Выбрать главу

Обострению этой борьбы способствовали приезд в Китай американского философа-прагматиста Джона Дьюи и английского философа Бертрана Рассела и их выступления с лекциями и в печати о том, как они понимают пути развития Китая. Эти ученые относились с огромным уважением к китайской культуре и с симпатией — к борьбе китайского народа за свое национальное и социальное освобождение. Они убеждали своих слушателей в необходимости кропотливой повседневной работы по преодолению отсталости Китая, говорили об отсутствии в Китае социально-экономической и культурной почвы для пропаганды и тем более для реализации социалистических идей. К их выступлениям относились по-разному.

Естественно, что эти выступления поддержал последовательный противник революционных методов преобразования общества, один из наиболее авторитетных политиков и идеологов Лян Цичао. Не вызывала удивления и его достаточно резкая критика попытки распространения социалистических идей на китайской почве. Более значимыми оказались статьи талантливого публициста Чжан Дунсуня, сторонника социалистических идей. Именно как социалист он стремился глубоко проанализировать китайскую действительность и на основе этого ответить на вопрос о возможностях социалистического развития Китая. Таких возможностей на исторически обозримый период он не увидел. Отсюда и его призыв к постепенному преобразованию китайской действительности, к индустриализации страны, развертыванию культурно-просветительной работы, развитию образования, расширению кооперативного движения и к другим конкретным делам, которые изменят Китай. По сути, путь к социализму он видел в развитии капитализма. Он утверждал, что его подход основывается на учении Маркса. Справедливо боясь в этих условиях опошления самой идеи социализма или появления социализма ложного, фальшивого, Чжан Дунсунь утверждал, что «...в Китае сейчас совершенно нет никакой необходимости пропагандировать социализм». Со сходных позиций критиковали идею социалистического развития Китая и друге публицисты (Лань Гуньу, Пэн Иху, Фэй Цзюэтянь).

В конце 1920 — начале 1921 г. эти выступления вызвали резкую отповедь первых сторонников и пропагандистов марксизма в Китае — Ли Дачжао, Чэнь Дусю, Ли Да, Ли Цзи, Ши Цуньтуна и некоторых других. Отвечая на основной тезис противников социализма об отсутствии соответствующих предпосылок в Китае, Ли Дачжао переводит спор как бы в другую плоскость, считая, что для ответа на этот вопрос «...нужно прежде всего ответить на другой вопрос: созрели ли экономические предпосылки социализма в мировом масштабе?» И, естественно, отвечает на это положительно. Эту мысль развивал в своей статье и Ли Да: «Объединившись с трудящимися мирового социализма, китайские трудящиеся сообща раздавят капиталистов и вместе построят социалистическую Поднебесную!» В рамках этого тезиса китайские марксисты развивали мысль о том, что Китай вполне созрел для борьбы за некапиталистическую перспективу развития, за альтернативную капитализму социальную систему. «Возможно, найдутся люди, — писал Цзи Шэн, — которые скажут вам: коммунизм может возникнуть только тогда, когда уже будет капитализм. Отвечайте на это: мы потому и осуществляем коммунизм, чтобы предупредить появление капитализма».

Более того, докапиталистический характер Китая, его экономическая отсталость представлялись многим китайским марксистам преимуществом Китая, благоприятной предпосылкой социалистического развития страны. Полемизируя с этих позиций с противниками пропаганды социализма в Китае, китайские марксисты ощущали недостаточность обращения к идеям Маркса и искали аргументы прежде всего в опыте Октября, в ленинском опыте. Ли Да подчеркивал роль Ленина, который «...сумел не только блестяще раскрыть истинную суть марксизма, но и умело применить его. В этом величие Ленина, и современники должны преклоняться перед ним. Озаренный ленинским светом, марксизм, извращенный Либкнехтом, Бебелем, Бернштейном, Каутским и другими, возродил свою истинную сущность». Не успев достаточно серьезно познакомиться с теоретическим наследием Маркса, первые китайские марксисты сразу же взяли на вооружение ленинизм.

Однако не только молодые марксисты выступили на защиту идей социализма. В полемику включились и другие сторонники социалистического развития Китая. Так, сподвижник Сунь Ятсена Фэн Цзьпо в брошюре «Социализм и Китай» (1920) восторженно пропагандирует идею социализма как средство спасения и возрождения Китая. Характерно, что аргументация этого приверженца суньятсенизма, и прежде всего его убеждение в том, что отсталость Китая благоприятствует переходу страны на социалистический путь развития, во многом совпадала с аргументацией китайских марксистов. Фэн Цзыю высказывал уверенность, что уже пришло время для осуществления в Китае социализма и что, опираясь на опыт русских большевиков, можно быстро добиться успеха: «Не пройдет и десяти лет, как в Китае будет построено социалистическое государство».

На защиту идей социализма выступили и анархисты, игравшие уже заметную роль в идейно-политической жизни Китая, возглавлявшие ряд рабочих профсоюзов, издававшие несколько десятков журналов и газет. Однако анархисты не только выступали в защиту социалистических идей, не только отстаивали представления о необходимости и возможности социалистического развития Китая, но и остро полемизировали с марксистами. Они расходились с ними прежде всего в оценке опыта русской революции. Они критиковали большевиков за установление диктатуры, полагая, что любая диктатура, в том числе и диктатура пролетариата, неизбежно ведет к деспотизму. «Мы не признаем власти капиталистов, не признаем власти политиков. Равным образом мы не признаем и власти рабочих», — так было написано в статье «Мы против большевиков» в анархическом журнале «Фэндоу». Марксисты, естественно, выступили в защиту своего понимания опыта русских большевиков, в защиту самой идеи диктатуры пролетариата.

«Как мы видим, — подчеркивал Л.П. Делюсин, первым обративший наше внимание на историческое значение этого "спора", — в дискуссии о социализме затрагивались весьма важные проблемы, теоретическое решение которых должно было оказать (и действительно оказало) влияние на характер политической деятельности активной и сознательной части китайского общества, помочь ей в определении целей и средств борьбы за новый Китай». Реформисты-прагматики, выступавшие против постановки непосредственно социалистических задач, успеха в этом споре не имели, не получили поддержки основной массы ищущей молодежи. Иное дело сторонники немедленного социалистического переустройства Китая — они явно выигрывали в этом споре, привлекли симпатии к идеям социализма, создавая определенную массовую базу для их распространения.

Этот успех не был случайным, он во многом объяснялся политическим нетерпением и радикализмом патриотически настроенной молодежи, искавшей простых и быстрых решений трудных проблем национального и социального освобождения страны. И первые китайские марксисты-ленинцы такие решения предлагали. При этом важно отметить, что сами сторонники марксизма и ленинизма расценивали предлагаемые ими решения как радикальный разрыв с традиционной идеологией, с традиционными социально-политическими порядками, хотя на самом деле эти марксистские рецепты обновления Китая в наибольшей степени соответствовали традиционному типу общественного сознания с его стремлением к восстановлению «справедливого» и «гармоничного» социального порядка через тотальное регулирование всей жизни общества мощным государством. И в этом соответствии, в этом созвучии одна из главных причин нараставшего идейно-политического успеха революционеров-утопистов.

Революционеры-утописты одержали победу над реформаторами-прагматиками в литературно-теоретическом споре, который постепенно перерастал в спор идейно-политический, существенно сказавшийся на всей последующей истории Китая.

2. Образование коммунистической партии Китая (КПК)

Возросшая идейно-политическая активность первых сторонников марксизма-ленинизма привлекла внимание Коминтерна. В апреле 1920 г. группа владивостокских коммунистов во главе с Г.Н. Войтинским направилась в Китай с целью изучения политической ситуации и установления связей с прогрессивными деятелями. Эта группа быстро нашла взаимопонимание с китайскими сторонниками марксизма. По ее инициативе и при ее помощи стали создаваться первые марксистские кружки. В июле 1920 г. первый кружок был организован в Шанхае, его руководителем стал Чэнь Дусю. В октябре 1920 г. под руководством Ли Дачжао был создан кружок в Пекине. Кружки возникли также в Чанша (руководитель Мао Цзэдун), Гуанчжоу, Ухане, Цзинане и среди китайских эмигрантов в Токио. В феврале 1921 г. предпринимается попытка организовать кружок среди китайской молодежи во Франции. Из этого марксистского кружка вышло много будущих видных деятелей КПК (Чжоу Эньлай, Дэн Сяопин, Ли Лисань, Чэнь И, Ли Фучунь, Не Жунчжэнь, Ли Вэйхань и др.). Фактическое руководство деятельностью кружков осуществлял журнал «Синь циннянь», который с осени 1920 г. стал (не без финансовой поддержки Коминтерна) по сути первым политическим органом коммунистического движения в Китае, а его обновленную редакцию (после того как из-за несогласия с новой ориентацией журнала его покинул Ху Ши) возглавил Чэнь Дусю.