Выбрать главу

– По крайней мере первая женщина, которую я выиграл в карты.

Франческа вспыхнула.

– Боюсь, что ничего веселого в этом нет, – резко ответила она.

Он вздохнул.

– Да. Думаю, вы правы. – Некоторое время он молча смотрел на нее, потом взял свой бокал и обратился к ней: – За что мы пьем?

– Я не пью совсем, спасибо большое.

– Вы не любите шампанское?

– Не в этом дело.

– Если хотите, мы можем заказать вино или аперитив.

Она глубоко вздохнула:

– Я не хочу пить, мистер Донелли.

– Макс. Мы уже договорились об этом, помните? – В его голосе внезапно прорвались резкие нотки. – Может быть, на сегодня нам следует отбросить все земные правила? Если вы хотите возместить долг вашего сводного брата.

– Если? – недоверчиво засмеялась она. – Поверьте, иначе я бы не сидела здесь.

– Да? – Едва заметная лукавая улыбка мелькнула на его лице. – Франческа, я же предоставил вам выбор, помните, в машине? Я предложил отвезти вас в Монако. Но вы решили ехать со мной.

– Потому что я хотела заплатить долг брата. – Она гордо вскинула подбородок.

– Правильно. А это означает, что вы согласились выпить со мной, поужинать.

– Но я не рассчитываю получить от всего этого удовольствие.

– Эта фраза не идет вам, cara, – резко произнес он. Прошло некоторое время, прежде чем он снова взглянул на нее и лениво улыбнулся. – Во всяком случае, вам должно быть лестно.

– Лестно? Оказаться здесь, с вами? – Она мрачно улыбнулась. – Мои слова о степени вашего эгоизма – сущая правда. Он настолько велик, что может заполнить футбольный стадион.

– Я имел в виду причину, по которой вы приехали сюда со мной.

Франческа посмотрела на него.

– Вряд ли кому польстит то, что он стал добычей в карточной игре. Послушайте, я вас сколько раз просила прекратить эти ваши бесконечные “cara” и “bellissima”! Если вы таким образом хотите произвести на меня впечатление…

– Я пытаюсь произвести впечатление?

В его голосе звучало столько явного удивления, что Франческа покраснела, но отступать было поздно.

– Наверное.

Макс сложил руки на груди.

– Почему вы сделали такой вывод? Она еще больше покраснела.

– Теперь вы пытаетесь поставить меня в неловкое положение.

– Это самый простой вопрос, Франческа. Неужели сложно ответить?

Наступило короткое молчание.

– Я сужу по тому, что произошло вчерашней ночью, – наконец сказала она. – Если вы думаете, что я забыла…

– Нет, – произнес он тихо и скользнул взглядом по ней. – Я так не думаю.

– Я имею в виду, что вы теряете время, если думаете, если надеетесь, что я клюну на все это.

Он смотрел на нее почти ласково.

– Вы считаете, что я все это устроил, чтобы соблазнить вас? Игра в покер, спор с вашим сводным братом.

– Мне показалось, что да. И сейчас: это очаровательное маленькое кафе, и шампанское, и… – Она подняла подбородок.

Его голос прошелестел словно мягкий шелк. Он наклонился еще ближе и осторожно обхватил запястье Франчески.

– Давайте на секунду представим, что я влез в это безобразие из-за вас. – На его лице мелькнула улыбка хитрого кота.

– Так неужели все мои усилия пойдут насмарку? – Она поспешно вырвала руку, но, видимо, он уже успел уловить учащенное биение ее пульса. – Нет, – сам же ответил Макс на свой вопрос, – нет, думаю, что не пойдут.

– Можете думать что хотите. С таким эгоистом, как вы, спорить бесполезно. – Франческа резко вскинула голову. – Я просто хочу, чтобы между нами не было неясностей. Меня угощали шампанским и до вас. И называли всякими ласковыми именами.

– Я не сомневаюсь в этом.

От его тона ее бросило в дрожь.

– Вы разочарованы, Макс? – Она одарила его сладчайшей улыбкой. – Вы что, думали, я жила недотрогой в ожидании вашего появления?

Она заметила, как у него задвигались желваки.

– А что, если я скажу “да”? – Он наклонился еще ближе, в его глазах блеснули огоньки, словно сверкнули два алмаза. – Что тогда, cara?

С замирающим сердцем она посмотрела на него. Она знала, что он думает о ней, он довольно ясно дал это понять, и, в сущности, шут с ним и с его мыслями! Он для нее никто, эта ночь пройдет, и они больше никогда не увидятся.

И все же Франческа невольно задалась вопросом, а что будет, если она скажет ему правду, если сможет выдержать его холодный взгляд и заявит, что никогда не была близка с мужчиной и никогда не реагировала на поцелуи так, как вчерашней ночью. Ее взгляд скользнул по его лицу и замер на губах, девушка вдруг вспрмнила их вкус, жаркие поцелуи, его горячее тело.

– Франческа?

Его голос прозвучал мягко, девушку словно обдало ласковой струей теплого воздуха. Подавшись вперед, он легонько коснулся рукой ее щеки. Она почувствовала это прикосновение. Стоит только чуть-чуть повернуть голову, и можно дотронуться губами до его кожи, поцеловать его ладонь.

Прекрати, приказала она себе, немедленно прекрати!

Она отстранилась и взяла свой бокал.

– Я бы сказала, вы несколько староваты, чтобы верить в волшебные сказки, – ответила она, сделав приличный глоток шампанского.

– Вы та женщина, которая всегда предпочитает говорить правду, да, Франческа? Вашему брату следовало бы поучиться у вас, cara.

– Ну вот, опять. Я сколько раз повторяла.

– Совершенно случайно. – И, словно защищаясь, Макс шутливо поднял руки. – Просто некоторые слова и некоторые фразы у меня выскакивают сами.

– Ну конечно, – холодно ответила она. – В зависимости от ситуации. Для Стефана французский язык, для Чарлза английский. А для женщин вы изобрели свой милый акцент и вкрапления из какого? Итальянского?

– Да. Итальянского.

– Мм. – Она выпила еще вина. У нее пересохло в горле, а тут все равно пропадает хорошее вино. – Итальянский. В соответствии с именем. Откуда вы его раздобыли? С театральных афиш? Макс рассмеялся.

– Имя, как и язык, досталось мне от отца. Мне очень жаль, что оно раздражает вас.

– Оно меня не раздражает. И никакого значения для меня не имеет. Вы как угодно можете себя называть. Я говорила вам, что оно меня не трогает.

– Но вы должны быть польщены.

– Вы уже говорили это. Но…

– Франческа, вы обвинили меня в том, что я специально все подстроил, но, как бы мне ни хотелось согласиться с вами, это было бы неправдой. – Макс Донелли засмеялся каким-то неестественно-ледяным смехом. – В конце концов, никто не собирался выставлять Чарлза на посмешище. Он умудрился это устроить сам.

– Неправда. Если помните, я была там. Вы ловко вовлекли его в карточную игру.

Макс небрежно пожал плечами:

– Я виноват лишь в том, что выгодно использовал представившуюся возможность. Вернее, две возможности. – Он обнажил зубы в улыбке.

– Две?

– Да. Первый раз – когда заставил Чарлза сесть за карты. – Он оглядел ее лицо, продолжая улыбаться. – А второй раз – когда у меня хватило ума указать на вас в качестве приза.

Краска залила щеки девушки.

– Мне не нравится, как вы говорите об этом. По-вашему получается, будто… будто…

– Я хочу получить удовольствие в вашем обществе, Франческа.

Она сделала глоток вина.

– Причем как можно дольше, чтобы лучше помнить. Мне кажется, cara, я просто обречен радоваться тем крохам внимания, на которые вы так скупитесь, не правда ли?

Он опять дразнил ее. Это ясно по его тону и видно по глазам. У нее перехватило дыхание. Она может положить конец этим насмешкам. Надо всего лишь посмотреть ему в глаза и сказать.

– О чем вы думаете, Франческа?

Она взглянула на него. Хоть он и говорил почти безразличным тоном, у нее появилось ужасное подозрение, что он снова прочел все ее мысли. Она отвела взгляд. Господи, как гудит голова. Что это с ней?