Выбрать главу

Но сползание в пропасть продолжается. То же самое и с другим пациентом. Я ему объясняю, что причина его заболевания ревность.

Понимаете, ревность это повышенное чувство собственности, семья это земное благо, если человек из-за земельного участка начинает завидовать, презирать и осуждать, зацепляться таким образом за земные ценности, то так же он будет вести себя и в семье. но семья это не только земное, но и духовное благо. Духовную территорию тоже нельзя делать целью. Вот представьте ситуацию. У меня есть земельный участок, и я прогоняю того, кто захотел на нем обосноваться, я это делаю, потому что это моя собственность, и это нормально. А теперь представьте, что я ненавижу человека, который прошел по моей территории, это уже ненормально. А теперь представьте, что я готов убить любого, кто пройдет по моему участку или рядом с ним, это уже патология. Так вот, если для меня участок абсолютная ценность, то я готов убить любого, а если для меня участок средство, то агрессии уже не будет.

Мужчина, у которого рак, смотрит на меня и старается понять, что я ему говорю. Он работает над собой, молится, но его зацепленность за жену и, соответственно, агрессия к ней не уменьшается. День за днем я встречаюсь с ним, лихорадочно пытаясь выправить ситуацию, но ничего не помогает. Есть что-то, что выше духовности, и оно подпитывает зацепленность за жену.

Сотни и сотни раз прокручивая различные варианты, прихожу к одному выводу: любовь к близкому человеку это уже самостоятельная ценность в этой Вселенной. И семья включает все аспекты. Семья как земная ценность. Семья как духовная територия. Семья как территория любви.

Для Вас территория любви пока является абсолютной ценностью. А любимый человек и любовь к нему, как любовь к семье и детям, это всего лишь средство для любви к Богу. Высшей целью может быть только то, что неразрушимо и вечно иначе неизбежно возникнет агрессия. Мы прощаемся и договариваемся встретиться после моего возвращения.

Но я, кажется, уже нащупал главное третью систему ценностей любовь к людям и к миру. Я понимаю, что люди, прочитавшие первую и вторую книги, уже не будут зацеплены за земные и за духовные ценности. но они могут зацепиться за любовь к людям. Чувство любви к людям связано с временными структурами. Насколько опасна абсолютизация времени, т. е. любви к людям, этого тогда я еще не знал. Прозрение наступило в Америке.

На Манхеттене есть два огромных небоскреба-близнеца мирового экономического центра, построенного японцами. Если идти по Бродвею, который находится в 100 м от этих зданий, на одном из фасадов слева можно увидеть живописное панно группу людей, бегущую на роликовых коньках. В этом здании на 5 этаже я веду прием. Сейчас, когда я начал диагностировать пациентов более глубоко, я понял, в чем суть американской психологии. Один из эмигрантов описывал все следующим образом: американцы народ совершенно тупой. У них 2–3 цели в жизни. Главная это деньги.

Здесь все молятся на деньги. Вторая потрахаться, пожрать и выпить. На все остальное каждому американцу наплевать.

А Вам не кажется странным, что с такими интересами народ неплохо живет и процветает?

Он пожимает плечами.

Делать целью деньги это грех, правда? говорю я ему.

Конечно, говорит он, но я деньги не делаю целью.

Конечно, говорю я. Но вот смотрите. Если для меня деньги абсолютная ценность, то они выше всего. Значит, они выше любви к Богу, выше человеческой жизни. Следовательно, в конечном счете, я буду готов убить двух-трех человек из-за денег. Я буду готов убить кого угодно, если он будет покушаться на мои деньги. Потому что цель должна быть незыблемой, и все работает на эту цель. А теперь представьте: я делаю целью духовность. Значит, тот рай, который я создал, нравственный и справедливый, должен быть вечным. Идея, мораль и законы, созданные на их основе, являются высшей ценностью, стоят выше любви к Богу, выше любви к людям и выше человеческой жизни. И тогда буду готов убить уже не одного, двоих, троих, а миллионы.

Что и происходило при социализме и фашизме, когда из-за какой-то идеи страна превращалась в мясорубку. Значит духовность это гораздо большее счастье, но несчастье тоже, если она становится самоцелью. Самое большое частье это любовь к людям и к миру, так думают многие. Но, если я люблю все человечество, а оно не оправдало моих надежд, тогда я буду готов убить все человечество. То есть тот, кто абсолютной ценностью делает любовь к людям, идет к Апокалипсису.

Теперь рассмотрим с этой точки зрения Америку. Здесь рождаются и сюда приезжают те люди, души которых готовы сделать абсолютной целью духовные ценности и любовь к ближним. То есть приезжают люди, богатые духовностью и любовью. И чтобы спасти свою душу от колоссальной агрессии, если не хватает любви и веры в Бога, помогает отречение от любви к людям и от духовных ценностей. Поэтому все начинает строиться на деньгах, наживе.

Люди не контактируют друг с другом, потому что общение, контакты развивают духовность. Деньги становятся важнее любви к другому человек. И, как ни странно, это оправдано с высшей точки зрения. Но здесь есть одно маленькое «но». Отрекаться от любви к людям и от духовности можно тогда, когда этих богатств много. Думать только о деньгах и о земном благополучии может только тот, кто имеет большой запас любви и духовных ценностей.

Это называется " из трех зол выбрать меньшее". но сейчас это время заканчивается. Раньше на Востоке накапливались духовные ценности, на Западе реализовывались. Если раньше запасов духовности человеку хватало не на одну жизнь, то сейчас их можно растратить за несколько лет. Здесь в Нью-Йорке мне все чаще попадаются пациенты, которые оттолкнулись от духовности и любви к людям и успели зацепиться за земные ценности, земные блага. У них начинаются тяжелые формы депрессии, а затем физические заболевания. Они подсознательно чувствуют, что делать целью духовность и любовь к людям опасно. Они начинают жить только земными ценностями. и опять возникают проблемы. И за что бы они не зацепились, все разваливается, приходит ощущение безысходности. Я таким пациентам объясняю, что им необходимо правильно формировать систему ценностей, что без такого понятия, как любовь к Богу, им не выжить.