Читать онлайн "Коллективные стихотворения" автора Дельвиг Антон Антонович - RuLit - Страница 1

 
...
 
     


1 2 3 4 5 « »

Выбрать главу
Загрузка...

Антон Антонович Дельвиг

Коллективные стихотворения

____________________

А.А.Дельвиг. Сочинения

Л., "Художественная литература", 1986

OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru

____________________

СОДЕРЖАНИЕ

1. "Там, где Семеновский полк…"

2. Певцы 15-го класса

3. Элегия на смерть Анны Львовны

4. "Наш приятель, Пушкин Лев…"

СТАТЬИ ИЗ РАЗДЕЛА "СМЕСЬ" "ЛИТЕРАТУРНОЙ ГАЗЕТЫ"

5. "С некоторых пор журналисты…"

6. "Новые выходки противу так называемой литературной нашей аристократии"

1

Там, где Семеновский полк, в пятой роте, в домике низком,

Жил поэт Баратынский с Дельвигом, тоже поэтом.

Тихо жили они, за квартиру платили не много,

В лавочку были должны, дома обедали редко.

Часто, когда покрывалось небо осеннею тучей,

Шли они в дождик пешком, в панталонах трикотовых тонких,

Руки спрятав в карман (перчаток они не имели!),

Шли и твердили, шутя: "Какое в россиянах чувство!"

1819

2. ПЕВЦЫ 15-ГО КЛАССА

Князь Шаховский согнал с Парнаса

И мелодраму, и журнал;

Но жаль, что только не согнал

Певца 15-го класса.

Но я бы не согнал с Парнаса

Ни мелодраму, ни журнал,

А хорошенько б откатал

Певца 15-го класса.

Не мог он оседлать Пегаса;

Зато Хвостова оседлал,

И вот за что я не согнал

Певца 15-го класса.

(Теперь певцы поют сами)

Хотя и согнан я с Парнаса,

Всё на Песках я молодец:

Я председатель и отец

Певцов 15-го класса.

Я перевел по-русски Тасса,

Хотя его не понимал,

И по достоинству попал

В певцы 15-го класса.

Во сне я не видал Парнаса,

Но я идиллии писал

И через то уже попал

В певцы 15-го класса.

Поймав в Париже Сен-Томаса,

Я с ним историю скропал

И общим голосом попал

В певцы 15-го класса.

Я конюхом был у Пегаса,

Навоз Расинов подгребал,

И по Федоре я попал

В певцы 15-го класса.

Я сам, Княжевич, от Пегаса

Толчки лихие получал

И за терпение попал

В певцы 15-го класса.

Хотел достигнуть я Парнаса,

Но Феб мне оплеуху дал,

И уж за деньги я попал

В певцы 15-го класса {*}.

Кой-что от русского Парнаса,

Я не прозаик, не певец,

Я не 15-го класса,

Я цензор – сиречь – я подлец.

1822

Сочинил унтер-офицер
Евгений Баратынский с артелью
{* В сенате – третьего я класса,
А здесь – в 15-й попал.}
3. ЭЛЕГИЯ НА СМЕРТЬ АННЫ ЛЬВОВНЫ

Ох, тетенька! ох, Анна Львовна,

Василья Львовича сестра!

Была ты к маменьке любовна,

Была ты к папеньке добра,

Была ты Лизаветой Львовной

Любима больше серебра;

Матвей Михайлович как кровный

Тебя встречал среди двора.

Давно ли с Ольгою Сергевной,

Со Львом Сергеичем давно ль,

Как бы на смех судьбине гневной,

Ты разделяла хлеб да соль.

Увы! Зачем Василий Львович

Твой гроб стихами обмочил,

Или зачем подлец попович

Его Красовский пропустил!

1825

4

Наш приятель, Пушкин Лев,

Не лишен рассудка:

И с шампанским жирный плов,

И с груздями утка

Нам докажут лучше слов,

Что он более здоров

Силою желудка.

Федор Глинка молодец -

Псалмы сочиняет,

Его хвалит Бог-отец,

Бог-сын потакает;

Дух святой, известный лжец,

Говорит, что он певец…

Болтает, болтает.

1826 или 1827
СТАТЬИ ИЗ РАЗДЕЛА "СМЕСЬ" "ЛИТЕРАТУРНОЙ ГАЗЕТЫ"

5

С некоторых пор журналисты наши упрекают писателей, которым не благосклонствуют, их дворянским достоинством и литературною известностию. Французская чернь кричала когда-то: "Les aristocrates a la lanterne!" {Аристократов на фонарь (фр.).- Ред.}. Замечательно, что и у французской черни крик этот был двусмыслен и означал в одно время аристократию политическую и литературную. Подражание наше не дельно. У нас, в России, государственные звания находятся в таком равновесии, которое предупреждает всякую ревнивость между ними. Дворянское достоинство в особенности ни в ком не может возбуждать неприязненного чувства, ибо доступно каждому. Военная и статская служба, чины университетские легко выводят в оное людей прочих званий. Ежели негодующий на преимущества дворянские не способен ни к какой службе, ежели он не довольно знающ, чтобы выдержать университетские экзамены, жаловаться ему не на что. Враждебное чувство его, конечно, извинительно, ибо необходимо соединено с сознанием собственной ничтожности; но выказывать его неблагоразумно. Что касается до литературной известности, упреки в оной отменно простодушны. Известный баснописец, желая объяснить одно из самых жалких чувств человеческого сердца, обыкновенно скрывающееся под какою-нибудь личиною, написал следующую басню:

Со светлым червячком встречается змея

И ядом вмиг его смертельным обливает.

"Убийца! – он вскричал, – за что погибнул я?"

"Ты светишь", – отвечает.

Современники наши, кажется, желают доказать нам ребячество подобных применений и червяков и козявок заменить лицами более выразительными. Все это напоминает эпиграмму, помещенную в 32-м Ќ "Литературной газеты".

6

Новые выходки противу так называемой литературной нашей аристократии столь же недобросовестны, как и прежние. Ни один из известных писателей, принадлежащих будто бы этой партии, не думал величаться своим дворянским званием. Напротив, "Северная пчела" помнит, кто упрекал поминутно г-на Полевого тем, что он купец, кто заступился за него, кто осмелился посмеяться над феодальной нетерпимостию некоторых чиновных журналистов. При сем случае заметим, что если большая часть наших писателей дворяне, то сие доказывает только, что дворянство наше (не в пример прочим) грамотное: этому смеяться нечего. Если же бы звание дворянина ничего у нас не значило, то и это было бы вовсе не смешно. Но пренебрегать своими предками из опасения шуток гг. Полевого, Греча и Булгарина не похвально, а не дорожить своими правами и преимуществами глупо. Недворяне (особливо не русские), позволяющие себе насмешки насчет русского дворянства, более извинительны. Но и тут шутки их достойны порицания. Эпиграммы демократических писателей XVIII-го столетия (которых, впрочем, ни в каком отношении сравнивать с нашими невозможно) приуготовили крики "Аристократов к фонарю" и ничуть не забавные куплеты с припевом "Повесим их, повесим". Avis au lecteur {Предупреждение читателю (фр.).- Ред.}.

     

 

2011 - 2018