Читать онлайн "На нашей улице" автора Кларк Мэри Хиггинс - RuLit - Страница 8

 
...
 
     


4 5 6 7 8 9 10 11 12 « »

Выбрать главу
Загрузка...

— Пятого августа.

— Мы едем. Будем через двадцать минут. Спасибо, Лен.

Нужно было побеседовать с детективом из Филадельфии, который занимался делом Карлы Харпер. То, что Мадлен Шейпли и Марта Лоуренс обе пропали 7 сентября, хоть и с интервалом в сто пять лет, могло быть совпадением. Но поскольку и 5 августа пропали две женщины, это уже не походило на случайность. В Спринг-Лейке орудовал убийца, копировавший события столетней давности.

— Пит, понимаешь, что это значит? Если этот тип действует по тому же плану, тридцать первого марта он нападет на следующую жертву.

— Тридцать первого марта этого года?

— Пока что не знаю. Тогда убийства происходили с интервалом в несколько лет. — Томми снова позвонил Лену и, получив интересующую его информацию, сказал Питу: — Первые две женщины пропали с интервалом в двадцать три месяца. Столько же прошло между исчезновением Марты Лоуренс и Карлы Харпер. Если тридцать первого марта этого года исчезнет еще одна женщина, цикл завершится.

После ухода детективов Эмили решила сварить суп. Разверстая яма во дворе и вероятность того, что там похоронен еще кто-то, пугали ее. Ей казалось, что воздух напоен запахом смерти. Куриный суп действует на психику успокаивающе, сказала себе Эмили, а этого мне как раз сейчас и не хватает.

Она пошла на кухню и задернула шторы, чтобы не смотреть во двор. Руки работали сами по себе — чистили морковь, резали сельдерей и лук, сыпали приправы. К тому времени, когда пора было ставить кастрюлю на огонь, она решила позвонить в полицию Олбани и сообщить о том, что произошло вчера вечером.

Она пошла в кабинет, взяла телефон и села на диван. Первым она позвонила детективу Марти Бровски. Он был одним из тех, кто схватил Неда Келера, притаившегося у ее дома. Услышав, что произошло, Марти забеспокоился:

— Моя версия: кто-то подражает Келеру. Мы все проверим, Эмили. И вот еще что. Я позвоню в вашу местную полицию и объясню, что дело серьезное.

Затем Эмили позвонила своему другу Эрику Бейли. Он был рад ее слышать.

— Без тебя в Олбани чего-то не хватает.

— Я тоже по тебе соскучилась. И хотела попросить тебя об одной услуге.

— Готов исполнить любую просьбу.

— Эрик, помнишь, ты мне установил камеры наблюдения? Ты предлагал мне такие же для Спринг-Лейка. Можешь прислать кого-нибудь?

— Могу прислать себя. Я все равно хотел с тобой повидаться. Но в ближайшие дни я очень занят. Понедельник тебя устроит?

— Вполне, — ответила она и повесила трубку.

Следующие три часа Эмили провела за чтением книг, которые дал ей Уилкокс. Отличная подборка, решила она.

В восемь часов Эмили пошла на кухню и закончила приготовление ужина. За едой она тоже читала. Книжка называлась «Воспоминания отроковицы». Ее автор, Филлис Гейтс, с конца восьмидесятых до середины девяностых годов девятнадцатого века проводила лето в Спринг-Лейке. Книга давала полное представление о светской жизни того времени — пикники, танцы, приемы в отеле «Монмут», купание в океане. Но больше всего Эмили заинтересовали отрывки из дневника Филлис.

Эмили закончила ужин. Глаза слипались от усталости, и она хотела уже отложить книгу, как вдруг заметила в дневниковой записи имя Мадлен Шейпли.

18 июня 1891 года. Сегодня днем мы ходили на званый обед к Шейпли. Его давали в честь девятнадцатилетия Мадлен. На веранде расставили двенадцать столов, украшенных цветами из сада. Я сидела за столом Мадлен, так же как и Дуглас Картер, который безумно в нее влюблен. Мы все время по этому поводу над ней подшучиваем.

В другой записи от 1891 года Филлис писала:

Только мы закрыли наш дом и вернулись в Филадельфию, как пришло известие об исчезновении Мадлен. Мама поспешила обратно в Спринг-Лейк, выразить соболезнование, и нашла все семейство в глубочайшем горе. Отец Мадлен признался, что намерен оттуда переехать.

Эмили перелистнула несколько страниц. Ее внимание привлекла запись от октября 1893 года:

Дуглас Картер покончил с собой. В тот трагический день он опоздал на нью-йоркский поезд и вынужден был ждать следующего. Его мучила навязчивая мысль о том, что, не опоздай он, она бы осталась жива.

Моя мама считала, что Дугласам следовало переехать из дома, который расположен как раз напротив дома Шейпли. И считала, что меланхолия не так терзала бы Дугласа, если бы он не сидел целыми днями, уставившись на веранду Шейпли.

Что Дуглас Картер покончил с собой, я знала, подумала Эмили. А что они жили через улицу, нет. Интересно, действительно ли он опоздал на поезд?

23 марта, пятница

Глава четвертая

Толки пошли после вопроса репортера: «Вы допускаете, что убийца Марты реинкарнировался?» С полудня четверга телефон доктора Лиллиан Мэдден звонил не переставая. Утром в пятницу ее секретарша Джоан Ходжес заученно отвечала: «Доктор Мэдден считает неуместным обсуждать вопрос о реинкарнации применительно к делу об убийстве в Спринг-Лейке».

В пятницу ближе к обеду Джоан все же решила обсудить эту проблему со своей начальницей.

— Доктор Мэдден, вы посмотрите, что пишут в газетах, и они, похоже, правы. То, что и Марта Лоуренс, и Мадлен Шейпли обе пропали седьмого сентября, не может быть совпадением. Хотите узнать последние новости?

Ну, теперь выдержи паузу, усугуби эффект, усмехнулась про себя Лиллиан Мэдден.

— Пятого августа восемьсот девяносто третьего года домой не вернулась некая Летиция Грегг, — сообщила Джоан. — А два года назад девушка по имени Карла Харпер, проводившая выходные в отеле «Уоррен», тоже исчезла неизвестно куда, причем именно пятого августа.

Джоан держала в руках свежий номер «Нэшнл дейли». Заголовок на первой полосе гласил: «Серийный убийца восстал из гроба». Статья начиналась так:

Полиция вынуждена признать, что свидетельница, утверждавшая, будто видела Карлу Харпер на стоянке неподалеку от Филадельфии, вероятно, ошиблась. Также признается, что сумка Харпер была подкинута убийцей после того, как газеты опубликовали показания этой свидетельницы. Теперь центром расследования стал город Спринг-Лейк в штате Нью-Джерси.

Джоан впилась взглядом в Лиллиан.

— Доктор, я думаю, Карла Харпер не уезжала из Спринг-Лейка. Я считаю, как и большинство, что в конце девятнадцатого века в Спринг-Лейке орудовал серийный убийца и что теперь он реинкарнировался.

— Полная чушь, — сказала Лиллиан резко. — Реинкарнация — это форма духовного роста. Серийный убийца из девятнадцатого века сейчас расплачивался бы за свои преступления, а не повторял бы их.

И Лиллиан, всем своим видом демонстрируя неодобрительное отношение к подобным беседам, решительно направилась в кабинет. Там она опустилась в кресло и помассировала виски, пытаясь разобраться: что же ее так беспокоит? Какое воспоминание пытается пробиться в ее сознание?

Лиллиан очень хотелось отменить сегодняшнюю лекцию, но это было бы несправедливо по отношению к студентам. За десять лет она не пропустила ни одного занятия в Монмутском колледже. На ее курс записывались тридцать студентов, и на каждую лекцию колледжу разрешалось продавать еще десять билетов. Если репортеры разнюхают про билеты, они наверняка придут.

В тот вечер, как Лиллиан Мэдден и предполагала, все билеты на лекцию были распроданы. И несколько человек, пришедших пораньше, чтобы занять места в первых рядах, были, скорее всего, журналистами — они вооружились диктофонами и блокнотами.

— Моим постоянным ученикам известно, что записывать лекции на магнитофон запрещено, — сказала она, глядя в упор на даму лет тридцати.

     

 

2011 - 2018