Читать онлайн "Добродетель и соблазн" автора Джонсон Сьюзен - RuLit - Страница 8

 
...
 
     


4 5 6 7 8 9 10 11 12 « »

Выбрать главу
Загрузка...

– После вас, сударыня. Моя кухарка завернула тут кое-какую снедь, может, вам понравится.

– А если бы я не надумала навестить вас? – Татьяна пришпорила свою кобылу и направила ее в сторону деревьев.

– Мы могли бы отведать ее в тени ваших деревьев, – пробормотал он, направляя коня вслед за ней.

– А если бы у меня были гости, что тогда?

– Разве сосед не может нанести вам визит? – парировал он невозмутимо.

Она бросила на него удрученный взгляд.

– Вы всегда уверены в себе, а вот я, похоже, совсем нет.

– Вы ошибаетесь, княгиня. Многое неподвластно моей воле.

Она вдруг просветленно улыбнулась. А он склонился и едва не поцеловал ее. Ликование охватило его душу.

– Я несказанно рада, – проронила она еле слышно. – Этого не должно быть, но мне весело. И у меня нет разумного объяснения моей радости.

– И я тоже не могу понять, почему пренебрег своими домашними обязанностями. – Он вскинул брови. – Посевная сейчас в самом разгаре.

– Но в еще более критическом положении оказалась я.

Ее голос прозвучал игриво, и на какой-то момент он засомневался, действительно она столь поразительно наивна или же просто маленькая хитрая обольстительница.

– Простите меня, – сказала она, заметив его испытующий взгляд. – Я пошутила, а выходит, обидела вас. Моя мать всегда говорила, что я слишком откровенна.

Это было время, когда многие женщины благородного происхождения в России жили в закрытых и охраняемых частях дома – теремах.

– Нет, ни в коем случае, – возразил он, подумав, что очень скоро выяснит, насколько она лукава или простодушна.

– Ну хорошо. Другая причина, по которой я не знаю, следовало ли мне ехать к вам, – это сплетни о том, что вы пользуетесь слишком большим успехом у женщин. А я совершенно не разбираюсь в этих вещах.

Неприступная мадонна или лукавая обольстительница, она говорила с шокирующей прямотой и откровенностью.

– Эти сплетни сильно преувеличены, уверяю вас, сударыня.

– И все же я вижу, почему вы нравитесь женщинам. Наверняка вы сознаете собственную притягательность.

Он готов был поставить на то, что она действительно наивна и простодушна, ибо ни одна соблазнительница, которых он знал (а знал он многих), не льстила бы так откровенно.

– Красивая внешность не слишком-то помогает в бою, – возразил он сухо.

– Что ж, мне она кажется очень привлекательной. Вы похожи на славных героев из моих детских сказок.

– Едва ли, сударыня, а уж что касается красоты, то в этом вряд ли кто сравнится с вами. Вы, наверное, затмили всех при дворе царя Ивана. – Она вдруг заметно погрустнела, и он быстро добавил: – Простите меня. Я опять не то сказал.

– Пожалуйста, не говорите мне о… нем.

– Никогда больше. Скажите, Зоя уже переворачивается на животик?

Она тихо рассмеялась:

– Ой, да вы просто знаток в этих делах!

– Так переворачивается она? – повторил он, видимо, не желая обсуждать глубину своих познаний.

– Да… только очень смешно и неловко. И всегда забавно удивляется, когда ей это удается.

– Помнится, я смотрел, как трудились детишки моей сестры, чтобы освоить это действо.

– Вы часто видитесь с сестрой?

– Да, когда я дома.

«Дома здесь или под Ригой», – подумала она, вспомнив о россказнях своей служанки.

– Почему вы не сказали мне, что вы граф?

– А это важно для вас?

– Ни в коей мере.

Она действительно была так наивна. Во всем мире это имело большое значение.

– Нам с Зоей наплевать на титулы, правда ведь, малышка? – проворковала она, отворачиваясь от его испытующего взгляда.

– Очень разумно, – тактично заметил он. – Ага… вот мы и добрались до тени.

Остановив коня, он указал на небольшую березовую рощицу, не собираясь больше рассуждать о социальном неравенстве. Ему было гораздо интереснее, когда настанет момент, сократить расстояние между собой и этой добродетельной женщиной. Быстро спешившись, он подошел к ней и поднял руки, чтобы помочь ей вылезти из седла, старательно контролируя себя. Но когда она перекинула ногу через луку седла, вид ее розовой икры не только вызвал блеск в его глазах, но и оказался серьезным испытанием для его благородного воспитания. И хотя она, казалось, не замечала этого, он держал ее на вытянутых руках, пока она не соскользнула прямо в его раскрытые объятия.

Присутствие Зои было еще одним сдерживающим фактором. По правде сказать, его даже радовало, что она с ними. Без нее ему было бы гораздо труднее не давать себе воли.

– Ваши слуги все из дворни Глинских? – вежливо поинтересовался он, хотя и с некоторой настороженностью в голосе, ведя ее в укромное местечко под деревьями.

– Все они словно члены семьи. Я им доверяю полностью.

Он кивнул.

– А я – нет. Я имею в виду… Я не хотел бы, чтобы вы подумали, что…

– Конечно же, нет.

И хотя она должна была бы быть довольна его ответом, на какое-то мгновение она почувствовала себя огорченной категоричностью, прозвучавшей в его голосе. Разве она не была столь же мила и красива, как его многочисленные светские пассии? И так же соблазнительна? Но, осмыслив его ответ, она напомнила себе, что подобные мысли были абсолютно неуместными, чтобы не сказать непристойными.

– Я чрезвычайно тронута вашим пониманием, – произнесла она, как ей хотелось надеяться, небрежным, беспечным тоном.

Отнюдь не уверенный, что ее и его понимание происходящего хоть в какой-то степени совпадали, Ставр предпочел уклониться от дальнейшего обсуждения темы.

– Вот подходящее местечко, – буркнул он. – Я возьму одеяло, чтобы сидеть на нем.

Отходя, он не решился поразмышлять, чем еще можно было бы заняться на одеяле. Дама была уж слишком непредсказуема.

Он вернулся с колыбелькой, вытащил из нее яркое полосатое одеяло и расстелил на земле.

– Давайте мне Зою, – повернулся он к Татьяне.

– Боюсь, она не подпустит вас к себе.

– Я знаю одну штучку, которая никогда меня не подводит, – сказал он с улыбкой и принялся насвистывать, издавая соловьиные трели, которые Зоя слушала как зачарованная. Поглощенная новыми звуками, она даже не заметила, как он вытащил ее из люльки. Повернув Зою так, чтобы она могла видеть мать, он усмехнулся.

– Детишкам я нравлюсь.

Татьяна восхищенно вскинула брови. Соблазн был велик – продолжить в том же духе, но даже столь неискушенная в этих делах Татьяна сообразила, что лучше не говорить, что ей он тоже нравится.

Повисло неловкое молчание.

– Не посмотрите ли вон в той корзинке, может, вам чего-нибудь захочется, – предложил Ставр, стараясь поддерживать невозмутимый тон. – Там есть кое-какая еда и для Зои.

– Откуда вы знали, что я возьму с собой Зою?

– Я же собирался навестить вас дома.

Она зарделась.

– Но я очень рад, что вы сами выехали на прогулку, – добавил он, в то время как Зоя ухватила его за волосы и потянула их себе в ротик. – Здесь мы почти наедине.

– Не говорите так.

– Ну хорошо, мои люди с большим удовольствием устроят пикник на природе. Так звучит лучше? – Он поднял руку и показал Зое запонку, чтобы отвлечь ее. Она тут же отпустила его волосы и ухватилась за блестящую золотую пуговицу.

– Давайте я возьму ее на руки. Она испортит вам рубашку.

– Почему бы вам не найти ей другую игрушку? И не волнуйтесь. А то вы действуете мне на нервы.

Она рассмеялась.

– Действительно? Никогда бы не подумала, что вы этому подвержены.

– Садитесь, – произнес он с улыбкой. – Не заглядывайте через плечо, а пока у Зои есть игрушка, которой она займется, я вам кое-что расскажу.

И на протяжении всего последующего часа они болтали о том о сем, пока Зоя играла на одеяле в новые игрушки. Они съели кучу приготовленной кухаркой еды, пили вино и болтали так, словно всю жизнь знали друг друга. Возможно, Бироны и Глинские так давно обитали в этих местах, что у них накопилось много общего. Или они просто оказались родственными душами. Выяснилось, что оба предпочитали деревню городу. Никто из них не соскучился по дворцовым интригам. Оба обожали верховую езду. А когда речь зашла о детях, они сошлись на том, что это самое прекрасное в мире.

     

 

2011 - 2018