Выбрать главу

Глава  2

Это был обычный жаркий день южного лета. Пухлые белые облака лениво дрейфовали в насыщено голубом небе под действием бриза столь легкого, что он лишь едва волновал поверхность озера. Чайки неустанно кружились над водой, а лодки сонно покачивались в своих боксах у пристани. На озере можно было заметить лишь нескольких рыбаков и водных лыжников, упорно не обращающих внимания на жару; большинство же рыбаков, вышедших этим утром на рыбалку, возвратились уже к полудню. Тяжелый и влажный воздух был насыщен сильным запахом озера, окружающей зелени и зеленых гор.

Эванджелина Шоу осматривала свои владения из офиса через огромные зеркальные окна, обращенные к пристани. Каждый человек на земле нуждался в своем собственном королевстве, и ее королевством был этот протяженный лабиринт боксов для лодок и доков. Ничего в пределах этих нескольких квадратных акров[6] не ускользало от ее внимания. Пять лет назад, когда она получила в наследство этот причал, дело было захудалым и убыточным. Эви пришлось взять значительный банковский кредит, и уже в течение года она привела причал в порядок, расширила и сделала доходным. Правда, чтобы содержать его, сейчас требовалось немало денег, но и прибыль значительно возросла. При некоторой толике удачи она сможет выплатить кредит в течение трех лет, и причал, свободный от всяких долгов, будет полностью принадлежать ей. Тогда она сможет еще более расширить дело и использовать сбережения для оказания новых услуг. Она только надеялась, что бизнес продержится достаточно долго, так как в последнее время рыбалка стала привлекать все меньше клиентов. А все из-за того, что Управление ресурсами бассейна реки Теннеси разработало программу «контроля за сорняками», в результате чего было уничтожено значительное количество водных растений, которые предоставляли кров и защиту для рыбы.

Но Эви была осторожна и не расширяла дело сверх меры. Она не накопила значительных долгов, в отличие от некоторых владельцев причалов, которые в надежде на постоянный рыбацкий бум влезли в большие займы, чтобы расширить свой бизнес. Ее владения были в безопасности.

Старый Вирджил Додд провел с ней большую часть утра, сидя в кресле-качалке за стойкой и развлекая ее и клиентов рассказами о своей юности, пришедшейся на начало века. Старик был крепок, как кожа ботинка, но на его хрупких плечах висело почти столетие жизни, и Эви боялась, что пара лет или самое большее три года будут для него последними. Она знала его всю жизнь, и все это время он был стар и казался неизменным, как река и горы. Но она слишком хорошо понимала, как мимолетна и ненадежна человеческая жизнь, и дорожила утренними часами, которые он проводил с ней. Вирджил также наслаждался ими; он больше не выходил на рыбную ловлю, как делал это в первые восемьдесят лет своей жизни, но, приходя на причал, мог по-прежнему находиться возле лодок, слышать плеск волн и чувствовать запах озера.

Сейчас они остались вдвоем, и Вирджил начал еще один рассказ из своей юности. Эви взгромоздилась на высокий табурет, время от времени посматривая в окно, не подплыл ли кто-нибудь к бензоколонке на пристани, однако большую часть своего внимания она уделяла Вирджилу.

Открылась боковая дверь, и вошел высокий сухощавый мужчина. Он остановился на мгновение, чтобы снять солнцезащитные очки и дать глазам привыкнуть к относительному полумраку помещения, затем двинулся к ней легкой походкой пантеры.

Эви кинула на него быстрый взгляд, прежде чем снова обратиться к Вирджилу, но этого оказалось достаточно, чтобы у нее возникло ощущение угрозы. Она не знала, кто он, однако сразу же почувствовала, что он был не просто незнакомцем, он был чужаком. На берегах Гантерсвилла селилось много удалившихся от дел северян, очарованных мягкими зимами, спокойным темпом жизни, низкой ценой проживания и естественной красотой озера. Однако он не был одним их них. Прежде всего, он был слишком молод, чтобы уйти на покой. Эви предположила, что его произношение будет быстрым и четким, одежда дорогой, а обращение с людьми пренебрежительным. Она встречала людей подобного рода прежде, и они ей никогда не нравились.

Но на этот раз было что-то еще, какое-то другое ощущение, от которого возникло желание окружить себя защитной стеной.

Он был опасен.

Улыбаясь Вирджилу, Эви инстинктивно продолжала анализировать свое впечатление от незнакомца. Она выросла с плохими мальчишками, сорвиголовами и хулиганами; юг производил их в большом количестве. Этот мужчина был чем-то другим, чем-то… большим. Он не излучал опасность, он сам был опасностью, которая заключалась в другом типе мышления, сильной воле и резком темпераменте, не терпевшем неповиновения, в силе характера, отражавшейся в его поразительно светлых глазах.

...