Выбрать главу

Изабо вскинула голову, ее голубые глаза сверкнули. Она с волнением посмотрела на ведьм.

— Подойди сюда, Бо, — сказала Мегэн, и Изабо услышала в ее голосе гордость. Она подбежала к опекунше и опустилась перед ней на колени. — Сколько раз я должна повторять, чтобы ты делала только то, что тебе велят, и ничего больше! — заворчала лесная ведьма. — Ты должна научиться послушанию и смирению!

— Да, — кротко сказала Изабо, слишком счастливая, чтобы огрызаться.

— Протяни руку.

Изабо повиновалась, чувствуя, что на глаза наворачиваются слезы, когда Мегэн медленно сняла со среднего пальца кольцо с лунным камнем и надела его на палец Изабо. Камень был небольшим и безупречно круглым, а серебряная оправа напоминала две охраняющие руки.

— Изабо, с этим кольцом ты входишь в Шабаш Ведьм. Знай, что ты обязана искать знание и использовать Единую Силу мудро и осторожно. Знай, что ты сделала первый шаг по пути, который может быть полон опасностей и одиночества. Знай, что ты должна использовать Единую Силу только для того, чтобы учить, исцелять и помогать, а не для того, чтобы причинять боль или вред. Знай, что обращение к Единой Силе несет в себе опасность, как и любая власть. Поклянись же мне, что ты знаешь и будешь помнить об этом!

— Клянусь, — сказала Изабо и посмотрела вниз, на лунный камень, играющий на ее

правой руке. Потом, как требовал обычай, она отдала опекунше кольцо, которое сделала сама, с удивлением заметив, что строгие темные глаза повлажнели.

Мегэн с улыбкой поблагодарила ее, затем сказала:

— Именем Учения Шабаша Ведьм клянись говорить лишь ту истину, что хранится в твоем сердце, ибо ты должна быть мужественной; клянись, что не будешь использовать Силу, чтобы получить власть над другими людьми, ибо каждый человек должен сам выбрать свой путь. Ты должна использовать Единую Силу с открытым сердцем, холодным умом и неколебимым мужеством. Клянешься ли ты в этом?

— Клянусь. Да будет мое сердце добрым, мой ум ясным, мой дух смелым.

— Но знай, Изабо, что во времена смуты и раскола, в которые мы живем, надо выбирать, как и когда говорить истину. Слишком многие ведьмы погибли или были изгнаны из-за недостатка осторожности. Ты всегда была озорной — я помню, как в Кариле ты чуть было не выдала нас! Смотри слушай и будь осторожна.

Сейшелла наклонилась вперед и пристально посмотрела в глаза Изабо.

— Изабо, настали трудные времена. Шабаш Ведьм уничтожен, его члены мертвы или вынуждены скрываться, многие знания утрачены. Ты теперь признанная ведьма, хотя и простая ученица. Ты должна учиться везде, где только сможешь. Ты должна изо всех сил стараться обрести знания и мастерство, ибо вскоре наступит час, когда каждая ведьма на счету. Ты понимаешь?

— Да, колдунья Сейшелла.

Йорг наклонился и взял руки Изабо в свои хрупкие птичьи лапки.

— Не переживай, милая, что не смогла ясно видеть. Пелена спадет, когда придет время, и ты увидишь и услышишь то, что сейчас скрыто от тебя. Верь в это, и да будет с тобой благословение Эйя!

— И с тобой, — отозвалась Изабо, и он осторожно сжал ее руку, прежде чем отклониться назад, чтобы пропустить седовласую незнакомку. Та опустилась на колени рядом с Изабо и горячо обняла только что принятую ученицу, чем немало ее удивила.

— Ты держалась хорошо, очень хорошо. Я горжусь тобой. Ты выполнила все задачи, а на такое способны немногие.

Она взглянула на Мегэн и пробормотала:

— Это гораздо больше, чем могла бы сделать я сама.

Потом она снова обняла Изабо, запустив пальцы в ее непокорные рыжие кудри.

— Я счастлива видеть тебя такой сильной и красивой. Добро пожаловать в Шабаш, пусть даже в эти мрачные и опасные времена. Береги себя. Я не вынесу. Довольно уже смертей и боли. Будь осторожна, Изабо, и пусть дух твой будет чист.

— Я обещаю, — ответила Изабо, немного удивленная волнением, прозвучавшим в голосе ведьмы.

— Ну, что ж, — сказала Сейшелла. — Испытание было долгим! Теперь можно позволить себе отдохнуть! Не знаю, как Изабо, а я падаю с ног!

— Не сейчас, — покачала головой Мегэн.

Изабо оторвалась от созерцания своего лунного камня. Она хорошо знала нотки, прозвучавшие в голосе опекунши. Что-то было не так. Мегэн подошла к костру и сказала:

— Я вынуждена устроить Изабо еще одно Испытание.

— Ты с ума сошла? Сейчас польет как из ведра! — и в самом деле начинался дождь. По земле застучали первые тяжелые капли. По озеру загуляли белые барашки. Мегэн кивнула с таким мрачным лицом, что Изабо снова почувствовала страх.

— Кто-то разрушил защитные заклятия, охраняющие вход в долину. За двадцать лет, что я здесь прожила, это случилось впервые. Я не могла остановить Испытания, которого так долго ждала и изо всех сил старалась дать Изабо шанс. Но животные рассказали мне о большой группе Красных Стражей и о крылатой фигуре — заяц назвал ее призраком.

Сейшелла и Йорг разом вскочили в смятении.

— Надо бежать!—воскликнула Сейшелла. — Мы не сможем противостоять месмерду !

— Они уже обыскивают долину, — угрюмо сказала Мегэн. — Звери сообщают мне, где они. Скоро они заметят наш костер. Мы должны сбить их с толку и встретиться в доме-дереве. Постарайтесь сбить их со следа; если понадобиться, прячьтесь на деревьях — Красные Стражи не найдут вас там.

— А как же месмерд ? — сердито спросила Сейшелла. — Ведь он-то может летать!

— Избегайте его любой ценой, — сказала Мегэн, и в тот же миг Изабо испуганно вскрикнула. Среди деревьев показались красные пятна — к ним бежали солдаты. Их было человек шестьдесят и, судя по лицам, они заметили пятерых ведьм.

— Я хочу устроить Изабо Испытание Огня на уровень колдуньи, — сказала Мегэн.

Незнакомая ведьма взглянула на Изабо своими синими глазами.

— Уровень колдуньи? Ты думаешь, она к нему готова?

— Во имя Прях, поторопитесь, — воскликнула Сейшелла.

— Что это? — вскрикнула Изабо, когда Красные Стражи бросились к ним, выхватывая мечи из ножен.

Все доказательства колдовства были налицо: круг и пентаграмма, начерченные на земле, чаша с водой и горшок с землей, расплетенные волосы и унизанные кольцами пальцы ведьм. Пленение грозило им неминуемым сожжением.

Мегэн схватила Изабо за руку.

— Испытание Огня на уровень колдуньи — использовать пламя как оружие, — сказала она. — Давай, Изабо!

Изабо метнула в солдат огромный огненный шар и сама удивилась, когда солдаты разразились криками, а один закружился, пытаясь сбить охватившее его пламя. Закусив губу, она метала шары один за другим, но солдаты все шли и шли. Рядом с ней скорчился Йорг, даже не пытавшийся защититься от града стрел, которым осыпали их арбалетчики. Не задумываясь, Изабо отразила стрелы и воздвигла перед солдатами огненную стену. Внезапно сверху камнем упал ворон Йорга, хлопая крыльями по головам нападающих. Сейшелла кричала что-то ветру, обрушивая на головы Стражей всю ярость бушевавшей грозы. Пятеро гонимых сбились в кучку в самом сердце бури.

Незнакомая ведьма взяла ладони Изабо в свои.

— Мне пора. Ты была великолепна. Не бойся своей Силы. Она способна творить ужасные вещи, но ты можешь использовать ее, чтобы творить добро. Помни об этом, и не сворачивай со своего пути,

Изабо старалась сдержать рыдания. Она впервые причинила вред живому, но все же не жалела о своем поступке, — в противном случае все пятеро попали бы в тюрьму или закончили свои дни на костре.

— Помни, чему учила тебя Мегэн; она была тебе лучшей матерью, чем любая другая женщина. — Голубоглазая ведьма поцеловала Изабо, потом обняла Мегэн.

— Береги себя, Ишбель, — сказала Мегэн с выражением огромной грусти на лице. — Кто знает, увидимся ли мы еще раз?

— Не знаю, — в голосе голубоглазой ведьмы прозвучала такая тоска, что у Изабо навернулись слезы на глаза. — Если Пряхи пожелают, наши пути пересекутся снова. Но сейчас я должна идти,

Изабо изумленно вскрикнула, поняв, кем была незнакомка, но та уже уносилась прочь. Она взвилась в воздух и улетела, как перышко, подхваченное ветром, только мелькнули серебристые волосы. Изабо ахнула и протянула руку, точно пытаясь удержать ее, но было уже поздно, Ишбель скрылась за скалой.