Читать онлайн "Экскурсия выпускного класса" автора Юнге Райнхард - RuLit - Страница 12

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

Бензобак был почти пуст.

– Смотри! Вот! – крикнул Грау.

Пахман непроизвольно дал газ. И пока он спешно изучал в зеркале обстановку сзади, красный «форд» рванул вперед. Прямо перед носом у него вырос задний борт грузовика. С проклятием Пахман нажал на тормоз, «форд» занесло.

– Что там случилось? – спросил он.

– Бензин! – выдавил Грау, показывая на стрелку.

Пахман перевел дух. Затем широко размахнулся и обратной стороной ладони ударил Грау по лицу.

– Возьми себя в руки, Буби! Еще одна такая глупость, и я сверну тебе шею!

Грау всхлипнул.

Чуть позже показался указатель, бензоколонка была совсем близко.

– Объясни дедушке, что ему лучше вести себя смирно! – приказал Пахман.

Светловолосый достал из углубления для перчаток пистолет, отчетливо щелкнул затвором и ткнул маляру в зубы.

– Слушай, мастер. Если на заправке издашь хоть один звук, он будет для тебя последним!

Шойбнер с трудом приподнял голову и попробовал изобразить кивок.

– Что он говорит? – спросил Пахман.

– Ничего. Просто тупо пялит глаза!

– Что он делает? – с тревогой спросил Пахман.

– Тупо пялит глаза. А что?

От злости Пахман чуть не вывернул руль:

– Выходит, ты не завязал старику глаза?

Грау только кивнул.

Пахман потерял на мгновение дар речи. Потом прошипел:

– Когда тебя делали, старик твой, должно быть, был в стельку пьян.

Пять минут на колонке показались светловолосому вечностью. С небрежным видом, но внутренне весь подобравшись, он облокотился на дверцу машины. Только бы не застонал шеф.

Пахман принес из киоска рядом с колонкой небольшую бутылку «Егермейстера».

– Ну-ка, выпей. Может, это тебя успокоит!

Похоже, водка и в самом деле подействовала. Во всяком случае, Фолькеру заметно получшало. До того самого момента, как у Зоста они попробовали свернуть с главного шоссе.

– А, черт! – прошептал он, вглядываясь вперед. Там сновали люди в коричнево-зеленой форме. На полицейских, скинувших дождевики, заметны были пуленепробиваемые жилеты, у многих на шее висели автоматы.

Грау потянулся за своим «УЗИ».

Но почувствовал, как Пахман положил руку ему на плечо.

– Спокойно. Оставь это барахло внизу. Силой тут не прорвешься. Они превратят тебя в решето.

Пахман сосредоточенно следил за происходившим на перекрестке. Какой-то «фольксваген» и «мерседес» пропущены были одним мановением руки, следовавший за ними «рено», дряхлость которого видна была невооруженным глазом, остановлен.

Оттуда вылезли двое парней и девушка. Парней заставили упереться руками в крышу автомобиля. Пинком полицейский переместил их ноги подальше, так что вся тяжесть тела лежала теперь на руках и никакое сопротивление было невозможно. Двое полицейских обыскивали подозреваемых – под мышками, между ног, за пазухой. Затем внимательно проверены были багажники и кабина, залезли даже под капот двигателя.

– Но зачем они обыскивают «рено»?

Пахман ухмыльнулся.

– Взгляни на волосы этих мальчиков. Длинные космы всегда подозрительны. Внимание, они отъезжают…

Молодым людям разрешили вернуться в машину. «Рено» тронулся, подъехал следующий автомобиль. Короткий взгляд полицейского, взмах руки – путь свободен.

Пахман с невозмутимым видом опустил стекло, положил руку на дверцу. Бросился в глаза перепачканный краской рукав рабочей одежды, самая их надежная маскировка. Небрежно откинувшись назад, человек со шрамом был само добродушие и уверенность.

Настала очередь «транзита».

Подошли двое полицейских.

– Послушай, друг, – громко спросил Пахман одного из них, – до бензоколонки здесь далеко? Еду уже на пределе…

Тот лишь пожал плечами.

– Понятия не имею, мы не отсюда…

Взгляд полицейского задержался на перекрестке, потом он неуверенно показал на юг.

– Если вам на Мёне, то дальше полно деревень. Как-нибудь дотянете!

Пахман довольно кивнул, небрежно отдал честь:

– Спасибо, шеф!

«Транзит» тронулся, свернул налево, миновал стоявшие там грузовики с пополнением – они проскочили

18

Тяжелый туристский автобус трясся уже вдоль Мёнезее. Восточнее Кёрбека по длинному узкому мосту он перебрался на южный берег и покатил вдоль озера в противоположном направлении.

У поворота, круто уводящего вверх к спортивной базе, водитель притормозил. В нерешительности смотрел он на узкую, обсаженную высокими елями дорогу. Уж очень узкой она казалась.

– Спокойно поезжайте дальше! – крикнул Олаф. – Я знаю это место. Там вверху есть где развернуться!

С шипеньем открылись двери. Ренату Краузе и Вейена вынесла наружу толпа напирающих учеников. С криком, смехом, то и дело толкая друг друга, все принялись разбирать багаж, а затем бросились штурмовать стеклянную входную дверь.

Маркус Эгерлунд, верзила в метр восемьдесят девять, самый высокий в классе, оказался первым. Держа в руках чемодан и огромный стереомагнитофон, он плечом толкнул входную дверь. Однако устремиться вверх по лестнице ему помешало неожиданное препятствие.

Перед ним стоял высокий, почти с него ростом худощавый мужчина лет шестидесяти. Редкие, гладко зачесанные назад волосы, слегка впалые щеки, поджатые губы. На нем были серая вязаная куртка, грубошерстные бриджи, серые шерстяные гольфы и лечебные башмаки на деревянной подошве.

– Вы загораживаете дорогу! – заметил Маркус, спиной сдерживая остальных.

– Знаю!

Они взглянули друг на друга в упор. Затем мужчина мягко, но недвусмысленно вытеснил Маркуса обратно во двор, пробился через толпу и отыскал глазами Вейена:

– Вы что, не можете привести в порядок этот сброд?

При слове «сброд» на лице роскошного Траугота появилось страдальческое выражение. Подобная лексика находилась вне его словарного запаса. Чуть позже до него дошло, что говоривший имел в виду его класс. Трау-гот собрался было запротестовать.

– Либо вы немедленно построите группу, как положено, либо тут же отправитесь восвояси. Мы здесь не в какой-нибудь черномазой деревне!

Не обращая больше внимания на Вейена, он направился к автобусу, где водитель как раз запирал багажные отделения.

– Вы читать умеете? – властным голосом спросил он шофера.

– Чуть-чуть, – ответил тот, выпрямляясь, – но если книжка с картинками…

Худощавый даже не улыбнулся:

– Внизу написано – проезд автобусам запрещен. Я не собираюсь каждый год асфальтировать заново площадку. Если в день отъезда вас снова сюда занесет, я заявлю в полицию. Ясно?

– Ну и рожа, – прошептал Оливер Клокке стоявшей рядом с ним Ирис, – вот в ком пропал настоящий фельдфебель!

– Внимание! – снова подал голос худощавый. – Моя фамилия Хольц. Я директор данной туристской базы. Чтоб вам сразу было ясно, здесь царит то, что называется порядком. Вы остаетесь здесь, ждете, пока мы с вашим учителем не распределим вас по комнатам. После этого группами входим в дом. Ставите свои чемоданы и застилаете постели. Потом до обеда комнаты наверху закрываются. Если пойдет дождь, можете собраться в дневном помещении номер три. Во всех остальных случаях место сбора здесь. Все ясно?

– С меня довольно, – заявила Стефания. – Если он будет продолжать в том же духе, у нас будет веселенький отдых.

Хольц повел учителей в дом. Справа, в холле, выходившем окнами на площадку у входа, помещалось нечто вроде конторки, служившей одновременно киоском: рядом с обитой зеленым дверью на зелено'м пластмассовом цоколе размещалась витрина, в которой выставлены были сувениры, почтовые открытки и всевозможные сладости. Три раза в день эта мини-лавка открывалась на полчаса – скромный дополнительный доход, от которого, как правило, никогда не отказываются на турбазах.

     

 

2011 - 2018