Выбрать главу

Не менее значимыми для «всеславянского дела» возрождения Восточного фронта Алексеев считал и польские формирования. Из Новочеркасска, через командированных офицеров, в январе 1918 г. генерал стремился наладить контакты с офицерами штаба Польского корпуса, возглавляемого генерал-лейтенантом И.Р. Довбр-Мусницким. 30 мая 1918 г., накануне 2-го Кубанского похода, за подписью Алексеева и Деникина был составлен декларативный документ, выражавший цели армии и важность «славянского единства» в «борьбе против германо-большевизма»: «ставя своей основной задачей борьбу с внешним врагом славянства — германизмом, Добровольческая армии на пути к этой цели имеет вторую серьезную задачу — борьбу с большевизмом, разрушившим Русскую государственность и мешающим воссоздать регулярную армию».

При этом считалось желательным «привлечение вооруженных сил славян на основе их исторических чаяний, не нарушающих единства и целости Русского государства… Добровольческая армия широко раскрывает двери для организации Польской регулярной армии, обеспечивая ей в составе Добровольческой армии независимую организацию на началах союзных войск, но с полным подчинением командованию Добровольческой армии в оперативном отношении». В состав армии предполагалось включение польской бригады. Польские войска «во время пребывания их в Добровольческой армии должны принимать соответственное беспрекословное участие в выполнении необходимых операций против большевиков». Вооружение, снаряжение и денежное довольствие польских войск должно было осуществляться за счет «субсидий союзников», хотя говорилось и о том, что Добрармия «будет братски делиться теми запасами вооружения и материальной части, которые она будет захватывать в своих боевых столкновениях с большевиками и внешним врагом».

Алексеев надеялся на переезд корпуса на Дон и его участие в боевых действиях против красногвардейских отрядов, сосредоточенных на границах Донской области. Однако попытки Алексеева в этом направлении закончились безрезультатно.

В рядах Добровольческой армии — в «Ледяном походе» — участвовал и Добровольческий Карпаторусский отряд. Его создание также связано с поддержкой Алексеевым идеи «славянского единства». В январе 1918 г. отряд сформировал член Русского народного совета Прикарпатской Руси, поручик Г.С. Малец. «Карпаторуссы» призывали к единству с Россией ради сохранения своей национальной самобытности. В 1919 г., в рядах Вооруженных сил Юга России сражался также Славянский стрелковый полк, состоявший из чинов бывшего Чехословацкого батальона и карпаторуссов.

Деятельное участие принимал Алексеев, будучи начальником штаба Верховного Главнокомандующего, и в судьбе сербской армии, вынужденной отступить под натиском превосходящих ее австро-германских сил и эвакуироваться на о. Корфу. Алексеев и сам Главковерх настаивали перед французским командованием на всемерной поддержке сербской армии и многочисленных беженцев. В телеграмме, отправленной в Париж генералу Жилинскому, Алексеев сообщал, что «Государь Император изволил получить… телеграммы от Короля английского и Президента республики с уверением, что все необходимое для спасения сербской армии будет ими сделано. Его Величество поручил мне просить вас сделать со своей стороны настойчивые представления о необходимости скорейшего осуществления данных Сербии обещаний, имея в виду, что не только чувства человеколюбия и уважения к доблести остатков храброй армии, но и простой расчет побуждают нас не останавливаться ни перед какими средствами для спасения кадров армии, могущей вновь возродиться…»

Внимание Алексеева к нуждам «братьев-славян», братьев но оружию, не осталось незамеченным. Сербский консул Цемович опубликовал в прессе интервью, в котором весьма высоко охарактеризовал деятельность Наштаверха: «…У меня составилось представление о лучшем типе русского человека. Мое славянское сердце почувствовало глубокую радость при первом обращении М.В. Алексеева ко мне. Он сразу стал мне близким и тесно родственным. Он говорил со мной, как родной отец, а я ему отвечал, как любящий сын.