Выбрать главу

Даниель внимательно вглядывался в ее лицо, затем нежно поцеловал в губы.

- Это что за парад вы устроили, выскочив в одном белье на улицу при всем народе, миссис Бекэм? - пожурил он ее. - Так не пойдет. - С этими словами он легко развернул Джоли и чуть наподдал под зад, направляя в сторону дома.

Джоли помчалась домой, поминутно оглядываясь. С ее души спал тяжелейший камень: она была так счастлива, что Даниель вернулся домой целый и невредимый. Вдруг она остановилась и обеспокоенно спросила:

- А вы их схватили? Ну, Блейка и мистера Дженьюэри? Знаешь, Блейк убил Роуди... Я это видела собственными глазами.

- Мы нашли их, - ответил Даниель. - Дженьюэри мертв, а Кингстон ранен в колено. Теперь ему не удастся снова удрать из тюрьмы до того, как его все-таки вздернут.

- Значит, все кончено? - сказала Джоли.

Даниель прижал ее к себе и поцеловал.

- Да, кончено, - ответил он.

Ощущение силы и тепла, исходящее от его большого тела, зажгло огонь в крови Джоли и заставило ее сердце биться сильнее.

- Они не сделали тебе зла? - спросил Даниель. Джоли покачала головой.

- Они меня порядком испугали, - честно призналась она. - Я подумала, что больше никогда не увижу тебя, никогда не расскажу, что я чувствую.

Даниель наклонился, чтобы поцеловать ее, но отпрянул, потому что появился Енох. Он шумно отряхивал ботинки от снега прямо на пороге кухни.

Остаток утра прошел в хлопотах. Дотер, как всегда, повез Джемму и Хэнка в школу. Енох с Мэри отвезли Нан обратно к Верене Дейли, после чего отправились к себе.

Даниель был в гостиной, когда Джоли пришла, чтобы напомнить ему об обеде. Она застыла в дверях, увидев, как Даниель взял с каминной полки фотографию, где был снят вместе с Илзе. Он долго всматривался в свое лицо, лицо Илзе - лица других людей, из другого времени.

Тут он заметил Джоли. Бежать было поздно.

- Она была хорошей женщиной, - тихо сказал Даниель.

У Джоли горели глаза, горло перехватило.

- Да, - мягко согласилась она, - я это знаю.

Даниель открыл большой деревянный ларец и спрятал в него фотографию.

- Я был дураком, когда говорил, что отправлю тебя отсюда, - сказал он. - Да, я полюбил тебя с первого взгляда, когда увидел в повозке с петлей на шее. - Даниель закашлялся. - Я заблуждался, когда полагал, что смогу устоять, победить самого себя и не полюблю тебя только потому, что так решил. Но это не получилось.

Джоли приподнялась на цыпочки, чтобы поцеловать его в подбородок.

- А Джемма и Хэнк? Что будет с ними?

- Они тоже остаются, ну, если, конечно, признают нас за родителей, - хрипло ответил Даниель, стараясь скрыть волнение. - У меня в сердце есть пара пустых уголочков, и эти двое заполнили их.

Джоли была вне себя от радости: никогда еще не была она так счастлива.

- Вы, должно быть, очень проголодались, мистер Бекэм?

Даниель молча кивнул, и Джоли вихрем понеслась на второй этаж. Надела теплую шерстяную одежду и домашние тапочки, словом, превратилась в настоящую жену, которую любят и страстно желают. Затем так же быстро помчалась к колодцу, чтобы принести сливки для кофе Даниеля, и снова споткнулась все о ту же половицу.

Расстроенная, Джоли принялась прилаживать ее, и тут в голове у нее пронесся целый вихрь мыслей, словно опавшие листья под порывом ветра. Джоли, закусив губу, с бьющимся сердцем, оторвала половицу и сунула руку в образовавшуюся дыру.

Внутри была спрятана переметная сумка.

Напрочь позабыв о сливках для кофе, Джоли вытащила ее и стала открывать одно отделение за другим. Все они были набиты банкнотами. Подхватив юбки, Джоли со всех ног бросилась к Даниелю.

- Я нашла награбленные деньги! - завопила она, бросая тяжелую сумку на кухонный стол. Ее огромные глаза светились триумфом, ведь сейчас она полностью освободилась от всех подозрений в сговоре с Роуди и Блейком.

Даниель улыбнулся, но не спросил, где Джоли нашла тайник, не открыл сумку и не стал пересчитывать деньги. Он просто взял Джоли на руки и понес ее наверх.

- Это дело нужно отпраздновать, миссис Бекэм, - улыбаясь, шепнул он ей на ухо. И в самом деле, им теперь было что праздновать.

ЭПИЛОГ

Нан Калли никогда не носила фамилию миссис Дженьюэри, однако же она унаследовала лесопилку после смерти своего второго мужа, а также его большой дом и очень приличный счет в банке. К тому же в середине марта она родила прелестную девочку и назвала ее Джоли-Верена в честь двух своих лучших подруг.

Хэнк и Джемма были официально усыновлены семейством Бекэмов. Хэнк изучал медицину и, возвратившись в Просперити, стал первым городским врачом. Джемма вышла замуж за молодого человека, чьи земли граничили с владениями Даниеля, и прожила долгую счастливую жизнь.

Джоли родила Даниеля Бекэма-младшего в мае 1878 года. Затем она подарила мужу еще пятерых детей, все - мальчики, здоровые и сильные, за исключением пятого ребенка, который оказался прелестной девчушкой.

Наконец-то Джоли Бекэм, бывшая уголовница, осужденная к повешению и спасенная от неминуемой смерти Даниелем Бекэмом, который взял ее в жены, обрела то, о чем мечтала всю жизнь - свой дом и свою семью...