Читать онлайн "Хит-парад в Нэшвилле" автора Пендлтон Дон - RuLit - Страница 9

 
...
 
     



Выбрать главу
Загрузка...

— Похоже, ты не хочешь мне помочь, Раймонд.

— Послушай! Подожди! Не думай, что я вожу тебя за нос! Я просто стараюсь объяснить!

— Постарайся чуть получше.

— Понимаешь, я — президент этой компании.

— Понимаю.

— Я — главный администратор. Но, ради Бога, я не владелец фирмы.

— А кто владелец?

— Ну, их очень много. Я даже не знаю, сколько. Я подчиняюсь Нику Копе.

— Ник кто?

— Копа. По буквам: К-О-П-А. Он — контролер. Я имею в виду, что он — местный партнер-собственник.

— Ну, брось трепаться, Раймонд! Что же он такое — контролер или владелец?

— И то, и другое одновременно. Он — местный контролер, представляющий корпорацию владельцев. У него есть партнеры по всей стране.

— Кто, например?

— Будь я проклят, если знаю. Они мне этого не говорят.

— И тебя это никогда не интересовало, а?

— Конечно, интересовало, и еще как. Я не раз об этом думал.

— Подумай еще раз. Напряги-ка мозги, Раймонд!

— Что? Хорошо. В этой сделке участвует «Телебуст». Я думаю, это одна из их компаний-сателлитов.

— Что такое «Телебуст»?

— Они занимаются специальной раскруткой. Ну, ты знаешь, готовят мощные рекламные кампании. Их задача заключается в проталкивании наших артистов на первые места в хит-парадах страны.

— Продолжай соображать!

— Есть еще «Эмси». Они...

— Что такое «Эмси»?

— Это компания звукозаписи. Фирма «Эмси Рекордс». Они специализируются на разработке золотых конвертов для дисков и на телеторговле.

— Расшифруй мне, что это означает.

— Продажа по почте. Ты видел подобную рекламу по телевидению. Что-то в этом роде.

— Что-то я не вижу, чтобы ты горел желанием помочь мне, Раймонд.

— Хорошо, хорошо, только убери револьвер. Голове больно!

— Ей будет больно до тех пор, пока я не получу от тебя кое-что более существенное, чем болтовня о родословной вашей корпорации.

— Я стараюсь тебе это объяснить. Одни и те же люди владеют всеми этими компаниями. Понимаешь? Они также владеют отелями, казино, ночными клубами и прочим. И названий у их фирм свыше сотни. Как, черт побери, я могу знать, кто чем владеет? И как вообще кто-либо может это знать? Ник Копа — единственный, кого я знаю. Он — нэшвилльский контролер, представляющий компанию. Все объединение компаний.

— Ты назвал его еще и партнером.

— Да, в определенном смысле, он — партнер.

— В каком смысле?

— В том смысле, что в Нэшвилле Копа — босс.

— Босс чего?

— Всего, о чем я тебе толкую.

— Но у него есть общенациональные связи?

— А как же.

— С какой семьей?

— О Боже! Я не знаю. Не спрашивай меня об этом. Даже если бы я знал, то не мог бы...

— Нью-Йорк?

— Может быть, Нью-Йорк. А может, Чикаго. Не знаю. Я даже не уверен, что это семейный клан. Организационная структура не похожа на семью. Скорее, это коалиция, корпорация национального масштаба.

— Где штаб-квартира, в Нью-Йорке или Чикаго?

— Может быть, в обоих, а может, и ни в том, и ни в другом. Я не знаю. Можно я встану? От вида крови меня выворачивает наизнанку. Мне надо...

— Еще не время, Раймонд. Сиди и продолжай думать. Ты связал Карла с Ником Копа?

— Боже упаси! Я даже не посмел бы и подумать о...

— С кем же тогда?

— Я не имею права по своей инициативе связываться напрямую с Ником. Когда я ему нужен, он дает мне знать. Но сам я никогда ничего не предпринимаю.

— Через кого, Раймонд?

— Есть здесь один парень... работает на Ника ... напрямую на Ника...

— Это его «лейтенант»?

— Да, что-то в этом роде. Я направил твоего друга к этому парню.

— Каким образом?

— Леонетти должен сказать, что в такое-то время он будет в таком-то месте. Я ему отвечу: «Отлично», и передам кому надо, где он будет.

— Ну, и?..

— Ну, я так и сделал.

— Кому ты сообщил об этом?

— Тому «лейтенанту», о котором говорил.

— У «лейтенанта» есть имя?

— Конечно, есть. Кажется, его зовут Горда.

— А фамилия?

— Вроде бы Маззарелли.

— Горди Мазаррелли.

— Да.

— Скажи мне прямо, Раймонд, без уверток! Как зовут «лейтенанта», к которому ты направил Карла?

— Я же сказал: Горди Маззарелли. Разве я не сказал?

— Значит, ты позвонил Горди Маззарелли и сказал ему, что в такое-то время Карл Леонетти будет в таком-то месте?

— Да, так.

— Что еще ты сказал Горди Маззарелли?

— Больше я ему ничего не говорил.

— Но, конечно же, Горди уже знал, кто такой Карл Леонетти?

— Думаю, что знал.

— Гм! Угу...

— Естественно, я объяснил ему, почему он звонил.

— Гм! Угу...

— Я ему сказал о резервной партии товара.

— А еще о чем?

— Еще сказал, что Леонетти пытается продать... то есть хочет поговорить с кем-нибудь об этой партии.

— И что ответил Горди?

— А? Что?

— Что сказал Горди относительно желания Карла с кем-нибудь поговорить?

— Он сказал: «Хорошо».

— Что «хорошо»?

— Хорошо, он с ним встретится.

— Кто это сказал?

— Горди, Горди Маззарелли сказал, что он с ним встретится. Он встретится с Леонетти и обсудит с ним это дело.

— Взгляни на мою вторую руку, Раймонд. Видишь этот предмет? Знаешь, что это такое?

— Похоже на... Что за черт! Ты что, записываешь наш разговор?

— С самого начала. И знаешь, почему?

— Hex, не знаю.

— Тебе все равно?

— Да.

— Зато Горди может оказаться не все равно.

— Послушай, ты не вздумай!.. Неужели ты хочешь?..

— Назовем это подстраховкой, Раймонд. Я дам Горди послушать эту запись и предложу ему такой же выбор, что и тебе.

— Пожалуйста, не делай этого!

— Не делай чего?

— Не говори Горди, что я указал на него!

— Почему же нет? Если они просто встретились и поговорили...

— Ты знаешь, что я имею в виду! Даже если бы они были давно потерявшими друг друга братьями, а я только свел их вместе, то благодарности я бы за это не дождался! Ты никому не должен говорить, что я проболтался!

— Это не имеет никакого значения, Раймонд. Когда я разделаюсь с Горди...

— Нет, ты не понимаешь! Ты не знаешь, на кого замахиваешься! А я знаю, знаю! У тебя нет никаких шансов. Этот парень — личный телохранитель Ника Копы, а кроме того у него есть еще целый взвод ошалелых головорезов! У тебя нет и тени шанса!

— Вот для этого я и записал нашу беседу. Ты мне поможешь слегка уравнять шансы. Ты ведь окажешь мне посильную помощь, не так ли?

— Я не... Как я могу? Что?..

— Мы с тобой связаны одной веревочкой, Раймонд. И в жизни, и в смерти. Для тебя, парень, сейчас существует только одна логика. Как ты хочешь вести игру?

— Я хочу вести ее как можно дальше от «Безумца» Горди. Давай не будем впутывать его в это дело.

— Это ты так решил.

— Да. Я понимаю, что ты имеешь в виду. Хорошо, послушай! Я не знаю, что они сделали с Леонетти. Я знаю, что он вызвал большой переполох. Я направил его к ним и больше ничего о нем мне не известно. Мне не сказали ни слова. Но я знаю, где его женщина. Давай договоримся: ты отдаешь мне кассету, а я тебе скажу, где она находится. Может быть, она что-то знает.

Но у Болана планы оказались несколько иными.

— Сначала пойдем и найдем ее. А уж затем обговорим сделку. Если, конечно, будет о чем договариваться.

— А если не о чем?

— Тогда мы заключим эту сделку в аду, дружище.

— Я сделаю все, что смогу, — тяжело вздохнул Оксли, признавая свое поражение. Его охватил первобытный страх смерти, говоривший на языке неотразимой логики.

И Мак Болан знал, что этот голос говорил правду.

Он говорил также об отчаянном стремлении выжить. А это уже была логика иного рода.

     

 

2011 - 2018