Выбрать главу

Шипастые плети тут же обвились вокруг капеллана и сжались, не давая ему двигаться. Кассий рывком высвободил руку и ударил по жилам крозиусом. Силовое поле разрядилось, искромсав живые путы на кусочки и освободив космодесантника, который принялся с удвоенным рвением пробиваться к тираниду-воину.

Символизм войны намертво врезается в память каждого капеллана. Так же как командир обязан знать тактические постулаты Кодекса Астартес и уроки, извлеченные орденом из прошлых сражений, капеллану должно ведать, какие образы и ощущения способны вызвать в его боевых братьях еще большую ярость, непреклонность или гордость. Капеллан сам обязан стать таким образом; когда Кассий стоял за кафедрой, цитируя Кодекс или рассказывая о великих деяниях лорда Жиллимана и героев ордена, он — так же как какой-нибудь витраж или статуя — становился воплощением идеалов Ультрамаринов. Когда он давал наставления братьям, которые небрежно относились к своим обязанностям, то становился олицетворением самого примарха. В такие моменты лицо Кассия обычно скрывала капелланская маска-череп или же его собственная маска из кости и рубцовой ткани.

И сейчас, в гуще сражения, когда Ультрамаринам требовался символ ярости и непримиримости, Кассий стал этим символом. Боевые братья увидели, как он бросился на тиранидского воина, невзирая на его пушку-удавитель и парные костяные мечи.

Когда тварь нависла над ним, Кассий вскинул Инфернус, свой комбиогнемет, и выпустил струю жидкого пламени прямо в морду организма-воина. Ксенос с визгом отшатнулся, плоть вокруг его пасти обуглилась и местами полностью сгорела. Кассий тем временем нанес удар по задней конечности чудовища, и с ласкающим слух хрустом навершие крозиуса пробило хитиновый экзоскелет, разорвав в клочья тянущиеся внутри мышцы и ткани.

Тиранид-воин припал на одно колено, однако не утратил скорости, и Кассий едва успел отбить костяной меч, нацеленный ему в голову. Второй выпад пришелся в плечо, но прошел по касательной. Тем не менее силы удара хватило, чтобы развернуть капеллана вокруг оси. Первый клинок вновь метнулся к Кассию, и тот вынужденно вскинул крозиус, отчаянно пытаясь защититься. Но внезапно существо качнулось в сторону, и меч, вместо того чтобы пронзить голову космодесантника, с треском воткнулся в землю, пока чужак пытался восстановить равновесие.

Восемь Ультрамаринов вышли вперед, поливая громадное чудовище яростным огнем. Сердца Кассия наполнились гордостью, когда он увидел новоприбывших. У каждого на правом наплечнике красовался символ в виде пронзенного тиранидского черепа, а броню плотно покрывали почетные свитки, развевающиеся на токсичном ветру. Выкрашенные в белый цвет шлемы выдавали в них боевых ветеранов, а четкая слаженность действий, с которой они вели наступление, служила тому доказательством. То были бойцы, закаленные в адском кошмаре Тиранидских войн, и они хорошо знали свое дело. Организм-воин протяжно взвыл. Ультрамарины не просто подпалили и поцарапали его костяную броню. От разорванной плоти поднимался дым: специально синтезированная биокислота, которой был начинен каждый болт, начала пожирать существо изнутри.

Почти сокрушенный мучительной болью, ксенос развернулся навстречу этой новой угрозе, на мгновение забыв о Кассии и нацелив пушку-удавитель на ветеранов.

Капеллан вскочил, дважды выстрелил в нижнюю челюсть тиранида. замахнулся крозиусом и нанес удар сверху вниз. Силовое поле оружия, которое к тому моменту успело перезарядиться, вспыхнуло вновь. Прикрывающий грудину воина хитин раскололся, и Кассий вонзил навершие глубоко в грудную клетку чудовища. Пронзенный вычурными орлиными крыльями организм-воин содрогнулся. Конечности с костяными мечами дернулись в последний раз и безвольно повисли. Капеллан выдернул крозиус, и ксенос рухнул ничком, истекая кровью из развороченной грудной клетки.

— Так будет с каждым из вашего поганого рода, — процедил Кассий.

Он снова взмахнул крозиусом и обрушил его на череп тиранида. Тот разлетелся окровавленными костяными осколками.

Ветераны Тиранидских войн уважительно кивнули Кассию, после чего перезарядили болтеры свежими магазинами с «адским пламенем» и стали выискивать новые цели. Остался лишь один воин, облаченный в черный доспех. Почти такой же черный, как у самого капеллана. Вместо перевернутой омеги Ультрамаринов на его наплечнике красовались две скрещенные косы такого же кислотно-желтого цвета, что и солнце Колована.