Читать онлайн "Клуб серийных убийц" автора Пови Джефф - RuLit - Страница 6

 
...
 
     


2 3 4 5 6 7 8 9 10 « »

Выбрать главу
Загрузка...

— Это хорошая группа. Их альбом на третьем месте. Ты можешь говорить все, что хочешь, Кэрол, но с этим ты спорить не станешь. Они на третьем месте.

Кэрол фыркнул, изо рта у него пахло так, что меня затошнило.

— До тебя просто не доходит, правда, Дуги? Ты не видишь картину в целом.

— Мне кажется, я вижу вполне достаточно.

— Человек вроде меня, Дуглас — ну, то есть я — видит картину целиком и видит, что за ней стоит.

— Говоришь, видишь, что за ней стоит? А это далеко? Ты видишь на целые мили?

Кэрол готов взорваться.

— Это не вопрос расстояния. Я имею в виду, это вообще не материально. Это не просто физическое состояние… Я вижу, что стоит за ней, но не могу сказать, насколько далеко.

Я притворяюсь увлеченным и в то же время осознаю кое-что — я хочу только шутить и ничего больше.

— Это как-то далеко от меня, Кэрол.

— Точно. Об этом я и го… — Кэрол медлит, решая, признавать ли себя одураченным моим блестящим каламбуром. Он пытался уйти от ответа, издав недовольное восклицание, а потом наклоняется вперед и запускает орешком в бутылку «Джека Дэниэлса». — Животные.

— Чего? — я смотрю на Кэрола, не в силах понять, как это он, словно кенгуру, перепрыгивает с одной темы на другую.

— Возьмем животных. Они живут сложной и полноценной жизнью и при этом совершенно не страдают от комплексов. По природе своей они представляют из себя только то, что должны представлять, — и им этого более чем достаточно. Ты никогда не увидишь носорога, который носит бейсболку, чтобы больше понравиться своим братьям.

— Это ведь просто потому, что никому бы не удалось сделать такую большую бейсболку.

Кэрол медлит и еще раз вздыхает. Мои шутки унижают его, но он не хочет это признавать.

— Ты как утомителен, Дуглас. У Чака неплохое чувство иронии, а ты вообще ничего не способен понять и развлекаешься детскими шуточками. Это просто жалкая попытка справиться с отталкивающим ощущением опасности и полным отсутствием тяги к самопознанию.

В этот момент я понимаю, что ненавижу Кэрола.

Он устало пожимает плечами.

— Какого черта? Думаю, люди вроде тебя тоже занимают какое-то место в этом мире — то или иное. Я имею в виду, что, если бы рядом не было тебя, я никогда бы не понял, насколько умен я сам. — Кэрол смеется, словно это была лучшая шутка в мире, и я чувствую, как его здоровенная рука ерошит мои волосы, как будто я какой-то большой ребенок.

Я тоже смеюсь вместе с ним, поскольку понимаю, что мне предстоит сделать сегодня ночью. Вот тогда-то я и докажу ему, что куда умнее его; что он по сравнению со мной просто ничтожество.

Если говорить абсолютно честно, я просто с нетерпением жду, когда же он присоединится к списку бывших членов клуба, в котором на данный момент были: Рэкел Уэлч, Лоуренс Оливье, Таня Роберте, Стэн Лаурел, Рэнди Квайд, Бригитта Нильсен, Эррол Флинн, Дом де Луи, Дорис Дэй, Роджер Мур, Хэмфри Богарт, Джерри Льюис, Рок Хадсон и Дин Мартин.

Это будет весело.

Отлично исполнено

Я бегу всю дорогу. Я в отличной форме и могу бежать целую вечность, если захочу. Когда я был моложе, хотел стать бегуном на длинные дистанции. Я хотел участвовать в забегах с дистанцией в сто миль, а может, это только один круг на сто миль, а во всей дистанции — пятьдесят кругов и я бы только начал бег. Мне бы хотелось обежать вокруг всего земного шара, но Кэрол живет ближе, так что я бегу только до его дома.

К тому времени, когда я прибываю на место, я промокаю до нитки и, взглянув в хмурое, грозовое небо, снова думаю, что этот город лучше всего было бы использовать для реабилитации поджигателей.

Кэрол выглядит ужасно огромным и злющим и поэтому считает, что в его крошечную квартирку никто не полезет, так что, чтобы попасть внутрь, мне не требуется ни особых умений, ни воображения. За несколько лет общения с серийными убийцами я выяснил, что они считают себя неуязвимыми для прочих мелких преступников — ведь они такие страшные и ужасные, что ни одному человеку в здравом уме не придет в голову как-то обидеть их. Они неприкосновенны, как члены королевской семьи. Серийный убийца начнет возмущаться, даже если ему выпишут штраф за парковку в неположенном месте.

Что касается Кэрола, вряд ли какого-нибудь вора могло бы заинтересовать что-то из его вещей, если только вор не собирается защищать докторскую диссертацию. В доме у него только бесконечные ряды книжек, которые выглядят ужасно важными. И заглавия у книг солидные, серьезные, никакой игры слов. «Психология: путь вперед», «Психоанализ: путь назад», «Теория Юнга: взгляд со стороны», «Сказки братьев Гримм». Я убежден, что из всех этих книг Кэрол читал и понял только последнюю. В его крошечной захудалой квартирке на первом этаже, состоящей из кухни, гостиной и спальни, всегда стоит какой-то отвратительный, кислый запах. Он заполняет собой все. Я никак не мог понять, как Кэролу удается сосуществовать с этой вонью, и потому начинаю рыскать по квартире в поисках источника запаха. В конце концов я натыкаюсь на тюбик с цементом для протеза у него в ванной — он стоит в стаканчике вместе со специальной зубной щеткой с двумя насадками, еще одним тюбиком пасты и порошком для десен. Я отвинчиваю крышечку и в ужасе отшатываюсь. Вонь от этой дряни достает до небес, и могу поклясться, что от нее у меня даже в глазах защипало. Я улыбаюсь про себя, потому что понимаю, что Кэрол и сам несовершенен, раз пал жертвой одного из величайших маркетинговых ходов нашего века. Такой вонючий цемент требует покупки в три раза больше зубной пасты, чем нужно, чтобы хоть частично приглушить запах изо рта. Я так очарован этим открытием, что едва не пропускаю момент, когда открывается входная дверь. Я мгновенно замираю. Следующие несколько секунд, как обычно, уходят на то, чтобы найти равновесие между вполне естественным ужасом и необходимостью сохранять хладнокровие. Эта часть моей работы никогда не становится проще. Я изо всех сил стараюсь думать о хорошем, борясь со всепоглощающим ужасом. Я пытаюсь представить себе футбольных защитников, которые собираются сделать бросок на сорок ярдов, в то время как восемь парней, каждый из которых весит по сто двадцать килограммов, готовятся прыгнуть на них. Я думаю о том, какая для этого требуется ясность мысли. Иногда я представляю себя на месте людей, которые строят последний этаж нового небоскреба. Они работают там, высоко-высоко, бросая вызов всем ветрам и открыто насмехаясь над земным притяжением. Они продолжают смешивать цемент и укладывать кирпичи один на другой, как будто в этом мире им не о чем беспокоиться, — я считаю, что именно это и означает слово «героизм».

Я слышу, как Кэрол ходит по своей квартире и, наверное, удивляется, почему открыто окно и почему повсюду разбросаны его вещи. Как я уже говорил, убийцы не верят в то, что их могут ограбить, так что он, очевидно, вырабатывает какую-нибудь менее тривиальную теорию — например о том, что в его квартиру забралась очень большая кошка или даже носорог в бейсболке. Я знаю, что до того, как он меня обнаружит, пройдет от пяти до десяти секунд. Это тот самый момент, когда я думаю о защитнике и о строителе, о защитнике и о строителе, и все это идет у меня в голове по кругу, пока ко мне не возвращается уверенность, и я окончательно понимаю, что возврата уже нет.

— Эй? Тут есть кто-нибудь? — Кэрол входит в гостиную и включает бра. Это хорошо. Чем меньше света, тем лучше. Свет добавляет резкости, полутьма — таинственности и легкий флер черно-белого кино. Настоящая Кэрол Ломбард это оценила бы.

Кэрол присвистнул.

— Здесь кошка… Эй… Кис-кис?

Я в последний раз глубоко вздыхаю и выхожу из ванной, подняв руки вверх, показывая, что я беззащитен и абсолютно безвреден.

— Кэрол, я тут подумал… насчет того, что ты говорил в клубе.

Кэрол так и застывает на месте, онемевший, совершенно выбитый из колеи.

     

 

2011 - 2018