Читать онлайн "Добродетель и соблазн" автора Джонсон Сьюзен - RuLit - Страница 25

 
...
 
     


16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 « »

Выбрать главу
Загрузка...

– Ты не против, правда ведь? – проронила она, раздвинула ноги пошире, прогнулась дугой бедрами вверх и принялась лихорадочно тереться влажной плотью о его восставший член.

Не склонный отвечать, умирая от наслаждения, он прижал ее бедра, быстро пристроился к зовущему жару и вошел в нее, в ее сладостное убежище.

Уцепившись за его плечи, она заставила его войти глубже, поглотив своей шелковистой пульсирующей плотью, со страстью, от которой закипает кровь, о которой он мечтал в мучительные месяцы выздоровления.

– Ну как, ты чувствуешь, что ты живой? – задыхаясь, вопрошала она, охваченная радостью жизни.

Тихое урчание, вырвавшееся из его горла, было продолжением его ответа, выражая переполнявшие его чувства. Он поддал бедрами, проникая в нее все глубже, крепко обхватил ее, ритмично и умело работая тазом, автоматически настраиваясь в такт ее ответу. Она, как всегда, мчалась на всех парах к оргазму, хотя у них обоих были причины для безудержной страсти после столь долгой разлуки и воздержания… и он спешил сравняться с ней, утолить ее желание. Секунду спустя они одновременно взорвались в бурном экстазе, его необузданность на мгновение затмила все, окружающий мир перестал существовать, торжествующая сущность жизни властно утвердилась во всем своем великолепии.

Счастье и блаженство переполняли их.

Татьяна первая перевела дух.

– Прости меня. Ты ведь хотел, чтобы это было долго, – заметила она с грустью.

Его грудь тяжело вздымалась, он пожал плечами и наклонился, чтобы поцеловать ее в кончик носа.

– Это… не важно, – прохрипел он.

– Потому что у нас еще целая ночь.

– По меньшей мере.

– Или тысяча ночей, – воскликнула она с восторгом.

Он сделал глубокий вдох.

– Или десять тысяч ночей.

Она притянула его голову и радостно поцеловала его.

– Разве это не здорово?

Он кивнул, а в голову ему вдруг пришла мысль о том, что многие из его людей оказались не столь везучими. На его лице появилось серьезное выражение.

– Я не сделала тебе больно?

– За тридцать секунд? – Он стряхнул с себя грусть. – Вовсе нет.

Удача и судьба – таков удел солдата. И оба знали это.

– Я постараюсь быть лучше.

– Ты и так великолепна во всех отношениях. Лучше и быть невозможно.

– Правда? – У нее был слишком небольшой опыт в любовных делах, она еще многого не знала.

– Правда.

– Как ты мил.

– Я рад, что ты так думаешь.

– Ты не устал?

Он увидел ее выжидающий взгляд и дал требуемый ответ.

– В общем-то нет.

– Как хорошо, значит, я имею в виду… ты ведь не сказал… Ну, в следующий раз, – выговорила она с трудом, покраснев самым восхитительным образом.

– Скажи прямо, чего тебе хочется.

Она еще больше зарделась.

– Ну, я не знаю. Не спрашивай меня.

– Тебе надо научиться говорить мне, чего тебе хочется. Так тебе больше понравится.

– Мне и так уже все нравится.

Он рассмеялся:

– Тебе всегда нравится. Тогда я начну первым. Почему бы тебе не снять это платье?

– И это все? – Она бросила на него кокетливый, дразнящий взгляд.

Он покачал головой.

– Снимай с себя все.

– Тогда и ты должен раздеться тоже. Ты ведь не снял рубашку. Ничего, я не испугаюсь, – добавила она, бросив на него проницательный взгляд.

Скатившись с нее, он не сразу ответил. Он сел, откинувшись на изголовье постели.

– Это не так страшно, как выглядит, – произнес он нарочито безразличным голосом.

– Я понимаю.

– Раны заживают медленно.

– Дорогой, я же не дитя. Он чуть поморщился.

– С этим можно подождать, верно ведь?

– Я не испугаюсь вида ран, – заметила она мягко, повернувшись на бок, чтобы лучше видеть его.

– Не говори потом, что я не предупреждал тебя, – пробормотал он, слегка наклонился вперед и взялся за рубашку на спине.

– Ради Бога, Ставр. Ты что, считаешь меня слабонервной дамочкой?

Он все еще колебался.

– Ставр!

Он сдернул рубашку через голову. Ее едва слышный возглас был не так заметен, как ужас, отразившийся на ее лице.

– Я же говорил тебе, – сказал он спокойно и принялся натягивать рубашку обратно.

– Нет, не надо. – Она поднялась и удержала его руку. – Все в порядке. Ты жив, и это единственное, что имеет значение, – добавила она ласково, проведя пальцем по краям шрама на его руке. Ужасный воспаленный шрам был ярко– красного цвета, удар меча оставил глубокий рваный след. Опустившись на колени, она улыбнулась ему. – Теперь, когда ты дома, ты быстро выздоровеешь. – Она старалась не смотреть на множество пересекающихся шрамов на верхней части тела, следы ударов меча и кинжала, один, самый опасный для жизни, где меч пронзил его тело, находился прямо под сердцем. Он еще не зарубцевался до конца, и она подозревала, что самый жуткий шрам на спине – это тот, где меч вышел. – Сейчас я смажу твои раны бальзамом, и попробуй только отказаться, – добавила она, погрозив ему пальцем. Ольгина бабушка славится своими целебными мазями. И не шевелись, я сейчас вернусь.

Ставр вовсе не был уверен, что он сможет пошевельнуться, даже если бы захотел. Любовная эйфория прошла, все его ощущения сконцентрировались на сильнейших болях, и он изо всех сил старался не потерять сознание.

– Ну вот, хороший мальчик, – бормотала Татьяна, увидев, что он устроился на подушках. – Ты тихо лежи, а я смажу твои раны. Чувствуешь, как приятно пахнет бальзам? – Она пододвинула к нему баночку с мазью. – Твой любимый запах цветущей черешни.

Боль заметно утихла. То ли благодаря памятному аромату, то ли заботам Татьяны, или же просто из-за того, что он находился там, где ему больше всего хотелось быть, он ощутил, как расслабляется каждый мускул его тела. Бальзам действовал успокаивающе, а нежные прикосновения Татьяны и ее частые поцелуи оказались самым лучшим лекарством. Она смазала все его раны, принесла ему чистую рубашку, помогла натянуть ее через голову, а затем с гордостью спросила:

– Теперь тебе лучше, правда?

– Да, спасибо. – Он опустил глаза. – И вообще голая сиделка всегда оказывает на меня вполне предсказуемый эффект.

– Всегда? – В ее голосе зазвучал металл, когда она заметила его пробуждающуюся эрекцию.

– Позволь мне чуть изменить фразу.

– Это было бы мудро, – заметила она многозначительно.

– Именно твоя нагота всегда оказывает на меня предсказуемый эффект.

– Спасибо, конечно, но ты сейчас не в том состоянии, чтобы…

В мгновение ока он перевернулся, подхватил ее и усадил к себе на колени.

– Подумай, дорогая, если ты проделаешь все сама, Мне не придется даже шевельнуться.

Она взглянула на его восставший член.

– Это даже полезно с точки зрения медицины, я уверен.

– А если твои раны начнут кровоточить?

Он улыбнулся:

– Не начнут, я знаю.

– Как ты можешь быть так уверен?

– Если ты будешь двигаться очень осторожно, они не станут кровоточить. Тебе ведь нравится, когда я вхожу в тебя и выхожу медленно, верно ведь?

Глубоко вздохнув, она взглянула на роскошный, гордо торчащий пенис. А слово «медленно» прозвучало особенно соблазнительно.

– Сам ты не сделаешь ни единого движения, – скомандовала она.

– Слушаюсь, моя госпожа.

– Надеюсь, мне не придется раскаиваться в этом.

Он мог гарантировать, что она не пожалеет, но предпочел не озвучивать свои мысли вслух.

– Итак, только один разок сейчас, а потом ты отправишься спать.

– Да, дорогая.

Но когда его торчащий член пронзил ее, она оказалась его пленницей, его руки сомкнулись на ее талии, и после третьего оргазма с ней стало гораздо проще иметь дело. Она стала невероятно послушной.

Они занимались любовью всю ночь напролет – как ему хотелось, как нравилось ей и на их общий вкус. Это было наилучшим лекарством.

И стало чудесным началом их новой жизни вместе.

     

 

2011 - 2018