Выбрать главу

После завершения последнего серьезного романа прошло уже несколько месяцев, и Роберт чувствовал беспокойство. Ему нравилось совместное проживание с женщиной, хотя при необходимости не тяготила и собственная компания. Но женщинами он наслаждался по-настоящему, физически и морально, поэтому предпочитал длительные стабильные отношения. Встреч на одну ночь Роберт не выносил и презирал глупцов, которые искали подобного разнообразия. И воздерживался от занятий любовью, пока женщина не соглашалась на длительную связь.

Валентина тактично приняла известие о его предполагаемом долгом отсутствии. В конце концов, любовниками они пока не стали и ничего друг от друга не требовали. В ее голосе Роберт расслышал мягкое сожаление, но она не попросила его позвонить по возвращении.

Точка поставлена, и он несколько минут сидел с хмурым видом, позволив себе вспоминать приятные отношения, которые, увы, не развились до интимной связи. Перспектива долгого ожидания не радовала.

Роберт никогда не относился к сексу легкомысленно и держал свою чувственную натуру под строгим контролем. При том различии в силе, которое существовало между полами, не контролирующий себя мужчина мог легко причинить женщине боль, что вызывало у него отвращение. Роберт сдерживал и свой сексуальный аппетит, и силу, управляя ими с холодной головой. Давить было не в его привычках, как и скрывать свою заинтересованность. Его женщины всегда знали, на какой ступени находятся их отношения. Роберт позволял своей леди задавать темп, самой выбирать скорость сближения и уважительно относился к естественному опасению женщины отдать свое нежное ранимое тело более сильному и крупному мужчине. Когда дело доходило до секса, он неспешно ласкал партнершу, пока они оба не возбуждались до невозможности. Такой самоконтроль не доставлял ему неприятных ощущений, и он мог часами гладить нежные интригующие женские изгибы. Долгие предварительные ласки помогали ему удовлетворять собственный голод и усиливать желание женщины.

Он считал, что нет ничего лучше первой ночи с новой партнершей. Никогда больше не бывает такой страсти и жара. Роберт любил делать первую ночь для своей леди особенной и не пренебрегал мельчайшими деталями, чтобы побаловать свою избранницу: романтический ужин на двоих, свечи, продуманные подарки, безраздельное внимание. Когда приходило время идти в спальню, он сдерживал себя и использовал свой богатый опыт, чтобы снова и снова доставить ей удовольствие, прежде чем позволял себе расслабиться.

Думая о том, чего лишила его проблема в Алабаме, Роберт ощутил раздражение.

Его размышления прервал стук в дверь. В кабинет заглянула Фелис.

— Идите домой. Не нужно было задерживаться, — попенял он.

— Курьер принес для вас конверт, — доложила она, подошла и положила письмо на стол.

Замечание босса Фелис проигнорировала. Она редко уходила раньше него, как бы поздно ни было.

— Идите домой, — спокойно повторил Роберт. — Это приказ. Я вам завтра позвоню.

— Ничего не нужно, пока я не ушла? Свежий кофе?

— Нет, я не задержусь.

— Тогда желаю вам хорошей поездки.

Фелис улыбнулась и вышла. Некоторое время Роберт слушал, как она в приемной собирается и запирает документы на ночь. Его грызли сомнения, что в этой поездке будет хоть что-то хорошее. В теперешнем настроении он жаждал мести и крови.

На плотном конверте не было обратного адреса. Из открытого пакета на стол скользнули несколько листков и крупнозернистая фотография: краткое описание проблемы в Алабаме, сведения, известные на настоящий момент, и короткая записка от агента Брента, удостоверяющая личность женщины на фото и подтверждающая готовность ФБР оказать мистеру Кэннону любую поддержку, которая ему может потребоваться.

Роберт взял в руки фотографию и начал пристально изучать. Несмотря на неважное качество, можно было разглядеть женщину, стоящую на причале на фоне моторных лодок. Так вот ты какая, Эви Шоу! Из-за темных очков описать ее оказалось не так просто: блондинка, волосы в беспорядке, выглядит довольно крупной. Да, не Мата Хари [4]. На его привередливый вкус выбор одежды был совершенно неудачен, и выглядела она неуклюжей провинциалкой. Этой женщине подошло бы участие в женских грязевых боях [5]. В общем, неотесанная деревенщина, которая из жадности предает собственную страну.

Он возбужденно сунул бумаги в конверт и почувствовал, что с нетерпением ожидает того момента, когда Лэндон Мерсер и Эви Шоу предстанут перед судом.

...