Выбрать главу

Завершая этот небольшой исторический экскурс, мы можем сделать некоторые выводы. Вопреки расхожему мнению, евреи были не только среди революционеров, но и по другую сторону баррикад. Возможно, некоторые из этих агентов и официальных сотрудников тайной полиции и думали об изменении к лучшему положения своего народа. Но объективно их деятельность противоречила интересам подавляющего большинства еврейского населения России, всячески ограниченного в правах самодержавием и официальной религией.

Евреи, латыши, негры, китайцы, или «Инородцы» в ЧК: как это было на самом деле

В период Временного правительства политическим сыском занимались органы военной контрразведки, комплектовавшиеся из среды офицерства, где евреев также практически не было.

Положение изменилось после Октября 1917 г., когда среди чекистов оказалось много евреев. Причина этого хорошо определена современным исследователем О.И.Капчинским: «Евреи… по определению не могли являться детьми царских чиновников, дворян и православных священнослужителей — наиболее враждебных большевикам слоев российского общества».

В итоге к концу 1921 г. в органах ВЧК (как в центральном аппарате в Москве, так и в губерниях, областях и автономиях РСФСР, Украины, Белоруссии, Грузии, Армении и Азербайджана) служило (из общего количества 90 тыс. сотрудников) 9 % евреев (также — 77 % русских, 3,5 % латышей, 3,1 % украинцев).[19]

По более раннему периоду 1918–1920 г.г. (включающему «красный террор») точная статистика отсутствует. Современный исследователь Л.Ю. Кричевский, используя анкеты переписи служащих в сентябре 1918 г., пришел к выводу, что национальные меньшинства составляли около 50 % центрального аппарата ВЧК, а их доля на ответственных должностях достигала 70 %. И хотя в статье Л.Ю. Кричевского имеются серьезные неточности («автор не вычленил анкеты солдат воинских частей и служащих ведомственного магазина, в центральный аппарат не входящих и сотрудниками ВЧК вообще не являющихся, поэтому численность представителей нацменьшинств у него получилась несколько приуменьшенной»),[20] тем не менее, сравнение данных анкет переписи служащих с другими архивными материалами (личных дел лиц, входивших в номенклатуру ЦК партии, регистрационных бланков членов партии) позволяют исследователям сделать вывод: «основные тенденции просматриваются верно».[21]

Евреев по состоянию на 25 сентября 1918 г. из 372 сотрудников центрального аппарата ВЧК (включая канцелярских и административно-хозяйственных работников) насчитывалось 35 человек (9,4 %). Для сравнения: 179 (48,1 %) латышей, 113(30,4 %) русских (включая украинцев и белорусов), 23 (6,2 %) поляка и литовца, 4(1,1 %) немца, 3(0,8 %) финна, 2(0,5 %) эстонца, 1(0,4 %)француз, 1(0,4 %) грек, не установленных — 11(2,1 %) (13). Эти данные позволяют сделать исследователям вывод — «70 % сотрудников центрального аппарата ВЧК (без учета обслуживающего персонала) были представителями национальных меньшинств. Хотя эти данные нельзя в полной мере считать репрезентативными, они подводят к выводу о том, что доля нерусских народов была в ВЧК гораздо больше, нежели это считалось в литературе».[22]

Переходя к персональному рассмотрению, отметим, что в первый период истории ВЧК, от ее основания в декабре 1917-январе 1918 г.г. до вооруженного выступления левых эсеров 6 июля 1918 г. из 29 членов ВЧК (термин «Коллегия» появился только в ноябре 1918 г.) насчитывалось 3 еврея: Григорий Давидович Закс (левый эсер, заместитель заведующего Отделом по борьбе с контрреволюцией, и.о. заместителя председателя ВЧК в мае-июне 1918 г.), Михаил Наумович Гуркин (заведующий Отделом по борьбе с преступлениями по должности с апреля по июнь 1918 г., членом ВЧК оставался до июля 1918 г., также левый эсер) и с апреля по июнь того же года — старый большевик Исаак Самойлович Кизильштейн, бывший в течение 2 месяцев представителем Московского совета и Совнаркома Москвы и Московской промышленной области в ВЧК (Московская ЧК была учреждена в декабре 1918 г.). Остальные национальности за этот полугодовой период были представлены 20 русскими, 3 поляками (включая председателя — Феликса Эдмундовича Дзержинского), 2 латышами (знаменитыми Яковом Христофоровичем Петерсом и Мартином Яновичем Лацисом) и одним французом (петербуржцем Георгием Делафаром, поэтом и анархистом).

Из евреев, заведующих отделами, в этот период можно отметить руководившего в апреле 1918 г. Информационным отделом Лурье (подробные сведения неизвестны).

На уровне руководящих работников отделов следует выделить: в Отделе по борьбе с контрреволюцией (Контрреволюционном отделе) — заместителя заведующего уже упомянутого г. Д. Закса, начальника следственной части Александра Иосифовича Ротенберга, заведующего отделением по «немецкому шпионажу» (первое контрразведывауельное подразделение ВЧК) Якова Григорьевича Блюмкина, комиссара Илью Александровича Фридмана, следователя С.Е. Премыслера; в Отделе по борьбе с преступлениями по должности — членов отдела Абрама Хацкелевича (Яковлевича) Беленького и Игнатия Антоновича Визнера.