Выбрать главу

- А вот и Дотер, - сказал Даниель, снимая шляпу. - Дотер, это Миссис Бекэм.

Джоли была довольна, что ее представили так официально. Она отчасти даже перестала ощущать себя чем-то вроде беспризорного ребенка, подобранного на обочине дороги. Теперь же, несмотря на то, что случилось в ее жизни, в ней снова появилась какая-то гордость.

- Привет, Дотер, - вежливо кивнув, сказала она

Между тем свиное сало растопилось на небольшой сковородке, и Джоли проворно вылила его в кастрюлю с сосисками, а затем переложила мясо на сковородку с длинной ручкой.

- Достаточно мила, чтобы всю ее обцеловать, - заметил Дотер.

Краем глаза Джоли заметила, как отвернулся Даниель, чтобы скрыть усмешку. Джоли вспыхнула.

- Я была бы благодарна, если бы подобные комплименты вы держали при себе, мистер Дотер, - задыхаясь от гнева, сказала она.

- Просто Дотер, - ответил работник. - Я привык не таясь говорить все, что приходит мне в голову. Сам не знаю почему.

- Пойдем умоемся, - предложил ему Даниель, протягивая ковш с горячей водой, которую зачерпнул из бака, стоявшего на печи, захватил большой кусок желтого мыла и вышел на двор Дотер вышел вслед за ним.

Какое-то время до Джоли доносились плеск воды и громкие голоса во дворе, потом Даниель и Дотер снова появились на кухне. Даниель сел за стол и нахмурился, увидев только два прибора.

- А ты разве не будешь есть с нами?

Отведя глаза, Джоли покачала головой:

- Нет, мистер Бекэм, не сейчас. У меня желудок не в порядке.

Даниель вздохнул и потянулся к кастрюле с сосисками, которую Джоли поставила на стол.

- Надеюсь, ничего страшного нет, - буркнул он, ставя на этом точку.

Дотер повесил эмалированный тазик на гвоздь, вбитый в стену рядом с печью, затем тоже подсел к столу. Он выглядел удивительно бесхитростным и простым с причесанными волосами, чистыми руками и лицом, словно студент-первокурсник, желающий понравиться преподавателю.

- Я... я... мне хотелось бы осмотреть дом, если вы не против, - выдавила из себя Джоли и прикусила нижнюю губу, ожидая ответ Даниеля.

- Ты можешь делать все, что хочешь, например, воспользоваться щеткой, - заметил Дотер, кромсая вилкой сосиску и противно скребя при этом по тарелке.

И снова Джоли заметила тень улыбки, тронувшей губы Даниеля, хотя и на этот раз он промолчал.

- А тебе не мешало бы поучиться хорошим манерам, - ответила Джоли.

Дотер не остался в долгу:

- Ха, бесполезно! Это уже пытались сделать моя мать и все мои учителя. Не вышло!

- Иди и посмотри все, что хочешь, - подал наконец голос Даниель. Он был вежливо-дипломатичен, хотя глаза его просто искрились весельем.

С облегчением получив разрешение достойно удалиться, Джоли пролетела через столовую и попала в настоящий дамский будуар. Здесь были невероятных форм и расцветок подушечки, китайские статуэтки, пальмы в глиняных горшках и много фотографий в вычурных серебряных рамках. Тут же прямо перед окном стоял орган. Тонкие шторы, подвешенные на крепких шнурах, чуть колыхались над полированной поверхностью инструмента в такт порывам ветерка.

Джоли подошла к камину, сложенному из белых и серых камней, и посмотрела украдкой на дагерротип, стоявший на каминной полке. Это была явно свадебная сцена, а женихом был Даниель. Рядом с креслом, где он сидел, положив руку ему на его плечо, стояла блистательная, затянутая в шелк невеста, изящная, словно ожившая камея, с пышными темными волосами и очень выразительными глазами.

Гладя на это красивое лицо, Джоли почувствовала себя униженной. Она страстно захотела узнать, как ее звали и что с ней случилось. Но поскольку Джоли была не в том положении, чтобы задавать вопросы, она быстро выскочила из будуара и попала в небольшую комнату, скромно обставленную под кабинет. Здесь Даниель держал свои бухгалтерские счета и другие книги всех видов и размеров.

Чтение было сущей пыткой для Джоли, хотя, если ей надо было что-то узнать, она могла кое-что и прочитать, поэтому она почувствовала острые угрызения совести из-за этого своего недостатка и поспешила удрать из кабинета. Хотелось бы ей знать, что подумает о ней Даниель, когда выяснит, что взял в жены женщину, которая и читать-то толком не умеет.

Мистер Бекэм, наверное, даже и не удивится, когда обнаружит, что она и писать едва умеет, тяжко вздохнула Джоли. Хотя, с другой стороны, вся их брачная церемония заняла всего-то пять минут, вдобавок под тенью виселицы.

Ее снова обдало жаром при воспоминании о том, как она поднималась по ступенькам к виселице, цепляясь за них подолом своих пыльных юбок. Да, тут уже не до романтики. Слава Богу, хоть жива осталась!

Наверху Джоли обнаружила три просторные спальни, две из которых были меблированы. Тут Джоли снова испытала приступ страха, первый с тех пор сегодня, когда веревка обвилась вокруг ее шеи. Она - законная жена Даниеля Бекэма, и не имеет значения, что они совершенно незнакомы, хотя у Джоли были некоторые сомнения относительно того, что он ожидает после того, как зайдет солнце. Если он захочет столько ждать...

У нее подогнулись колени, и Джоли почувствовала настоящую слабость при одной мысли, что ей придется впервые лечь в постель с мужчиной. Если бы не слабость, она ни за что не присела бы на краешек широкой квадратной кровати, как сделала это сейчас.