотели?

Одеон. В высшей степени!

Данфер. Я тоже в высшей степени.

Одеон. Поскольку примерный расчет программного обеспечения готов, теперь мне необходимо знать реально возможный расклад.

Данфер. Конечно, конечно.

Одеон. Что вы об этом думаете?

Данфер. Не знаю, почему, но готов биться об заклад, что это в Швейцарии.

Одеон. Вы думаете, что следует настаивать на инфракрасных датчиках?

Данфер. А вот как раз и Шатле идет. Пять минут назад я его встретил в коридоре, он разглагольствовал насчет женщин.

Одеон. Как, опять? Ладно, я убегаю, нет никакого желания слушать сейчас эти непристойности (Одеон уходит).

Входит Шатле

Шатле. Ну и задавала этот Одеон, видели, как он вылетел?! Я только что подкадрил в лифте журналистку из Радио-Сканнер. Она сказала, что готовит большую телевизионную передачу в прямом эфире. Подозреваю, что речь идет о журналистке Одеона, работающей на Пале-Рояля. Завтра в полдень я с ней обедаю, вроде как контакт первой степени, чтобы разглядеть, насколько она стройненькая. Мультимедийная журналистка, вы представляете себе!? Никак нельзя упустить этот шанс, старичок. Бегу забрать вещички, вы меня подождете? Все они шлюхи!

Сцена 7

Холл в Дельта-Эспас, пятница 9 часов утра.

Одеон. Мы первые?

Данфер. Я думаю, что Шатле уже здесь, видел внизу его кадиллак. На этом он еще ни разу не приезжал: в два раза больше, чем другие.

Одеон. Сколько их у него сейчас?

Данфер. Не знаю, он их коллекционирует.

Одеон. О, в конце концов, меня это не касается. Плохо спал. Вчера вечером моя сестра должна была прийти поужинать с нами, но так и не пришла… Поскольку мы с женой оказались в одиночестве, снова завели разговор об этой истории с усыновлением. Мальчик наш уже вырос, а ей снова хочется заниматься ребенком.

Данфер. Вы поэтому плохо спали?

Одеон. О, нет, напротив, бессонница прояснила мне мысли. Есть маленькая девочка, албанка. Я ее еще не видел, но фотография меня взволновала, у нее такие большие глаза. Взгляните-ка.

Данфер Браво!

Одеон. Все будут ее любить.

Данфер. Вне всяких сомнений.

Одеон. Мы с женой уже приняли решение и вместе поедем за ней в Тирану… это имеет большое значение.

Данфер. Разумеется. Так почему же вы плохо спали?

Одеон. Из-за рабочих дел. Мне даже приснилось потом, что сестра моя пришла ужинать, и что мы с нею жутко спорили, хотя на самом деле мы не спорим никогда, она — очаровательная женщина, у нас с ней прекрасные отношения. Надо бы мне выпить еще кофе и витамин С что ли, или какой-нибудь транквилизатор… Как вы считаете, надо настаивать на этом инфракрасном датчике?

Данфер. Пока продолжайте настаивать, а дальше будет видно.

Одеон. Именно так я и собираюсь сделать, но без особого удовольствия. Так жалко терять время на подобные конфликты, вместо того, чтобы спокойно заниматься своим делом (Входит Шатле). Шатле, добрый день.

Данфер. Добрый день, Шатле.

Шатле(Данферу) Добрый день, Данфер, как поживаете?

Данфер. Всё хорошо, а вы?

Шатле.(Данферу) Я в отличной форме.

Одеон. Добрый день, Шатле.

Данфер(Шатле) Знаете, что я узнал? Что Монпарнас приглашал вас на открытые игры в Бретеше.

Шатле. Откуда это вам известно?

Данфер. Это знают все.

Шатле. Неслабо, и как вам это?

Данфер. Браво!