Выбрать главу

Гренель. Вы говорили на эту тему с Данфером, что он сказал?

Шатле. Нет, с ним я ни о чем таком не говорил, предпочитаю составить для себя собственное мнение.

Гренель. Стало быть, продолжение следует…

Шатле. Продолжение последует…

Сцена 5

Четверг, вечер, 19 часов.

Журналистка. Не скажите ли, где найти Бернара Одеона?

Данфер. Одеон сегодня на работу не приходил.

Журналистка. Я отменила встречу в редакции, чтобы увидеться с вашим коллегой.

Данфер. Глубоко вам сочувствую.

Журналистка. Директор по связям должен был меня предупредить! Я теряю время попусту, это глупо.

Данфер. В этом доме информация не всегда циркулирует с должной скоростью.

Журналистка. У меня полно встреч, я не могу себе позволить тратить время впустую! Вы уверены, что его сегодня не будет?

Данфер. Уверен совершенно. Весь день он провел в кабинете у Смита Андерсена, там имел встречу с Берси по поводу аудита в его отделе. Меня удивляет, что директор по связям вам об этом не сказал.

Журналистка. Черт!

Данфер. Во всяком случае, мне кажется, что сейчас не самый лучший момент, чтобы брать интервью у бедняги Бернара: у него слишком много проблем в его финансовом отделе.

Журналистка. Это Берси назначил аудит в его отделе?

Данфер. Знаете, если уж Берси потребовал для него аудита, значит у него действительно проблемы. Аудит никогда не проводится там, где хорошо делают свою работу.

Журналистка. Само собой. Какая досада, я рассчитывала пригласить его на передачу Жан-Мари Пале-Рояля. Было бы интересно иметь на площадке представителя финансов вместе с представителем маркетинга.

Данфер. Прекрасно понимаю. Я и сам в моем отделе контрактов постоянно имею дело с цифрами и могу вообразить, насколько интересно телезрителям получить финансовые ориентиры, по крайней мере, так я думаю. Говорю вам об этом потому, что в самом конце цепочки — в отделе контрактов — я имею представление о бухгалтерии одновременно и глобальное, и детализированное. Если пожелаете со мной встретиться, я из отдела контрактов, вот моя визитка.

Журналистка. Благодарю.

Данфер. До скорого.

Сцена 6

Одеон сталкивается с выходящей Журналисткой.

Данфер. А, дорогой мой Одеон, вы еще не уехали?

Одеон. Кто была эта женщина, с которой я столкнулся в дверях? Случайно не журналистка?

Данфер. Право, не знаю, она искала Гренель.

Одеон. Пиарщик предупредил, что в конце дня у меня встреча, поэтому я поднялся! Встреча с тележурналисткой, которая подбирает людей для Жан-Мари Пале-Рояля, вы в курсе?

Данфер. Ни сном, ни духом.

Одеон. Это очень важная передача. Вы представляете, какая была бы для меня удача в ней поучаствовать!

Данфер. Лично я не стал бы ввязываться в такие мероприятия. Не хотелось бы скомпрометировать себя участием в подобного рода передаче. Ведь Жан- Мари Пале-Рояль чрезвычайно тенденциозен.

Одеон. Вы полагаете, следует держаться от него подальше?

Данфер. Я вообще предпочитаю политикой не заниматься. Так надежней.

Одеон. Вы правы, я, пожалуй, остерегусь. И, кроме того, мне надо подготовиться к завтрашнему общему собранию. Всегда все одновременно, это тяжело… Только что снова спросил у Шатле, какова ситуация у американцев с инфракрасными датчиками, и снова он мне ответил, что на этот вопрос мне ответит Гренель, но, на сей раз, ответил очень сухо. Он на меня за что-то сердится? За что же, позвольте спросить?

Данфер. Скорее всего, ни за что.

Одеон. У Шатле нет никакого резона сердиться на меня.

Данфер. Да за что бы он мог рассердиться на вас?

Одеон. Хотелось бы верить, что он просто подавлен завтрашним общим собранием, но однако…

Данфер. Про Гренель он вам ничего не говорил?

Одеон. Нет.

Данфер. Надеюсь, что он ее не покусал? Как думаете, покусал или нет?

Одеон. Послушайте, это меня не касается… Кстати, и Гренель ничего не захотела мне сказать по поводу инфракрасных датчиков. Вернула мне дискету об электронной части подряда, не сказав при этом ничего, кроме банальностей насчет сравнительных достоинств австрийских лыжных станций.